22 сентября — День партизанской славы

На Северной стороне живет мой хороший знакомый — офицер в отставке ну очень серьезной военной структуры. Вместе с женой обитает в однокомнатной квартирке. Здесь установлены сработанные своими руками стеллажи. Они большие — от пола до потолка. Как водится, большая их часть заставлена книгами. И какими книгами! А еще набиты они папками с бумагами.Отец моего отставного офицера партизанил где-то в лесах материковой Украины. Отсюда его фанатичный интерес к истории партизанского движения в Крыму, то есть интерес по месту жительства. Десятилетие, может, все двадцать лет им просижены в архивах, проведены в походах по местам базирования, рейдов и боев народных мстителей. Когда не успевал сам управляться в симферопольских архивах, туда с общей тетрадью в сумке устремлялась жена и сидела там неделями. Отсюда на стеллажах их жилища масса скоросшивателей с копиями документов военной поры.

Кажется, о партизанском движении в Крыму супругам известно все, знают они имена и судьбы тысяч народных мстителей. Достаточно назвать фамилию, чтобы тут же получить ответ. По отдельным, не исключено, потребуется сверка с данными богатой картотеки. На крупноформатных листах ватмана старательно вычерчены разноцветными карандашами карты-схемы всех значительных партизанских сражений. Краешком глаза заглянул было в бездну добытых сведений. Но тут же отпрянул назад. Боялся, что и меня история партизанского движения поглотит целиком и навсегда, точно так, как она захватила сына партизана. И тогда — прощай, работа. Музей севастопольских подпольщиков.

В этот день хочется еще покаяться. Пару-тройку лет назад в редакцию зачастил старичок. В послевоенные годы он проявил себя, как умелый хозяйственник. Но гость просил осветить его партизанское прошлое. Пару месяцев лежали без движения в столе принесенные им документы, пожелтевшие от времени книжки с упоминанием его имени. До них никак не доходили руки. Без крика, без претензий, как оно бывает, молча дедушка забрал свои бумаги. Словно чувствовал, что через пару недель уйдет в вечность. А мою душу до сих пор гложет боль, что навсегда осталась невоплощенной просьба заслуженного человека. Видимо, последняя просьба. Все надо делать вовремя!

День партизанской славы у нас отмечается в третий раз. Сегодня в Севастополе проживает чуть больше 60 бывших партизан и подпольщиков. Это их праздник. Не у всех из них остались силы, чтобы по традиции выбраться к памятникам и обелискам, разбросанным в горах и лесах. Поднять стопки, отведать пахнущей дымком костра каши придут их дети и внуки, все, кто чтит отечественную историю и ее лучших представителей. День партизанской славы — наш праздник. Он побуждает гордиться страной, ее прошлым, ее людьми.

Глас народа

Что вы знаете о движении народных мстителей?

Нина БЫКОВА, председатель совета ветеранов партизан и подпольщиков:

— В 1961 году были созданы секция, а затем совет бывших партизан и подпольщиков. В этом году мы отмечаем 60-летие выхода партизан из крымских лесов. Почему было так мало бывших партизан Крыма в совете? Потому что в начале войны был практически уничтожен Севастопольский отряд, в который входили учащиеся 9-10 классов. Это сражение партизан с фашистами произошло в горах у Чайного домика. После войны мало осталось в живых и бывших подпольщиков: за несколько недель до освобождения Севастополя немцы растерзали городское подполье, которым руководил Василий Ревякин. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Активными партизанами, настоящими бойцами были жители Севастополя Анатолий Иванов, Любовь Васильченко.

Николай ШИК, методист центра детского туризма:

— В свое время были передвижные летние лагеря в урочищах Алсу, Красный Камень, где находились партизанские базы и установлены памятники. Мы проводили походы по местам боев. Стало традицией участие ребят в походе памяти в конце сентября к партизанской землянке, где они приводят в порядок памятник партизанам. Как известно, в районе 17-го километра находится мемориал в честь Севастопольского и Балаклавского отрядов. Отрадно, что каждую весну его приводят в порядок. Значит, мемориал находится под присмотром.

Марина ГАВРИЛЕНКО, председатель объединения «Долг»:

— Очень много загадок связано с партизанским движением в Севастополе. Неизвестно, как проводились операции, насколько они были организованы. Еще момент. Я была неприятно удивлена, что на территории лагеря «Алсу», где были обнаружены останки юного партизана Юры Рацко, даже не стоит никакого мемориального знака. Хотя останки его были опознаны по именному пистолету, врученному командиром отряда Красниковым. Мне кажется, что на территории детского лагеря должен быть такой знак.

Людмила КОШЕЛЕВА, пенсионерка:

— Во время войны я проживала в Ялте. Однажды я видела, как к нам ночью заходили молодые люди. Они у нас переоделись, отдохнули. Мама мне тогда сказала, что это партизаны. Они пришли из леса. Но об этом надо было молчать.

Павел, 12 лет:

— О партизанах я знаю из книг о войне. Об этом говорят и на уроках в школе. Иногда в школе проходят встречи с ветеранами. Подпольщикам и партизанам было особенно трудно — ведь они воевали в тылу врага.

Другие статьи этого номера