В воскресенье в Севастополь из очередного исследовательского рейса возвратилось судно «Профессор Водяницкий». Возглавлял научную экспедицию академик НАНУ Е.Ф.Шнюков

Трудно переоценить значение исследования Черного моря. Понятно, что человек в поисках энергии устремляется в моря и океаны, ведь на суше все явственнее ощущается дефицит энергетических ресурсов. Другая проблема — экологическая, потому что с этой точки зрения добыча в море более выгодна и безопасна. К сожалению, в последнее десятилетие исследовательские рейсы отечественных судов резко сократились, собственно говоря, научных кораблей просто не осталось. Исключение — судно «Профессор Водяницкий» Торгового дома «ГЕСС и Ко». В то же время значительно возрос интерес к нашему бассейну со стороны зарубежных специалистов, ныне они устремились в те районы, где прежде активно и успешно работали советские ученые. В первую очередь это связано с поиском топливно-энергетических месторождений.Чего только нет в Черном море! Газогидраты, подгидратный газ, газовые факелы, грязевые вулканы — это все газ. Однако точной количественно и качественно никто еще оценки не сделал, хотя, по предположениям специалистов, в Черном море содержится 25 триллионов кубометров газогидратов. Море пока не поделено, но в случае дележа на долю Украины может выпасть 7-10 триллионов. Это «заоблачные» объемы. Даже трудно себе представить, что в перспективе в центре европейского континента будет использовано такое колоссальное топливно-энергетическое месторождение.

Вот почему не случайно на Черном море все активнее работают американские, немецкие и прочие исследователи, причем работают из года в год, на суперсовременных научных судах (вспомним судно «Метеор» из Гамбурга, которое два года назад заходило в Севастополь). Самое главное заключается вот в чем: кто первым пойдет на месторождения, тот на десятилетия захватит лидерство на сырьевом рынке. Кстати, «Газ-пром» принял серьезную программу изучения газогидратов, в том числе на Черном море. Несмотря на то, что российские запасы газа и так колоссальны, было подсчитано, что с учетом потенциальных газогидратов эти запасы можно увеличить в 50 раз. Добывать газ из газогидратов «Газпром» планирует в 2020 г. Япония наметила начать разработки в регионе Японских островов в 2007 г., а в 2017 г. страна уже превратится в экспортера газа.

А у нас, к сожалению, долгое время денег на океанологические исследования не хватало, продолжались дискуссии: финансировать науку или не финансировать, давать деньги на экспедиции или не давать.

— Нам предстоит и в дальнейшем заниматься изучением нефтегазоносного потенциала Черного моря, — говорил перед рейсом академик НАНУ Е.Ф. Шнюков. — Кое-что уже было сделано в этом направлении в предыдущих рейсах. Так, во впадине Сорокина были обнаружены гигантские газовые фонтаны — свыше 850 м. Позднее исследователи, работавшие в этом районе, уверяли, что фонтанов там нет. Это может означать, что фонтаны функционируют эпизодически. Примерно такой тип вулканов известен в Азербайджане, так было на промысле Лохбатанском. Нефтепромысел там создали, и он проработал 60 лет. Поэтому интерес к нефтегазовому потенциалу Черного моря связан не только с мелководьем, где ведутся разработки, а и с глубоководной частью моря. Перспективы изучения очень хорошие. Беда лишь в том, что мы мало еще работаем, поскольку эти исследования недостаточно финансируются. В предыдущие годы наши экспедиции поддержали различные структуры, в том числе «Укртелеком». Всегда шел навстречу и предоставлял судно для научных работ руководитель Торгового дома «ГЕСС и Ко» Ю.М.Кравцов. Но я с удовольствием отмечаю, что в этот раз мы выходим в рейс целиком по линии Академии наук Украины. Как будто бы правительство сейчас повернулось лицом к океанологическим исследованиям, есть обещание дать средства на морские экспедиции в будущем году. Должны быть четкая государственная стратегия приоритетов и под них деньги.

И вот мы снова встретились с Евгением Федоровичем по завершении экспедиции. Настроение у академика приподнятое, чувствуется удовлетворение от проделанной работы. Нынешний рейс проходил по следующему маршруту: вышли из Севастополя, работали на Форосском выступе, во впадине Сорокина, потенциальном районе газогидратов, затем изучали материковый склон и шельф Керченского района, центральную часть моря, зашли в Стамбул, исследовали факелы на северо-западе бассейна и кристаллические породы Ломоносовского подводного массива. В целом прошли тысячу миль, поставили 25 станций, подняли два десятка колонок, выполнили 10 драгировок.

— Во время движения судна мы проводили эхолотный промер, он позволил нам обнаружить на материковом склоне и на шельфе Керченского полуострова несколько десятков газовых факелов, из них часть была достаточно мощной. Один из газовых факелов оказался грязевым вулканом. В честь известного гидрографа Льва Ивановича Митина мы назвали вулкан его именем. Сотрудники отряда гидрохимии из Морского гидрофизического института под руководством Ю.Н.Горячкина проводили изучение водной толщи в районе грязевого вулкана. Оказалось, что там повышено абсолютное содержание сероводорода. И это в какой-то мере очень интересная находка, потому что она позволяет предполагать приток сероводорода не только в результате процесса сульфатредукции, а при поступлении вод или газа из недр. И это можно посчитать новым источником формирования сероводородного потенциала Черного моря.

Особенно ценным результатом работы Е.Ф.Шнюков считает обнаружение и подъем из двух точек моря газогидратов. И прежде исследователям удавалось находить газогидраты, однако сохранить их при подъеме на борт судна чрезвычайно сложно. А здесь — редкий случай! — пробы белого рыхлого снега толщиной в палец были подняты с глубины в 800 метров. Их отобрали, сфотографировали, газ сразу же перегнали в стеклянные ампулы, запаяли и передали для изучения в лабораторию. Дальнейшие исследования будут вестись в Институте океанологии РАН, которую представляли в рейсе два профессора.

Для самого Е.Ф.Шнюкова, как знатока геологии Черного моря, существенный интерес представляло изучение коренных пород дна, в частности на Форосском выступе. Возможно, это позволит в будущем понять многие проблемы геологической структуры Черного моря. Не секрет, что прежде высказывалось мнение о существовании понтиды, т.е. перемычки между Крымом и Турцией. Последующие геофизические исследования это опровергли, однако сам по себе Форосский выступ представляет собой как бы начало этой существующей некогда перемычки.

— В общем, рейс получился интересный, — подводит итог Е.Ф.Шнюков. — Это очередной камешек в фонд строительства науки. Коллектив экспедиции — известные ученые, доктора и кандидаты наук — отменно поработал. Хорошая команда. Хороший капитан Н.И.Корзик. Судно поддерживается на высоком уровне. Мы ощущали поддержку, заботу и заинтересованность судовладельца Ю.М. Кравцова в том, чтобы продолжались научные изыскания.

А главное — есть надежда, что интерес к исследованиям нефтегазоносного потенциала Черного моря проявился и у Национальной академии наук Украины.

Другие статьи этого номера