Статус жителей осажденного города закрепить законодательно

В минувший понедельник многие севастопольцы и гости города имели возможность встретиться и пообщаться на набережной Нахимова с кандидатом в президенты Украины, лидером Социалистической партии Александром Морозом. Он словно сошел на землю с экранов телевизоров, газетных полос и агитационных плакатов. На площадке возле памятника Затопленным кораблям Александр Александрович пообщался с представителями севастопольских средств массовой информации.- Журналисты из-за своей большой занятости на работе редко бывают у моря, — сказал известный политик. — Вот я и решил для себя прийти именно сюда, может, думаю, и журналисты последуют моему примеру, чтобы побывать в этом замечательном месте.

— При упоминании имени нашего города о чем вы думаете, какие чувства испытываете?

— В детстве, когда я видел морского офицера, приехавшего на побывку моряка, самому хотелось посвятить свою жизнь морю. В Севастополе всегда меня охватывает обостренное чувство патриотизма. Это город особенный своей историей, памятниками.

— Конечно, вам, Александр Александрович, известны присущие только ему проблемы.

— В прошлом закрытый Севастополь все еще болезненно переживает падение предприятий военно-промышленного комплекса, судостроения. Здесь рельефнее видим противоречия между интересами общества и частных лиц, что, например, проявилось в приватизации пляжей, зданий, представляющих архитектурную и историческую ценность. Севастополь, как и Киев, Конституцией Украины наделен отличительным статусом. Как и в столице, власть здесь должна определяться на основе выборности. Неоправданно затянулось принятие Закона о статусе Севастополя. Особенности города видятся еще в необходимости сохранения и обеспечения дальнейшего развития основной отрасти сельскохозяйственной зоны — виноградарства и виноделия. Еще проблема: существующая добыча известняка и ее воздействие на экологию. Во время уже состоявшихся моих встреч с севастопольцами неоднократно поднимался вопрос о необходимости введения статуса жителей осажденного Севастополя. Действительно, в годы военного лихолетья они пострадали больше, чем остальные граждане, и могут претендовать на определенные льготы. Уже принят в первом чтении проект законодательного акта о детях войны. В нем будет отдельная глава, посвященная такой категории граждан, как житель осажденного города.

— Александр Александрович, ваш комментарий относительно введения второго государственного языка.

— Идея не нова. В свое время Л.Д.Кучма, добиваясь избрания на пост Президента страны, выступал с аналогичным предложением. Стоит задаться вопросом: почему ему не удалось реализовать его? Проблема языка сложна. Ее можно отнести к основным положениям Конституции Украины. Мое твердое убеждение состоит в том, что не следует касаться содержания Основного Закона. Нет необходимости в длительной процедуре разрешения непростого вопроса через изменение соответствующей статьи Конституции Украины. Достаточно выработать и принять закон, который определил бы статус и пути развития и украинского, и русского, и языков других народов, представители которых живут в нашей стране. Пусть у нас звучит языковая полифония через книгоиздательства, учебники, методические пособия, учебные программы, на телевидении, в киноискусстве. Вот чем надо заниматься. Нам известно много примеров: как только где-то берутся за регулирование применения языков, как тут же начинает литься кровь. Особую осторожность обязаны проявлять в этой сфере руководители высокого ранга. Для человека важен не факт объявления родного ему языка государственным, а сама возможность его применения во всех сферах жизни, в том числе и на госслужбе. Необязательно вмешиваться в текст Основного Закона, чтобы закрепить такую возможность.

— Что вы увидели для себя нового при нынешнем посещении нашего города?

— Понравился вид Севастополя, по крайней мере его центр. Он выглядит более ухоженным, чище, в чем, видимо, заслуга коммунальной службы. А не ново то, что севастопольцев беспокоит то же, что и людей, живущих в других регионах Украины. Вот те же тарифы на коммунальные услуги. Их удорожание можно и нужно остановить. Возьмем уголь. На шахтах его отпускают по 140 гривен за тонну. После того, как этот уголек пройдет через липкие руки посредников, эта тонна его достается гражданину за 450-500 гривен. По всей вероятности, то же можно сказать и о других энергоносителях. Скажем, добытого в Украине газа, который в три раза дешевле покупного, с головой хватило бы для обеспечения всей коммунальной сферы. Вот где наши дешевые тарифы! Надо только энергоресурсы вернуть государству. Установка всевозможных счетчиков в быту не по карману большей части населения. Их внедрение — тоже дело государства или, по крайней мере, необходимо выделять кредиты на льготных условиях.

— Спасибо за беседу.

Другие статьи этого номера