Случай на дороге

С момента этого тяжкого дорожного происшествия прошло довольно много времени. Но в семье балаклавцев Лобовых свежи горькие чувства от понесенной невосполнимой потери. Для них трагедия глубокой ночью в четырех километрах от поселка Приморское Запорожской области произошла словно вчера.В тот теплый погожий день водитель-дальнобойщик ЗАО «Автотранспортное предприятие «Ахтиар» Александр Лобов вместе со своим напарником Владимиром Ребровым, как обычно, собрался в дорогу по привычному маршруту на Ростов-на-Дону. Путь предстоял неблизкий — 760 километров только в одну сторону. А в оба конца выходило свыше полутора тысяч километров.

Сейчас Владимир Ребров не может вспомнить каких-либо деталей следования в конечный пункт рейса. Все было так, как всегда, привычно.

С Александром Лобовым мой собеседник знаком давно. А.Лобов раньше работал в Балаклавском рудоуправлении. Водил мощный КрАЗ на перевозке горных пород. Зрелым и опытным водителем пришел в автобусный парк. Очень долго водил машины на бойком девятом маршруте, то есть на Балаклаву. Сначала — с Центрального рынка, затем — с улицы Силаева, еще позже — с пятого километра Балаклавского шоссе. Не успеет машина разбежаться, как уже въезжает на площадь имени 1 Мая в Балаклаве.

— Я, — вспоминает Владимир Ребров, — был рад, когда Саша предложил мне работать вместе на дальнем маршруте. И как не радоваться, если Лобов — опытный водитель, хороший товарищ.

В том последнем рейсе напарники вовремя вышли из Ростова-на-Дону. В полночь в Приморском остановились на минуту-другую, чтобы выпить кофейку. Александр Лобов в разговоре рассказал об удачной рыбалке в минувшие выходные. В Приморском же Владимир Ребров уступил место за рулем напарнику. А буквально в четырех километрах от поселка все и произошло.

В.Ребров, прежде чем уйти отдыхать, задержался в кабине водителя и был всему свидетелем.

В 00.20 совершенно неожиданно на полосу движения автобуса с начертанным названием родного предприятия на боку «Ахтиар» торпедой выскочила «Газель». На вираже она срикошетила о стоящий не на обочине, а на проезжей части трактор. На нем отсутствовали габаритные огни и отражатели света.

«Газель» и автобус, кстати, с 30 пассажирами в салоне, разделял десяток метров. Но малой доли секунды Александру Лобову хватило, чтобы увернуться от столкновения. Автобус съехал на обочину, миновал высоченные и толстенные, как колонны, тополя.

— Когда машина запрыгала по пахоте, — говорит свидетель этого происшествия Владимир Ребров, — я собрался в комок, ожидая чего угодно: опрокидывания, возгорания… Но мотор автобуса заглох, стало тихо-тихо.

— Я бросился к Саше, — продолжает свой рассказ Владимир Константинович, — начал звать его по имени. А он, откинувшись назад, молчит. Перед ним разбитое ветровое стекло и доска.

Эту доску «Газель» сбила с прицепа трактора. Доска, как снаряд, пробила стекло и смертельно травмировала Александра Лобова. Видимо, умирая, в последние мгновения уходившего сознания, Александр Лобов направил машину, спасая ее и пассажиров, на обочину, мимо вековых деревьев, на спасительную пахоту.

В эту же ночь по распоряжению самого министра транспорта А.Г.Кирпы из Запорожья и Киева были направлены опытные эксперты и специалисты по расследованию чрезвычайных происшествий на дорогах. Скоро к ним присоединилась многопрофильная комиссия во главе с начальником Крымской госинспекции по надзору за охраной труда в промышленности С.С.Римским.

Последовало тщательное расследование. И киевляне, и запорожцы, и крымчане были единодушны: севастопольский водитель Александр Лобов совершил подвиг. Благодаря действиям, высокому профессионализму, он в последние мгновения жизни спас три десятка пассажиров и автобус. «Автобус подлежит восстановлению, — записано в акте расследования, — для дальнейшей эксплуатации пригоден». С места происшествия в Севастополь автобус дошел своим ходом.

— Несколько дней после дорожного происшествия, — сказал председатель правления «Ахтиара» Г.Н.Адаменко, — спасенные пассажиры звонили нам по телефону, выражая благодарность за сохраненные жизни.

…Весной Александр Лобов вместе с женой Надеждой Васильевной, как всегда, в родительский день поехали в Широкое, где похоронены родители. Ни с того, ни с сего Александр Иванович сказал жене: «Здесь и меня похоронишь, рядом с отцом и матерью». Все сделали так, как того он пожелал. Когда копали могилу, лопаты ни разу не наткнулись на камень. Хорошим, значит, человеком был Александр Лобов.

После него остались два сына — Павел Александрович и Александр Александрович. Оба, как и отец, водители-дальнобойщики. Первый ходит на Краснодар, второй — на Одессу.

Другие статьи этого номера