Как авторитетнейший главком признал правоту главного флотского строителя

Авторитетнейший главком в нашем рассказе — это Адмирал Флота СССР С.Г. Горшков. В течение трех десятков лет он возглавлял могущественное военно-морское ведомство сверхдержавы. А флотский строитель — это ныне генерал-майор в отставке С.А. Полоцкий. Жизнь могла распорядиться так, что они никогда не вступили бы в дискуссию…Представьте: две военные иерархические лестницы. На верхней ступени одной — прославленный флотоводец, а на условно десятой ступени соседней лестницы — начальник строительного управления одного из флотов, в нашем случае Краснознаменного Черноморского. На погонах первого — крупные, шитые золотом адмиральские звезды по одной на каждом и государственные гербы, на погонах другого — по три полковничьи металлические звездочки. Ощущаете дистанцию? Могли ли они не в условиях «гражданки», а в специфических условиях военного ведомства вступить в дискуссию, тем более по крупному, где-то судьбоносному вопросу? Противоречие момента, кажется, должно было поставить все на привычные места: «Приказываю!» — с одной стороны. «Есть!» — с другой. Все! Но в том-то и дело, что столкновение мнений, мнений аргументированных, мнений людей небезразличных, компетентных — лучший путь к оптимальному решению. И в среде военных тоже. Тем паче что главкому хорошо было известно, кто при обсуждении серьезного вопроса позволил себе, мягко говоря, высказать в чем-то отличительное мнение.

К тому времени за плечами С.А. Полоцкого был огромный опыт. Под его началом трудились тысячи и тысячи военных строителей и гражданских специалистов. Поднимали не только жилые дома и казармы, но и сложные гидротехнические сооружения. Всей душой Семен Александрович полюбил сложные инженерные сооружения, когда в окрестностях Севастополя поднял первую РЛС — радиолокационную станцию, способную «видеть» до малейших подробностей все море и дальние его берега. С объектов построенных при непосредственном участии С.А. Полоцкого станций осуществлялись наблюдение и руководство полетами первого отечественного спутника Земли и пилотируемых космических кораблей. При этом по работе главному флотскому строителю приходилось общаться с выдающимися учеными, в том числе с С.П. Королевым и М.В. Келдышем, космонавтами.

Нет, С.Г. Горшков и С.А. Полоцкий просто не могли не встретиться. Не в силу даже заслуг на своих командных постах.

— Где-то с конца 60-х, в течение 70-х и в первой половине 80-х годов, — вспоминает Семен Александрович, — страна работала над тем, чтобы обеспечить выход своего флота на океанские просторы и постоянное там его присутствие.

Строились новые корабли-ракетоносцы, самолеты соответствующих выдвигаемым задачам типов. Открывшимся высоким требованиям должна была отвечать и береговая инфраструктура.

Из множества возведенных совершенно уникальных объектов назовем лишь один — самый памятный и любимый, по поводу которого С.Г. Горшков и С.А. Полоцкий вступили в дискуссию. Это легендарная НИТКА — наземный испытательный тренажер корабельной авиации.

— А что, — спрашиваю, — разве на корабле нельзя было отрабатывать взлет-посадку?

— Не было у нас еще в то время подходящих для этой цели кораблей. Они строились синхронно с объектами на суше.

За «нитку» взялись после того, как был отвергнут вариант использования катапульты для запуска летательных аппаратов с вертикальным взлетом. Катапульту забраковали авиаторы.

Остановились на «нитке» — трехсотметровом с лишним при ширине в 80 метров подобии палубы авианесущего корабля. Объект требовалось разместить в Крыму. С.Г.Горшков назвал несколько возможных адресов на полуострове. А С.А.Полоцкий — единственный пункт, указав на сулящие им удобства и выгоды. Главкома охватили сомнения. Его можно было понять. Получив «нитку», Военно-Морские Силы по существу теряли авиагарнизон, отмеченный, кстати, крупным историческим событием конца Великой Отечественной войны. Сергея Георгиевича так и не убедили до конца аргументы Семена Александровича и его единомышленников в пользу размещения «нитки» на указанном ими месте.

С.А.Полоцкий очень рисковал. Ведь объект ответственный, аналогов которому не было. К тому же он дорогостоящий. Например, чтобы вырыть под него котлован шестиметровой глубины, требовалось переместить 180 000 кубометров грунта. Прокладывался трехкилометровый водовод диаметром трубы почти до полутора метров. По нему потом подавали десять тысяч кубометров воды в час. Подводились другие инженерные коммуникации. Изготовленные в Николаеве металлоконструкции можно было доставить только морем. В районе же строительства причала нет. Специально построили пирс длиною в 208 метров.

Наконец строительство было завершено. Массивное, мощное, крепкое сооружение, оно все же изумляло изяществом и легкостью. Особенно там, где был устроен трамплин в 14 градусов. По поводу того, что оптимальны не 10 и не 15 градусов, а именно 14, тоже шли споры. Окончательная цифра была выведена наукой.

На помещенной здесь фотографии мы видим С.Г. Горшкова в центре. За его спиной — сопровождавшие его высшие офицеры из Москвы. Все строгие, придирчивые, сомневающиеся. И почти ни одного знакомого лица. А справа от Адмирала Флота СССР в то время полковник С.А. Полоцкий. Выслушав его подробный доклад, С.Г. Горшков заключил разговор словами:

— Вы были правы, предложив именно это место для строительства тренажера.

С тем Сергей Георгиевич со своей свитой и убыл.

— В настоящее время НИТКА отошла к Украине, — говорит ветеран. — Сооружение содержится в хорошем состоянии. По-прежнему на нем тренируются российские военные морские летчики, за существенную плату, естественно.

P.S.

Сегодня С.А.Полоцкому исполняется 80 лет. По случаю юбилея он принимает теплые поздравления севастопольцев, гостей. Люди благодарят ветерана за созданный при его активном участии в последние годы музей военных строителей, выпущенную книгу о них. Редакция «Славы Севастополя» присоединяется к уже сказанным Семену Александровичу приветствиям и пожеланиям крепкого здоровья и счастья.

Другие статьи этого номера