Польшу успокаивают проектами колонизации Западной Украины

Польше в борьбе за лучшее место в ЕС нужна своя экономическая провинция — Западная Украина.В Польше левый популист Анджей Леппер, возглавляющий партию «Самозащита», набирает в опросах 30%, выступая за выход из ЕС, если стране не удастся добиться пересмотра условий, на которых она туда вступила. Большинство польских членов Европарламента являются т.н. евроскептиками.

Парадокс состоит в том, что после расширения ЕС в мае за счет присоединения 10 стран, в основном из бывшего советского блока, евроскептицизм в Европе приобретает характер эпидемии, политические партии с враждебным отношением к Евросоюзу усилились на выборах в июне, и это может превратить Европарламент в трибуну взаимных претензий. Самым страшным кошмаром для евроинтеграционистов видится новый парламент, в котором будут преобладать националисты, защищающие сугубо национальные интересы от негативных последствий расширения.

Евроскепсис растет не только в новых странах — членах ЕС, но в равной, если не большей, мере и у «старослужащих». Поэтому угрозы Польши Евросоюзу, доходящие до формы блокирования принятия Конституции ЕС в альянсе с Испанией против Франции и Германии, вряд ли будут восприняты как ультиматум. Скорее как истерика на базаре.

Взаимные претензии формулируются прежде всего как экономические, хотя поспешное расширение ЕС проектировалось как политическое расширение Западной Европы на Восток, и к этой политической составляющей ни у кого из членов пока претензий нет. Точнее, нужно говорить о политэкономическом проекте, конкурентном проекту продвижения НАТО и росту амбиций США на Востоке и усилению России, стремящейся вернуть свое влияние. Лучше быстрее, чем никогда, — такова была понятная всем, кто не хотел России и был напуган глупостями США в Югославии и Ираке, альтернатива. Сегодня все понимают, что реально назад в круговой поруке пути как бы нет, но некоторые, как Польша, политическими истериками и поступками вроде посылки войск на помощь США в Ираке демонстрируют свою якобы независимость от Франции и Германии, рассчитывая выторговать более выгодное место в жесткой системе будущего разделения труда, уровня жизни и, соответственно, различных прав в Европе.

Польша, крупнейшая из новых членов, имела критические замечания от Еврокомиссии по 9 пунктам. Наибольшее количество претензий было к сельскому хозяйству, которое играет важнейшую роль в экономике страны. ЕС требует повышения стандартов в агропромышленном секторе и усиления контроля над заболеваниями животных и зерновых культур. Изменения ожидаются и в польской тяжелой индустрии, энергетическом и добывающем секторах с их устаревшими техникой и технологиями. Уже сейчас Европейская комиссия требует закрытия многих из них.

Полякам есть от чего нервничать. Во-первых, разрекламированный экономический эффект интеграции в Европе себя не проявляет и с 2002 года экономическая ситуация стала ухудшаться, в то время как экономика США демонстрирует сравнительную устойчивость. По итогам третьего квартала 2003 г. темпы экономического роста США составили 7,2%, в то время как в зоне евро — 0,3%. Даже темп экономического роста Японии вдвое выше. ВВП на душу населения в Европе увеличился с уровня в 50% от показателя США в 1950-х годах до 80% в 1990-х годах, а сейчас опять снизился до 65% показателя США и продолжает снижаться дальше.

С учетом таких тенденций уже через поколение экономика США будет в два раза больше европейской, даже при учете расширения ЕС на Восток. По мере увеличения разрыва все труднее будет согласование трансатлантических отношений между сторонами.

Во-вторых, не одна Польша, а все 10 новых бедных стран конкурируют в требованиях жертв от старых членов. Источниками помощи являются Германия, Франция, Великобритания, Италия, но в ближайшем будущем в число основных доноров помощи придется войти тем странам, которые до расширения были главными приемщиками помощи, — Испании, Португалии и Греции, и это не может их устраивать.

В-третьих, для сельского хозяйства, тяжелой промышленности и малого бизнеса, ориентированных на внутренний рынок, вступление в ЕС чревато серьезными проблемами, сопровождаемыми ростом безработицы. Либеральные реформы металлургической отрасли, железных дорог, угольной промышленности и энергетики также приведут к массовым увольнениям. Инвестиции в стандарты и «качество» по новым европейским меркам затормозят территориальные программы развития сельскохозяйственных областей. Пищевая промышленность столкнется с конкуренцией со стороны более эффективных и получающих больше субсидий производителей ЕС. Малый бизнес, работающий на внутренний рынок, не готов к переменам в соответствии с требованиями законодательства ЕС.

Национальные компании с недостаточными ресурсами уйдут с рынка, так как государство не может защищать или субсидировать их, а это приведет к сужению специализации национального бизнеса, к его сосредоточению на обеспечении деятельности европейских мультинациональных компаний.

Польша, как большинство новых членов ЕС с низкой заработной платой, становится зоной ЕС по низкой стоимости производства. Эту роль им предстоит выполнять на протяжении еще минимум 20 лет. Португалия и Испания, являясь членами ЕС 15 лет, имеют заработную плату намного ниже, чем в Германии.

Основой т.н. западных «инвестиций» стал простой перенос на Восток производств, требующих невысокой квалификации труда, а это означает потерю технологической независимости страны. Возможности технологической модернизации будут отныне зависеть от разработок Запада, который будет стимулировать у себя инвестиции в научно-исследовательские центры и в высокотехнологическое производство.

Потеря независимости в промышленности, сельском хозяйстве, финансовом секторе, в экономике в целом принята поляками как неизбежное зло интеграции, которая должна защищать их политически. Но (в-четвертых) восстановление исторической зависимости Польши от Запада спровоцирует серьезные проблемы с национальной самоидентификацией. Смогут ли поляки смириться с положением в современной Европе выходцев из стран Азии и Африки? Устроит ли их статус «бедных родственников»? Зачем французам, англичанам, немцам «гордые потомки Речи Посполитой»? За дипломатической политкорректностью Брюсселя к новичкам стоит, как всегда, циничный Запад: «гордым» имеет право быть тот, кто богаче и сильнее! В результате парламентских выборов 2002 года в ряде стран — Франции, Бельгии, Нидерландах, Австрии — значительно усилились крайне правые партии, чьи лидеры добились победы, эксплуатируя популистскую ультранационалистическую риторику.

В Советском Союзе быть литовцем считалось привилегией, в этом, Европейском Союзе, быть литовцем, латышом, эстонцем и поляком означает пребывать бедным родственником.

Проблемы с собственной идентификацией провоцируют синдром «старших братьев»: по отношению к остающимся за пределами Евросоюза, поляки чувствуют себя более цивилизованными, западными. Например, тема «помощи Украине» со стороны Польши в ее движении в сторону ЕС и НАТО является одной из основных на переговорах разного уровня. Польша конкурирует с Литвой, которая также хочет «вести на Запад» и страны Закавказья. Для политиков такое посредничество — очки к их политическому капиталу, а для рядового жителя — это свидетельство своего более «высокого» положения по отношению к тем же украинцам, которые, конечно же, мечтают о том, что уже достигнуто Польшей.

Эти, казалось бы, естественные человеческие проявления эффективно употребляются Евросоюзом. Европа, прекратив внутренние тысячелетние войны, по всем возможным линиям — экономической, технологической, правовой, по уровню жизни, стандартам потребления и идентификации — строится как дом-крепость. В центре располагается европейская аристократия, дальше — обслуга и «дворовые», конкурирующие за доступ к подачкам, и, наконец, на границах с исламским миром и Россией должны поместиться «получлены» — стражи крепости «Европа».

Торговля иллюзиями о европейском процветании, политический «сетевой маркетинг» поручены Польше в ответ на ее истерики — нужно зарабатывать на привлечении в ЕС. Польша будет восстанавливать влияние Речи Посполитой на бывших исторически зависимых территориях, среди которых ближайшие — Литва и Западная Украина. Стиль освоения этих территорий будет повторять стратегию новой колонизации самой Польши Германией и Францией. Что не противоречит стремлению США к дальнейшему разукрупнению бывшей территории СССР, в частности государственному отделению Западной Украины.

Другие статьи этого номера