Крепкий орешек не по зубам госисполнителям

В мае прошлого года, в аккурат накануне Дня Победы, Александр Матис заключил с частным предпринимателем Юрием Гараном договор на изготовление, доставку и установку металлопластиковой продукции в виде дверного и оконного стеклопакетов стоимостью в 2955 гривен. При заключении договора Юрий Гаран был сама любезность и заверил, что заказ будет выполнен за две недели. Матис сделал предоплату в 1600 гривен и откланялся.Прошла неделя, закончилась вторая. Матис глянь-поглянь, не везут ли ему домой металлопластиковую продукцию. Не везут, не видать. Позвонил Юрию Витальевичу и деликатно поинтересовался, когда будет сделана работа. Тот в ответ: «Не извольте беспокоиться. На днях установим». Прошла неделя. Александр Матис вновь набрал номер телефона частного предприятия. Предприниматель, сославшись на форс-мажорные обстоятельства, попросил подождать еще немного.

После этого выйти на связь с Юрием Гараном стало невозможно. Из офиса отвечали, что бизнесмен либо нездоров, либо уехал по делам и неизвестно когда вернется. Через три месяца Матис окончательно убедился, что частное предприятие выполнять договор не будет и решил востребовать 1600 гривен предоплаты в судебном порядке. В сентябре прошлого года состоялось заседание суда Ленинского района, на которое Юрий Гаран не явился. Суд отложили. Через месяц он постановил взыскать с продавца металлопластиковых услуг предоплату и госпошлину в 51 гривну.

Александр Матис, естественно, надеялся на скорое торжество справедливости. Он еще не сталкивался с государственной исполнительной службой и не знал, что от принятия судебного решения до его исполнения может быть дистанция огромного размера. Не предполагал он и того, насколько крепким орешком окажется Гаран, положивший в дальнейшем грозную государственную исполнительную службу на обе лопатки.

В связи с тем, что Гаран добровольно не исполнял принятое 30 сентября 2003 года решение суда, оно было направлено для принудительного исполнения в госисполнительную службу Ленинского района. 15 декабря 2003 года она, ссылаясь на отсутствие в исполнительном документе указания места проживания должника, принимает постановление об отказе в открытии исполнительного производства и уведомляет Александра Матиса о необходимости передать дело в Гагаринскую исполнительную службу.

Та выясняет, что по Гагаринскому району Гаран не прописан, и возвращает дело ленинцам. Мол, он на вашей территории работает, вы с ним и занимайтесь. Ленинцы в свою очередь выясняют, что арестовывать банковский счет Гарана нет смысла, поскольку на нем — ни копья. Более того, по месту работы бизнесмена за ним не числится имущество, которое можно было бы описать, принудительно реализовать и исполнить решение суда. По этим основаниям Матису вручается долгоиграющее делопроизводство, и он вновь возвращает его госисполнителям Гагаринского района, у которых к тому времени уже есть информация, что за господином Гараном числится около 28 тысяч гривен долга по другим невыполненным договорам. Неисполненное делопроизводство без движения лежит в госисполнительной службе Гагаринского района, которая просто не знает, как ей выполнить решение суда. Таким вот образом король металлопластики заранее обезопасил себя от правосудия, которое то ли просто опустило руки, то ли действительно исчерпало свои возможности. Крепкий орешек раскусить не в состоянии.

Судя по тому, что дверь офиса господина Гарана на улице Ленина, 74-А, однажды была вымазана желто-коричневым веществом, по запаху напоминающим экскременты, у него не сложились договорные отношения не только с Александром Матисом, но и с другими клиентами, которые приходят в тщетной надежде застать Юрия Витальевича и принудить его выполнить заказ или вернуть деньги. Однако он бывает в офисе от случая к случаю, а сидящая там дама не знает или не хочет говорить, когда он может появиться, а часто меняющийся номер его мобильника никому не дает. Встретиться с бизнесменом можно только заочно — по объявлениям в рекламной газете, призывающим сделать заказ на изготовление и установку стеклопакетов.

Если они вам необходимы позарез — рискните заказать. Если бизнесмен Гаран продолжает работать, значит, он кидает не всех и, возможно, действует по принципу избирательности. Правда, довольно странной, но Матис и Гаран давние знакомые. К сожалению, есть и другие случаи, когда государственная исполнительная служба оказывается бессильной выполнить судебное решение. Об этом свидетельствует такая история. В мае еще 1999 года Лариса Дудка начала сооружать на своем участке курятник. И все бы ничего, да только пристраивала она его к стене летней кухни своей соседки Анны Ивлевой. Она попросила Ларису отступить от кухни, но та продолжила стройку. Тогда Ивлева обратилась в ГАСК, в госадминистрацию Ленинского района, в пожарную службу. Все эти ведомства потребовали от хозяйки курятника устранить нарушение строительных норм и правил, однако Дудка предписания проигнорировала. Устав слушать за стеной кудахтанье и заделывать дыры в полу времянки, которые прогрызали соседские крысы, Ивлева подала заявление в суд. В апреле 2001 года Ленинский районный суд, руководствуясь законом «О собственности», вынес решение, которым обязал Дудку снести самовольно возведенное строение.

Поскольку она это решение также проигнорировала, дело было передано в государственную исполнительную службу Ленинского района, которая открыла производство только спустя полгода. Ее работники стали наведываться к хозяйке курятника, грозили ей штрафными санкциями, но Дудка даже ухом не повела. Не имея сметных расходов на снос курятника, госисполнители предложили Ивлевой снести чужой курятник за свой счет, пообещав ей в дальнейшем возместить затраты. Видя немощь исполнителей судебного решения, только наивный и глупый человек мог согласиться на такой выход из конфликтной ситуации. Ивлева отказалась. Прошло три года с тех пор, как открыто производство по принудительному исполнению решения суда. Самовольно возведенное Дудкой строение продолжает стоять, курятник продолжает поднимать пенсионерку с первыми петухами, крысы прогрызают половицы и крадут из времянки продовольственные припасы, а работники государственной исполнительной службы продолжают делать вид, что стоят на страже исполнения закона.

По правде говоря, Анна Георгиевна Ивлева уже смирилась с соседством курятника. И все же не дает ей покоя, как и Александру Матису, один вопрос: почему наша государственная исполнительная служба порой настолько немощна в исполнении решений, защищающих интересы и права граждан? Хотелось бы получить на это ответ от городского управления юстиции.

Другие статьи этого номера