«Легендаpный Севастополь». Так pодилась песня, котоpая с нами полвека

В фондах Музея героической обороны и освобождения Севастополя хранится комплект материалов художественного руководителя и главного дирижера Ансамбля песни и пляски ЧФ в 1950-1974 гг., народного артиста Украины, заслуженного деятеля искусств России Бориса Валентиновича Боголепова. Среди других ценных и интересных документов комплекса есть замечательная рукопись — его воспоминания о встречах с композитором Вано Ильичом Мурадели и о том, как была создана песня «Легендарный Севастополь». Ведущий научный сотрудник Музея героической обороны и освобождения Севастополя Л.БАРАНОВСКАЯ передала их в редакцию нашей газеты.Б.В.Боголепов рассказывает: «В 1950 г. я был назначен художественным руководителем ансамбля песни и пляски ЧФ. Действующий репертуар Ансамбля требовал пополнения новыми произведениями. Композиторы К.Листов, Б.Мокроусов, Ю.Слонов, В.Макаров, служившие на флоте во время Великой Отечественной войны, в 1945 г. демобилизовались и свое творчество в основном переключили на мирные темы. Политуправление ЧФ решило опереться на местные творческие силы, но это не дало желаемого результата. Член Военного совета вице-адмирал Николай Михайлович Кулаков предложил пригласить композитора Мурадели. Он говорил: «Нам нужна песня, которая бы воспела героические дела Севастополя в дни Великой Отечественной войны». Вано Ильич дал согласие и в конце июня 1954 г. прибыл в Севастополь с женой Натальей Павловной…В гостиницу ехали медленно — так попросил Вано Ильич. День был солнечный. К 1954 году центральное кольцо города было восстановлено. Ярко-белые дома из инкерманского камня, как лебеди, выделялись на фоне голубого неба. «Наташа, смотри, какая красота», — и как бы между прочим сказал мне: «Привез текст песни «Легендарный Севастополь», стихи московского поэта Петра Градова. Есть наметки мелодии».

Утром следующего дня Мурадели был принят членом Военного совета, а затем мы отправились в ансамбль. В это время он размещался в районе Херсонеса, в небольшом одноэтажном доме. Шла репетиция хора и оркестра, проводили ее дирижер А.А.Молохов и хормейстер П.П.Турылев… Цветы, аплодисменты. Мурадели тепло поздоровался, передал привет от московских композиторов: «Я приехал к вам с задачей написать песню о Севастополе, первыми исполнителями которой будете вы. Дело ответственное, будем работать вместе». Вано Ильич прочитал текст, затем сел за рояль и сказал о том, что мелодию сочинил в Москве, но окончательно оформит ее здесь, так как в процессе работы могут быть изменения. Затем Мурадели запел. Пел он великолепно, обладал красивым драматическим баритоном. Окончив, обвел всех взглядом, как бы спрашивая: «Ну как?». Песня понравилась сразу.

Дальше пошли творческие будни. Ежедневно в течение нескольких дней я заезжал за Мурадели в гостиницу, затем отправлялись в ансамбль. Прибывали обычно за 10-15 минут. Это были минуты дружеской встречи композитора с артистами ансамбля. Вано Ильич был отличным рассказчиком. Он умел самый простой эпизод подать образно, с юмором. Беседуя, он интересовался делами коллектива, особенно песнями, которые исполнял хор во время Отечественной войны.

В один из дней он сказал: «Борис Валентинович, прошу послушать окончательный мелодический план песни и ее ритмическую основу. Песня боевая, поэтому ритм должен быть ярко пунктирным». В подтверждение этого продекламировал первый куплет. В дальнейшем я обратил внимание, что Мурадели непрестанно декламировал стихи, на которые писал музыку, ища подходящие интонации. У нас возник небольшой спор. Дело в том, что припев на словах «легендарный Севастополь» вызывает желание начать первые два слога из-за такта, а не в такт, как написано у Мурадели. Вано Ильич сказал: «Пойдемте к хору — посоветуемся» (хор занимался в соседней комнате). Он обратился к артистам: «Друзья! У нас небольшое сомнение. Одна голова хорошо, много — лучше». Сел за рояль и так убедительно спел, что в душе я уже был согласен с его вариантом. Мнения артистов разделились.

Другие статьи этого номера