Экология: есть ли у нас будущее?

Когда речь заходит об экологии, сразу вспоминается Чернобыль. И это понятно, ведь та авария 86-го года — это огромная беда мирового масштаба, вместе с радиацией разнесшая печальную славу об Украине по всему свету. Но тихие дымы над заводами, шлаковыми отвалами, шахтными терриконами — беда не меньшая. Об этом не принято говорить, однако, по мнению ученых, такие регионы, как Криворожье, Запорожье, Донбасс, — это десятки замедленных чернобылей.Нужны доказательства? Пожалуйста — зоны наибольшего промышленного загрязнения окружающей среды и самой высокой заболеваемости и частоты врожденных патологий у детей полностью совпадают на карте. Правда, тому, кто живет в благополучном, на первый взгляд, уголке, где воздух не пропитан черной угольной, красной металлургической или белой цементной пылью, может показаться, что забота о среде обитания — вопрос не первой важности. И это будет ошибкой — ветер и дожди переносят вредные выбросы на сотни и тысячи километров, отравляя самые удаленные места, подтачивая жизненные силы людей, а главное — губительно влияя на наследственность.

На нашу страну уже начинают смотреть, как на прокаженного. Европа со следующего года собирается не пропускать к себе наши автомобили. Думаете, наши водители слишком лихачат? Да нет, просто содержание ядов в выхлопах, которыми мы дышим, многократно превышает принятые в цивилизованном мире нормы. Вот Запад и пытается отгородиться. А куда деваться нам самим?

Многие государства уже давно озаботились вопросами охраны природы, а к нам не подходит даже пословица про мужика, который не перекрестится, пока гром не грянет. Уже ведь грянуло, а никто даже не подумал что-то менять. Заводы как выбрасывали тонны ядовитых веществ, так и выбрасывают. Нынешние собственники предприятий переняли привычку пренебрежительно относиться к экологическому законодательству у руководителей советских времен, когда все гнались за валом продукции и не думали, что он может обойтись слишком дорого — ценой здоровья людей.

Но делить законы на более и менее важные премьер-министр Виктор Янукович считает недопустимым и требует их четкого выполнения; ведь нарушения нормативов защиты окружающей среды, по сути, не что иное, как преступление против всего народа Украины. Глава нынешнего правительства убежден, что промышленный прогресс без заботы о природной среде теряет свой смысл.

И сегодня уже есть примеры понимания стратегической правильности этой позиции. Так, комбинат «Азовсталь» переоборудует доменные печи в соответствии с европейскими нормативами, Донецкий металлургический завод в несколько раз уменьшил вредные выбросы, внедрив новые фильтры, на Змеевской ТЭС за счет бюджетных средств реконструирован один из блоков, в результате чего вредные выбросы сократились в 16 раз. Вот еще пример: одно из крупнейших химических предприятий Украины — концерн «Стирол» — установило оборудование замкнутого цикла использования технических вод и теперь ни одна капля отравы не попадет в реки. Бесспорно, хорошо, что теперь это предприятие имеет лучшие показатели по отрасли, но, с другой стороны, это означает, что всем другим еще только предстоит модернизация.

Для активизации такой работы Виктор Янукович считает необходимым в ближайшее время ввести систему экономической заинтересованности в использовании экологически чистых технологий. Сочетание санкций за нарушение экологических норм и стимулов для предприятий, заботящихся о сохранении природы, должно способствовать более эффективному решению острейшей проблемы современности.

Сегодня правительство закладывает организационную и финансовую основу планомерной работы. Объем средств, выделяемых из бюджета на природоохранную деятельность, вырос вдвое по сравнению с 2000 годом и будет постоянно увеличиваться в дальнейшем. Принят ряд программ, в частности по экологическому оздоровлению бассейна Днепра, по охране водной артерии Восточной Украины — реки Северский Донец. Создан Государственный фонд стимулирования и финансирования мер по охране окружающей природной среды, организованы специальная служба охраны грунтов и лесная инспекция, которая будет пресекать внеплановую вырубку лесов.

Хотя положение, в котором приходится начинать бороться с техногенной угрозой, крайне запущенное, все же есть надежда, что планы правительства будут поддержаны и воплотятся в реальности. Разве кто-то откажется от перспективы без опаски вдыхать воздух родной земли и не бояться за детей, выбежавших под летний дождь?

Другие статьи этого номера