Не забывать о своем юридическом родстве

Напротив нашего семнадцатого дома по улице Рабочей стоит остов развалившегося здания. Раньше в нем был «Прокат», который несколько лет назад съехал. Крыша дома рухнула, одна из стен обвалилась. Развалюха превратилась в общественный туалет, даже бомжи уже не обитают там. Мы обращались в Нахимовскую районную госадминистрацию с просьбой решить вопрос о сносе здания, но на наши жалобы никто не реагирует, хотя рядом с развалюхой — районная милиция, районная прокуратура и сама Нахимовская госадминистрация.

Видя бездействие местной власти, вернее, ее соучастие бездействием в антисанитарии вокруг трущобы, мы побуждали людей, которым нужны камни на стройку, разбирать дом, но охотников мало. Отхожее место функционирует уже несколько лет. Отдали бы этот участок предпринимателям, чтобы они построили на нем что-нибудь путное. На пользу себе и городу.

29 июля 2004 года работниками «Севастопольэнерго» был составлен акт за номером 0070633 об отсутствии пломбы на моем приборе учета потребления электроэнергии. На меня наложили штраф и сообщили, что если я не уплачу его, то мое жилище (Верхнесадовое, улица Севастопольская, 80, квартира 9) отключат от сети. Договор на абонентское обслуживание N 476-202.

Считаю, что применение ко мне штрафных санкций является необоснованным и незаконным, поскольку противоречит Правилам пользования электрической энергией для населения, утвержденным Кабинетом министров 26 июля 1999 года за номером 1357. В них, в частности, говорится: «Ответственность за сохранение поквартирных приборов учета, установленных на лестничных клетках, и пломб на них несет собственник дома или организация, в ведении которой находится дом».

В связи с тем, что квартирный прибор учета электроэнергии установлен на лестничной площадке и я не могу контролировать наличие пломб на нем и нести ответственность за действия третьих лиц, прошу председателя правления акционерного общества «ЭК «Севастополь-энерго» В.А.Богуренко отменить применение ко мне штрафных санкций и не предпринимать действий по отключению электроэнергии, а также опломбировать мой счетчик.

Пока это мое послание больше месяца находилось в «Севастопольэнерго» и я ждал ответа на него, ко мне пришли контролеры и свет отключили. Теперь уже через газету хотел бы получить ответ о правомерности наложения на меня штрафа или хотя бы толкование акционерным обществом Правил, утвержденных Кабинетом министров. Может быть, они для «Севастопольэнерго» не являются обязательным к исполнению нормативным актом?

Когда стали приниматься меры по круглосуточной подаче воды в дома Гагаринского района, жители улицы Вакуленчука воспрянули духом и надеялись, что и до них дойдет цивилизация. Напрасно радовались. Сначала планировалось подавать нам воду с 20-го гидроузла, который прошел реконструкцию. Потом было решено подключить улицу к 17-му гидроузлу, хотя заранее было ясно, что круглосуточную подачу воды он не обеспечит.

Сейчас в наш дом холодная вода подается по три часа утром и вечером, а горячая из-за слабого давления идет с перебоями. Неоднократно обращалась в госадминистрацию Гагаринского района, чтобы выяснить вопрос о перспективах улучшения водоснабжения. Вразумительного ответа не получила. Я понимаю, что район уже отчитался о выполнении указания наладить круглосуточную подачу воды, ответственные за это благое дело получили премии и все как бы прекрасно. Мне же все это напоминает анекдот о температуре по больнице. У одних жар, у других озноб и упадок сил, а в среднем по больнице — 36,6 и всем вроде бы хорошо.

Я инвалид второй группы. Четыре года передвигаюсь по квартире на костылях и столько же времени не имею возможности выходить на улицу. Мой единственный сын Вячеслав Радченко находится в командировке в Болгарии. Послала его «Атлантика» капитаном судна «Стратосфера» на четыре месяца. Сына уговорили выехать на «Стратосферу», потому что ее капитан, настрадавшись на чужбине, умер от сердечного приступа. Теперь в такой же ситуации мой сын. Вот уже полтора года он не может ни вернуться домой, ни получить заработанные деньги. Более того, из телефонных переговоров с сыном у меня сложилось впечатление, что в команде «Стратосферы» царит озлобленность. Она может привести к трагедии.

Судно арестовано за долги. «Атлантика» хотела бы продать его на металлолом, но сделка купли-продажи по различным причинам не заключается. Я неоднократно звонила руководству «Атлантики» по вопросу возвращения сына. Без его помощи мое существование превращается в сущий ад. В ответ получаю успокоительные обещания, которые оборачиваются очередным обманом. Есть ли у руководства «Атлантики» и госдепартамента рыбного хозяйства душа и совесть и просто служебная ответственность за подчиненных им людей?

Мы с мужем престарелые инвалиды. Летом значительную часть времени проводим на дачном участке или на море. И тем не менее нам за месяц выставляют счет на оплату десяти кубометров воды. А однажды даже на 58 кубометров. Конечно, мы такую пропасть воды не расходуем, а платить, хочешь не хочешь, приходится. И не только за свою воду, но и за ту, которая вытекает из дырявых магистралей и при авариях инженерных сетей.

Напротив нашего двенадцатого дома на улице Пушкина прорвало трубу. Вода хлестала с 6 вечера до 9 утра, хотя звонили в водоканал еще вечером. Натекло так много, что проезжающий транспорт буквально купался в воде, как в озере. Естественно, что эту утечку, как и все другие, водоканал расписал на абонентов, не имеющих счетчиков. Но до каких же пор мы будем рассчитываться за дырявые магистрали, за неоперативность аварийной службы водоканала, за нераспорядительность руководства коммунального предприятия? Вот у нас долг за воду составляет около 200 гривен. Дай бог, если мы потратили пятую часть воды. Почему мы должны рассчитываться за весь ее учетный объем?

В 1996 году 46 работников хлебокомбината заключили с фирмой «Тамус» договор о долевом строительстве жилого дома по улице Кесаева. По этому договору хлебокомбинат выступил гарантом предоставления работникам квартиры, а каждый из них внес разовый долевой взнос в сумме, эквивалентной 60 долларам за один квадратный метр общей жилплощади.

Поскольку я трудилась на хлебокомбинате с 1986 года, меня включили в число потенциальных новоселов. Когда было построено 40 квартир, производственно-коммерческая фирма «Тамус» прекратила свое существование как субъект предпринимательской деятельности, а хлебокомбинат перестал финансировать строительство. Десятиквартирная угловая вставка, где планировалась моя квартира, осталась недостроенной.

Учитывая это, моей семье выделили в общежитии хлебокомбината вторую комнату, а договор, выполнение которого предприятие гарантировало даже в случае форс-мажорных обстоятельств, так и остался невыполненным. С 2002 года я веду переписку с различными инстанциями. Получаю ответы, суть которых кратко можно назвать так: «И не то, чтобы нет, и не то, чтобы да».

Директор хлебокомбината О.Андрияс в январе 2003 года сообщил, что «предприятие принимает все необходимые меры для выполнения взятых обязательств по обеспечению своих работников должными жилищными условиями» и обещает о результатах работы по жилищному вопросу и возможных вариантах его решения уведомить меня лично. Пока не уведомил.

В июне 2002 года на совместном заседании администрации и профкома хлебокомбината принимается постановление предоставить мне квартиру до конца года. Голосовали единогласно, но постановление осталось только на бумаге.

Городская государственная администрация и городская прокуратура рекомендуют мне разрешить квартирный конфликт в судебном порядке. Следуя этому совету, я год назад подала в суд исковое заявление. Из-за различных неувязок судебное решение еще не принято. И предполагаю, что принять его в мою пользу будет довольно сложно, поскольку с момента подписания мною договора о долевом участии в строительстве двухкомнатной квартиры много воды утекло. Сменился не только директор хлебокомбината, но и предприятие из государственной формы собственности преобразовалось в акционерную. Более того, на базе хлебокомбината создано дочернее предприятие «Царь-хлеб» ООО «Хлебные инвестиции», которое, в сущности, стало собственником общежития.

Вероятно, это отвечает логике рыночных преобразований, но мне непонятно, почему у нас нередко так бывает, что преемник, с удовольствием получая право на бывшую государственную собственность, забывает об обязательствах предшествующего юридического лица. Считаю, что при рассмотрении моего иска суд своим решением обяжет руководство акционерного общества «Севастопольский хлебокомбинат» выполнить гарантийное обязательство госпредприятия «Севастопольский хлебокомбинат имени С.М.Кирова».

Другие статьи этого номера