Я терпеть не могу варенье

Влияние Виктора Медведчука на украинскую политику, по мнению многих экспертов, уступает лишь президентскому. Один из самых видных политиков в стране, он крайне редко дает интервью даже тем телеканалам, которые поддерживают его партию СДПУ (о). В 18 от 22 мая в рубрике «ТОП-100» «Корреспондент» сделал попытку оценить личность Виктора Медведчука и влияние, которое он оказывает на страну. В статье было указано, что Медведчук отказался отвечать на вопросы журнала. На самом деле глава Администрации Президента (АП) не успел на них ответить. Поэтому собственное видение Виктором Медведчуком своей роли в политике, а также своих оппонентов и союзников мы публикуем отдельно. К сожалению, общение с главой АП по электронной почте ограничило возможности этого интервью.- В чем вы видите преимущества для себя лично от политреформы?

— Для себя лично преимуществ и выгод — никаких. Как для руководителя партии — да, преимущества от проведения политреформы серьезны. Ведь роль партии, которую я возглавляю, как и других партий, в политической жизни страны заметно возросла бы. Повысилась бы ответственность людей, которые представляют партии в парламенте. Парламент много потерял бы как театр и говорильня, как «ярмарка тщеславия», но приобрел бы заслуженную репутацию ответственного и квалифицированного творца нужных стране законов и решений.

— Почему вы поддерживаете Виктора Януковича? Чем обусловлен ваш тактический союз?

— Виктор Янукович выдвинут лидерами партий и депутатских фракций, которые входят в парламентское большинство. О том, что процедура выдвижения кандидата должна быть такой, я говорил еще в 2003 году в своем докладе на XVII съезде СДПУ (о). Выбор Януковича я считаю правильным. Тем более что его выдвижение кандидатом в президенты является продолжением того процесса, в результате которого Янукович стал премьер-министром. Он ведь премьер-министр коалиционного правительства. Чтобы быть последовательным, каждый субъект парламентского большинства должен, по-моему, поддерживать единую кандидатуру.

— Чего вы ожидаете от Януковича, если он станет президентом?

— Я высоко ценю внутреннюю и внешнюю политику Президента Леонида Кучмы. Я работаю на эту политику. Естественно, я уверен, что Янукович продолжит дело Леонида Кучмы. Иного ни ему, ни кому бы то ни было уже не позволит страна.

— Почему вас и Виктора Ющенко считают антагонистами?

— Если бы я был третьим лицом, то ответил бы так: Ющенко в своей деятельности отдает заметную дань популизму, а Медведчук — обыкновенный политик, которого всегда интересует только суть дела. Это видят как друзья, так и недруги. Отсюда — репутация антагонистов.

— Чего вы ожидаете от Ющенко, если он станет президентом?

— Не станет.

— Возможно ли примирение между вами и Ющенко? Если да, то на каких условиях?

— Мы с Ющенко действительно политические оппоненты. Но войны между нами не было, нет и быть не может. Так что не может быть и примирения. А вот улучшение отношений — почему бы и нет? Если, например, Ющенко обеспечит голоса своей фракции за политреформу, я буду от души его приветствовать за это. То же самое если он поддержит единого кандидата в президенты от парламентского большинства. Я думаю, это будет мудро с его стороны.

— Какие у вас доходы, какой собственностью владеете?

— В прошлом году я задекларировал около трех миллионов гривен. Моя собственность — жилой дом и банковские счета. В 1997 году, когда я был впервые избран народным депутатом Украины, я оставил бизнес и продал принадлежавшие мне акции в различных предприятиях. Выручку положил в банк. Я получаю дивиденды свыше $ 30 тыс. в месяц. Никаким бизнесом не занимаюсь и, пока буду в политике, — это правило не нарушу.

— Чем обусловлено ваше влияние?

— Вопрос не ко мне, а к моим политическим, а также личным друзьям и недругам. Если они скажут, что причиной является мое сильное желание влиять на «ход истории» и соответствующие качества характера, я, пожалуй, соглашусь.

— Каково ваше отношение к Леониду Кучме?

— Леонид Кучма стал Президентом Украины при чрезвычайных обстоятельствах: были досрочные президентские выборы, причиной которых явились огромные трудности с реформированием страны. Инфляция исчислялась тысячами процентов. Страна была на грани социального взрыва. Леонид Кучма смог вывести страну из опасного кризиса и привел ее к тому, что сегодня она демонстрирует наивысшие в Европе темпы экономического роста. Кучма — это стабильность, это социально-экономический прогресс, это необратимость демократических реформ. За последние годы моя карьера так сложилась, что я имел возможность многое в деятельности Президента увидеть вблизи и изнутри. Это многому меня научило. Теперь я знаю, что такое государственная мудрость и ответственность за большое дело.

— Кто ваши главные оппоненты?

— Их немного, если учесть, что в Украине живет почти 50 миллионов человек… Во всяком случае, поименно я знаю около двухсот человек. Это те депутаты Верховного Совета, которые голосовали за обращение к Президенту с предложением уволить меня с должности главы Администрации Президента.

— Чем вы занимались в 1991 году во время путча?

— Участвовал в организации движения сопротивления путчу. 19 августа 1991 года, в первый день путча, я, как президент САУ (Союза адвокатов Украины) вместе с вице-президентами Т. Варфоломеевой и А. Нечипоренко выступил с открытым письмом к Верховной Раде Украины, где говорилось, что Союз адвокатов Украины считает создание и действия Государственного комитета по чрезвычайному положению СССР незаконными, антиконституционными, а это событие создало взрывоопасную ситуацию, в которой суверенитет Украины оказался под реальной угрозой. Мы акцентировали внимание на том, что введение чрезвычайного положения в таких условиях может расцениваться только как узурпация власти и грубое попрание прав Украины как независимого государства — члена ООН.

— Нужно ли, по вашему мнению, сносить памятники Ленину?

— Я бы не сносил. Пусть стоят, напоминая нам о страницах нашей истории. А впрочем, это должны, по-моему, решать жители тех городов и сел, где стоят эти памятники. Вообще памятники сносят горячие люди в горячие часы истории. Потом, бывает, жалеют. Горячих голов у нас и сегодня хватает, но горячие исторические часы, слава Богу, миновали.

— Были ли вы членом Компартии?

— Не был.

— Каково ваше жизненное кредо?

— Еще в детстве врезался в сознание девиз Сани из «Двух капитанов» Каверина — «Бороться и искать, найти и не сдаваться».

— Каким вы видите собственное политическое будущее?

— Я связываю свое политическое будущее с будущим своей партии — Социал-демократической объединенной. Есть все предпосылки, чтобы это будущее оказалось хорошим и интересным.

— Что есть для вас политика?

— Искусство возможного.

— Если бы вы внезапно утратили все свое политическое влияние, что бы вы делали?

— Летом варил бы варенье, а зимой пил бы чай с этим вареньем. Это по совету писателя Василия Васильевича Розанова. Так он отвечал своим политизированным читателям на вечный русский вопрос «Что делать?». Но это я говорю для красного словца. Во-первых, я терпеть не могу варенье. Во-вторых, не собираюсь утрачивать свое политическое влияние — во всяком случае, пока Бог дает здоровье. А в-третьих, не политикой единой жив человек. У меня есть любимая жена, дети. И главный смысл жизни, наверное, в этом.

— Что оправдывает право очень богатых людей сосредоточивать в руках политическую власть?

— Вопрос не совсем удачно сформулирован. Или чересчур цинично. Да, были мыслители, которые относились к демократии скептически из-за того, что в ней большую роль играют деньги, а законодательство, мол, делает вид, что этого не замечает. Кто-то даже сказал, что демократия, по существу, закончилась, едва начавшись, именно в тот день, когда в политическую борьбу включились деньги. С тех пор прошло почти сто лет, и люди должны были, на мой взгляд, убедиться, что эти похороны демократии были преждевременны.

Да, конечно, деньги, особенно большие деньги, могут искажать демократический процесс, но демократия нашла в себе достаточно внутренних сил и механизмов, которые способны исправлять положение. А стремление больших денег оказывать влияние на власть, на законодательство, по-моему, естественно, хотя не всегда во всех отношениях благотворно. Капитал — существо уязвимое и оттого пугливое. Деньгам требуются стабильность и другие благоприятные условия не просто для существования, а для работы, для воспроизводства. Этим объясняется то, что из состоятельных людей нередко получаются выдающиеся, ответственные политики.

— Что оправдывает слишком низкое участие народа в процессах управления страной?

— Ничто не оправдывает. Этот вопрос тоже не совсем точный. Может быть, уместно говорить о том, чем объясняется пассивность населения? Причины хорошо известны, подробно изучены. В Украине нет ни одной причины, которая не встречалась бы в других странах вчера или сегодня. Главная причина политической пассивности населения — бедность. Правда, иногда эта пассивность внезапно сменяется взрывной активностью вроде революции 1917 года. И, к сожалению, больше всего от нее страдают простые «взорвавшиеся» люди.

— Не устали ли вы от политики?

— Конечно, устал, но от других занятий я устану еще быстрее и больше. Так что от добра добра не ищут.

— Хотите ли вы больше власти? Если да, зачем?

— Конечно, хочу. Но мало ли чего мы хотим. Вопрос — не к действующему политику.

— Чего вы больше всего на свете не любите?

— Борщ без мяса и сало без хлеба.

— Почему у вас так много оппонентов?

— Потому что я много работаю и ставлю перед собой серьезные задачи и цели.

Другие статьи этого номера