Как кильки в банке?

«Мне 60 лет, но приходится работать на рынке 5-го километра. Вынуждена ездить с тележкой, т.к. по возрасту и состоянию здоровья без нее не обойтись. Мое спасение как раз в тележке (называю ее «мой мерседес»). Нас — пенсионеров с грузами — не любят, мы всем мешаем. Хотя лично мной все предусмотрено, на тележке все находится в чистом аккуратном чехле, ничего и никого я не ущемляю. Езжу не только троллейбусом, автобусом, но и маршрутками. Если вижу, что буду мешать пассажирам, не сажусь.

Нужно отдать должное большинству водителей — относятся с пониманием к нам. Но есть и те, которые ведут себя уж чересчур агрессивно. 11 сентября на 5-м километре я ждала 20-й троллейбус, его очень долго не было. Подошел автобус желтый N 4531 20-го маршрута. Пассажиров вошло немного. Я убедилась в том, что никому не мешаю, зашла со своей тележкой, на задней площадке между сиденьями ее поставила. Но водитель потребовал покинуть машину. До этого случая он уже это проделывал со мной. Я не подчинилась. Тогда он сам вынес мою поклажу на бордюр. Но меньше всего я хочу, чтобы этого водителя как-то наказали. Обычно такие люди сами себя наказывают. Бог им судья!

А заставила написать меня это письмо следующая ситуация. Когда 11 сентября водитель выдворил меня из автобуса и уехал, ко мне подошли два парня и говорят: «Мать, заплати нам, сколько можешь, а мы его проучим. Будет всю жизнь помнить, как с пенсионерками воевать». Сразу подумала, если б на моем месте был мужчина, вряд ли водитель так бы осмелился поступить. Долго с этими парнями разговаривала, убеждая их, что насилием ничего нельзя сделать.

Но вот 15 сентября ехала снова с рынка, и ко мне подошли опять те же ребята. И спросили: «Как, мамаша, дела, не передумали?» Мы опять много говорили, и я их уговаривала не калечить себе жизнь. Но, очевидно, это у них не первая такая ситуация. Возможно, это их заработок и их услугами пользуются?

Так вот, эта ситуация меня гораздо больше взволновала, нежели та, когда меня выдворили из автобуса. Просто хочется, чтобы терпимее относились к пенсионерам.

Л.ШЕВЧЕНКО, пенсионерка, жительница пр. Победы».

«Я — инвалид войны. Как и другие товарищи по несчастью, приписан к 10-й поликлинике. Но добраться до нее стало невозможным. Мы передвигаемся на костылях. А от остановки троллейбуса N 2 до поликлиники, которая расположена на территории Нахимовского училища, далеко. На наши обращения никто не реагирует. Помогите!

Может, автобус N 2 — «5 километр — Стрелецкая» будет доезжать до ворот училища?

А. САЕНКО, инвалид».

«Многочисленные пассажиры вместе с водителями «благодарят» устроителей, с позволения сказать, остановки «Студгородок», что по ходу в Камышовую бухту. Сколько было обещаний официальных лиц, реляций и… волокиты при освоении «по плановой схеме» реконструкции этой аварийно-опасной остановки. Тянулась эта эпохальная стройка с весны до конца лета. Сколько неудобств людям она доставила, сколько ДТП спровоцировала за эти месяцы! А результат получился — пшик! На что деньги-то потратили? На этот узенький «карман», который от транспортных «пробок» не спасает, да на тот метровый тротуарчик, где двое с трудом расходятся? Аварийность не упала, безопасности пешеходам не прибавилось. Даже старый навес от непогоды, задвинутый в «пылу трудовых подвигов» к студенческой часовне, похоже, никто на место возвращать не собирается! Да и куда теперь его ставить. А впереди — осень да зима: уже на парапете не посидишь, ожидая транспорта…

Показуха, одним словом!

Группа студентов СевНТУ».

«Уважаемая «Слава Севастополя»! Вы постоянно боретесь с безобразиями на городском транспорте и, кажется, небезуспешно. Спасибо. Вот случай, имевший место 5 сентября в 14 часов на микроавтобусе маршрута N 23 (N 001-74 КС). Так как рейсовый автобус N 23 часто пропускает запланированные расписанием рейсы, на остановке «Овощная база» собралось много ожидающих. Микроавтобусы проносились мимо. Наконец один притормозил и мы, двое пожилых людей, вошли. Мест свободных не оказалось, но молодой водитель успокоил: «Выйдут, и вы сядете». Но на следующей остановке никто не вышел, зато водитель взял еще двоих. Так стоящих стало уже четверо. До остановки «Европа» нас швыряло из стороны в сторону, ухватиться было не за что, да и руки были заняты.

Ведь в «топик» пенсионеры садятся не из-за избытка средств, а из-за безвыходности — нет автобуса, а пешком до Камышовой не дойдешь. Этим и пользуются алчные водители, вопреки правилам набивая салон до отказа.

Кстати, и 7 сентября на 13.30 рейса от 5 км не было, и опять люди напрасно ждали, а мимо шли, не останавливаясь, полные микроавтобусы. По-видимому, зарплата водителя и кондуктора автобуса в основном состоит из «пожертвований» от водителей «топиков», иначе бы рейсы не пропускались. Кондуктор однажды бросила реплику: «Возим один мусор», пенсионеров то есть. А автобус N 23 ходит один раз в час, а последние — в 17 часов — вообще не ходят.

Л.ТОПИЛИНА, инвалид 2 группы, участница боевых действий».

Другие статьи этого номера