Слово в защиту севастопольских адвокатов

В газете «Слава Севастополя» за 29 июля сего года опубликована статья «Налоговое «бремя» севастопольских адвокатов» за подписью Л. Солдатовой, начальника отдела взимания налогов с физических лиц ГНИ Ленинского района города Севастополя. Это выступление вызывает противоречивые впечатления. Я уверен, что сделанные в статье обобщения и выводы в отношении местной адвокатуры в целом являются надуманными.Возвращаясь непосредственно к тексту статьи, я хочу напомнить, что в начале 90-х годов в налоговой службе г. Севастополя были составлены списки адвокатов, которые «препятствовали поступлению доходов в городской и государственный бюджеты». В этот список попали те адвокаты, которые в арбитражных судах проводили дела и оспаривали взыскание тех или иных налоговых санкций… Дела эти заканчивались, как правило, не в пользу налоговой службы, в том числе и из-за непрофессионализма ее отдельных сотрудников.

Прошло время. Сменилось руководство налоговой службы и в Украине, и в Севастополе. Вырос профессиональный уровень сотрудников налоговой службы, большинство из которых больше не воспринимают участие адвокатов в подобных судебных спорах как «антигосударственную» деятельность. По крайней мере, так считали мы, севастопольские адвокаты. Но…

Появление статьи, о которой идет речь, свидетельствует о том, что у некоторых сотрудников фискальных органов опять появилось желание «поруководить» путем давления на адвокатуру, т.е. старыми, «хорошо себя зарекомендовавшими» методами… Хотелось бы задать автору статьи вопрос: что послужило основанием для выводов о том, что адвокаты якобы «утаивают» свои реальные доходы? Почему автор, описывая свое, далеко не бесспорное, мнение об адвокатуре Ленинского района города, проецирует его на всех севастопольских адвокатов?

Как адвокат и как руководитель КДКА г. Севастополя, я ответственно заявляю, что, по-моему, автор при подготовке статьи не обременил себя изучением законодательства об адвокатуре и уж тем более не попытался всесторонне рассмотреть то положение, о котором ведет речь.

Госпожа Л. Солдатова сетует на снижение налоговой нагрузки, сравнивая 2002 и 2003 годы и, следовательно, снижение поступлений в бюджет. В качестве «убийственного» аргумента автор приводит цифру роста количества адвокатов в городе: в 2003 году моих коллег стало больше на семь человек. Именно этот факт позволил автору сделать поразительно «логичный» вывод о том, что, несмотря на рост адвокатского корпуса, «отмечается абсолютное снижение поступлений подоходного налога как в общем, так и на одного адвоката».

Разобраться в причинах этого автор статьи не удосужился. Поэтому это приходится сделать мне. В соответствии с действующим законодательством адвокаты занимаются исполнением своих профессиональных обязанностей самостоятельно и на условиях получения за свой труд гонорара. Адвокаты Севастополя не имеют никакого квотирования, и поэтому увеличение количества адвокатов ведет к пропорциональному снижению количества дел у каждого из них, то есть, соответственно, и «налоговой нагрузки». Серьезные проблемы в период своего становления испытывают молодые адвокаты. Некоторые из них фактически бедствуют. Последовавшее в статье сравнение доходов адвокатов и, например, врачей и педагогов, не только некорректно, но и абсурдно. Адвокаты — это люди творческой профессии, получающие за свои труд, как уже сказано, гонорар, а не заработную плату, как, например, врачи или учителя. И, соответственно, на адвокатов не распространяется действие КЗоТа Украины. Адвокат самостоятельно определяет и планирует свое рабочее время в соответствии с наличием клиентуры. Поэтому адвокат иногда вынужден не выходить на работу неделями и, следовательно, не иметь дохода.

Назову еще одну причину «снижения налоговой нагрузки», о которой, в силу своего профессионального положения, должна знать автор статьи, но почему-то о ней умалчивает. В силу известного решения Конституционного суда Украины на поле деятельности защитников по уголовным делам и представителей по гражданским пришли «иные специалисты в области права», вследствие чего адвокаты лишились значительной части клиентов и, соответственно, гонораров. В судебных заседаниях, к примеру, Севастопольского апелляционного суда можно было наблюдать ситуацию, когда из 30 дел, слушавшихся за один день в судебной коллегии, только в 2-3-х в качестве представителей принимали участие адвокаты, в остальных же — «иные специалисты в области права». Только некоторые из этих специалистов имели оформленные в соответствии с законом договоры на оказание правовой помощи и, значит, уплачивали налоги. Остальные «иные специалисты» составили доверенности на свое представительство, застраховавшись от проверки налоговой инспекции тем, что, по принципу мудрой совы, не подписывали соглашение, а «безвозмездно предоставляли правовую помощь»! Особенно большой наплыв таких «бессребреников» был именно в прошлом году, и лично я сомневаюсь, что госпожа Солдатова в порядке проверки контролировала участие этих лиц в судебных заседаниях.

Адвокаты же не только заключают соглашения об оказании правовой помощи, но и ведут соответствующий бухгалтерский и налоговой учет в отличие от «иных специалистов», в качестве которых выступают даже студенты юридических вузов. Адвокаты никогда не оказывали и не будут оказывать каких-либо «услуг», они не являются предпринимателями. Их сфера — оказывать необходимую людям правовую помощь.

Есть и другие причины того, что адвокаты не только Ленинского района, но и всего города утратили доходы, что, безусловно, сказалось на налоговых поступлениях, но я не ставлю перед собой задачу заниматься ликбезом. Советую госпоже Солдатовой объективно подойти к рассмотрению вопроса о так называемой минимизации перечисляемых в доход бюджета налогов, а заодно поинтересоваться количеством дел, которые адвокаты г. Севастополя провели в 2003 году без оплаты.

Информирую автора статьи, что по назначению и безвозмездно определенную категорию уголовных дел в судах проводят только адвокаты, а сливки, как известно, снимают «иные специалисты в области права». Фактически оплата труда адвоката по назначению по уголовным и другим делам декларируется в законе, но на практике за 2003 год мы не получили из бюджета ни копейки государственных средств! Привожу фактические сведения: в 2003 году адвокаты города Севастополя участвовали в 1003 делах по назначению судов, следствия, т.е. на ведение бесплатных дел ушло 8024 судодня. Оплата (она составляет 15 грн за один судодень, в том числе и в самых сложных делах) за проведенную работу государством не произведена. Т.е. фактически, даже по этой ставке государство задолжало адвокатам 120360 грн. Пользуясь случаем, предлагаю руководителям нашего фискального ведомства зачесть эту сумму в качестве налоговых поступлений!

Кстати, утверждения автора статьи о том, что при росте судебных дел (интересно, каких?) не увеличиваются поступления налогов в бюджет города, не- верны. Нет никакого роста судебных дел, за которые адвокаты получают вознаграждение. К тому же данных, на основании которых автор делает выводы, нет и быть не может в налоговой службе! А если они каким-либо образом собраны, то это значит, что фискальный орган грубо попрал требования действующего законодательства и вторгся в область святой для нас адвокатской тайны.

Таким образом, я заявляю, что мы, севастопольские адвокаты, не принимаем утверждения относительно якобы нашего уклонения от уплаты налогов. К тому же наших знаний достаточно для того, чтобы быть в курсе того, что собираемые с нас в виде налогов денежные средства идут не только на выплату зарплат бюджетникам, пенсий, пособий и дотаций гражданам отдельных категорий, но и на зарплату многочисленному (пока не проведена эффективная административная реформа, предусмотренная в Указах Президента Украины) чиновничьему корпусу, который в основной своей массе добросовестно выполняет свои обязанности. Статью «Налоговое «бремя» севастопольских адвокатов» лично я расцениваю как спекуляцию, как посягательство на честь и достоинство адвокатского корпуса в целом — со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В завершение хотелось бы обратиться к севастопольцам и заверить их, что подавляющее большинство адвокатского корпуса беззаветно и добросовестно исполняет свои профессиональные обязанности. Виновных в нарушении адвокатской присяги мы наказываем, а грубо нарушающих эти требования исключаем из адвокатуры. Адвокатура города Севастополя монолитна и способна выполнить любые задания по защите прав и основных свобод граждан.

Состояние свободы и демократии в нашем обществе определяется степенью и состоянием защиты прав и законных интересов граждан. По состоянию адвокатуры судят о свободе для конкретного гражданина как таковой и развитии демократии в государстве. Если кого-то в Севастополе это не устраивает, то пусть об этом сообщит честно, обращаясь к горожанам, подкрепляя свои объективные выводы доказательствами. Благодаря деятельности, в том числе и адвокатов, в городе достигнут один из самых высоких в Украине уровней соблюдения прав и свобод граждан, и никакие попытки наступления на институт адвокатуры в Севастополе не пройдут!

Другие статьи этого номера