«Нам нужна морская политика, а строить корабли умеем»

Контр-адмиралу в отставке Николаю Гавриловичу Клитному недавно исполнилось 75 лет, 50 из которых отданы служению флоту. Прошел этот человек путь от курсанта Бакинского военно-морского подготовительного училища (1943) до первого заместителя командующего Черноморским флотом (1980).Служил на подводном флоте на Камчатке, поднимаясь по ступенькам офицерской карьеры — от командира группы дизельной субмарины «Ленинец» до командующего Камчатской флотилией подводных лодок. Учился в Военно-морской академии и академии Генерального штаба. Уволился из Вооруженных Сил в 1991 году.

С обретением Украиной независимости дал согласие и в 1993 году был призван в Вооруженные Силы Украины на должность советника командующего ВМС в самый сложный период развития национального военного флота.

С 1995 года Клитный работает старшим научным сотрудником Научного центра Военно-Морских Сил Вооруженных Сил Украины, передавая свой бесценный жизненный и флотский опыт молодым морякам.

В преддверии празднования Дня ВМС ВС Украины и в связи с 75-летием со дня рождения мы попросили Николая Клитного ответить на вопросы редакции.

— Николай Гаврилович, на ваших глазах происходило рождение, становление и развитие Военно-Морских Сил Украины. Сегодня флот находится на очень сложном этапе реформирования. Все ли удается? Какие проблемы?

— То, что реформирование назрело, в этом никто не сомневается. И те меры, которые сегодня предпринимают высшее руководство страны и обновленное Министерство обороны во главе с Евгением Марчуком, в целом адекватны ситуации и стремлению Украины в евроатлантические структуры.

Желание получить компактные Военно-Морские Силы, которые бы эффективно решали все основные задачи, похвально. И то, что Украина не предвидит своего участия в больших войнах, — логично в связи с укреплением системы общеевропейской безопасности. Тем не менее вооруженные региональные конфликты, по опыту последних лет, возможны, а потому нашему государству необходим небольшой современный флот.

В ходе реформирования идет постепенная перестройка всей структуры ВМС на стандарты НАТО. Мне приходится много работать с офицерами альянса, у которых есть чему поучиться. Характерно то, что все они — глубокие специалисты по своему профилю. Нравится их прагматичная методика подготовки и использования сил. Они просчитывают, например, не только состав сил в соответствии с угрозой, но даже затраченные средства, чего мы делать пока не умеем. Однако учимся и научимся.

Реформирование флота предполагает автоматизировать всю систему управления — от получения информации об обстановке до принятия решения. Этой проблемой наш научный центр сегодня вплотную занимается. И реально Военно-Морские Силы в этом вопросе находятся впереди других видов Вооруженных Сил. Понятно, для реализации задуманного нужны немалые средства. Если они будут получены, то мы сможем использовать их для дела с большой эффективностью.

— И какой флот, Николай Гаврилович, нам нужен?

— Сегодня, понятно, основные усилия должны быть сосредоточены на поддержании технической готовности тех кораблей, которые получены в результаты раздела ЧФ бывшего Советского Союза, их модернизации. Постепенная замена основных видов вооружения и боевой техники вооружением и техникой более высоких технологий (иностранного и отечественного производства) позволит подойти к периоду, когда в 2017-2020 годах Военно-Морские Силы получат новейшие современные корабли. Причем наши проектные организации и судостроительные заводы имеют хороший опыт проектирования и строительства кораблей по современным технологиям, следовательно, изобретать велосипед не придется.

Основным типом корабля будет корвет (в советской классификации — малый противолодочный корабль), способный выполнять различные задачи. Это будет унифицированный корабль с ракетным оружием на борту. Он будет эффективно бороться с кораблями, подводными лодками и авиацией противника в Черном море, имея при этом небольшое водоизмещение. Нужно серьезно развивать нам минно-тральные силы, учитывая особенности прибрежной морской акватории Украины.

Не следует забывать нам и о выходе за пределы Черного моря. Государственные интересы требуют этого. К тому же НАТО предлагает Военно-Морским Силам Украины участвовать в мероприятиях по патрулированию Средиземного моря в целях борьбы с мировым терроризмом. Следовательно, нам потребуются корабли типа фрегат, способные плавать практически по всем акваториям Мирового океана.

Как показал опыт локальных конфликтов, корабли должны быть надежно прикрыты с воздуха. Что касается морской авиации, то нашему флоту нужна прежде всего противолодочная авиация, способная на базе самолетов конструкторского бюро Антонова решать свойственные ей задачи над акваторией Азово-Черноморского бассейна.

— А каковы ближайшие перспективы пополнения флота новыми кораблями?

— Мы ожидаем, что в этом году ВМС пополнит корвет «Тернополь», который достраивается на киевском судостроительном заводе «Ленинская кузница». Еще два корвета на подводных крыльях в разных степенях готовности находятся на феодосийском заводе «Море». Для их достройки, еще раз подчеркну, нужны средства.

Что касается ракетного крейсера «Украина», то по нему высшим руководством страны, к сожалению, не принято никакого решения. И это печально. С другой стороны, такой корабль требует большого обеспечения. Ему необходимо солидное противолодочное и противокорабельное охранение — еще 5-6 кораблей. И, наконец, в дальних морях крейсеру не обойтись без судна снабжения. По непонятным причинам в свое время были реализованы два таких судна — танкера «Макеевка» и «Керчь». Сегодня, когда встал вопрос о патрулировании в Средиземном море, перед нами остро возникла проблема такого комплексного судна снабжения.

— Каковы перспективы у многострадальной подводной лодки «Запорожье»?

— Мы ожидаем, что лодка выйдет из завода в конце этого года или в начале 2005-го. Субмарина, безусловно, нам нужна. Прежде всего в целях отработки экипажей надводных кораблей, которые должны уметь бороться с подводными лодками. Та практика, когда наши корабли взаимодействуют с подводными лодками иностранных государств лишь во время международных учений, не может устраивать руководство флота.

— Какова, Николай Гаврилович, главная проблема, от решения которой будет зависеть развитие Военно-Морских Сил?

— Если обратиться к драматическим событиям, связанным с островом Тузла, то вспоминается, как долго заинтересованные министерства и ведомства, которые имели отношение к кусочку земли в Керченском проливе, согласовывали свои усилия. Уверен, ситуация разрешилась бы оперативнее, если бы у нашей страны существовала государственная морская политика. Она — корень всех наших проблем.

Единая согласованная морская политика нужна нам для освоения морей и океанов, защиты национальных интересов, развития гражданского и военного флотов. Сегодня земные ресурсы находятся на грани истощения, и развитые страны мира начинают борьбу за передел богатств Мирового океана. Украина не должна остаться в стороне от этого объективного процесса.

Словом, морская политика обусловила бы системный подход заинтересованных сторон к решению многих проблем, связанных с морями и океанами.

— Известно, Николай Гаврилович, что подготовленный вами законопроект «О морской политике Украины» находится в Верховной Раде…

— Да, подготовленный мною документ зарегистрирован в парламенте государства. Главной идеей законопроекта является создание органа (комитета или коллегии), который осуществлял бы морскую политику — разрабатывал различные меры и добивался претворения их в жизнь. В этот орган должны входить представители всех заинтересованных министерств и ведомств, организаций, Академии наук. Комитет или коллегия должны обладать правом законодательной инициативы.

Сегодня же положение таково: Министерство транспорта добилось того, что стало (по Указу Президента Украины) морской администрацией государства. Однако, как показывает практика, это однобокий подход. Минтранс действует, в основном, в своих интересах, тянет одеяло на себя, что, безусловно, ненормально.

Морская политика должна быть частью государственной политики Украины. Точно также и в новую военную доктрину государства должен быть включен морской раздел, коего, к сожалению, в нем не оказалось. Это не способствует развитию флота.

Однако, с другой стороны, в руководстве Военно-Морских Сил сегодня — молодая команда во главе с контр-адмиралом Игорем Князем. У нее многое получается. Дело не стоит на месте, идет. Я уверен в том, что в процессе реформирования наш флот получит новое качество, станет инструментом морской политики государства.

— Спасибо за беседу, Николай Гаврилович, и с юбилеем вас и Днем Военно-Морских Сил Украины!

Другие статьи этого номера