Врачи вынесли приговор: «С постели больше не подниметесь». Но он, вопреки всем законам медицины, крепко встал на ноги

Борцом он мечтал стать с детства. Таким же сильным и непобедимым, как отец. А его он знал в основном только по рассказам матери да по воспоминаниям сельчан. В представлении Леонтия Алексеева его батя был великаном. Да и как же иначе, если он боролся на ярмарках с цирковым медведем и всегда выходил победителем. О его необыкновенной силе говорили, как о каком-то чуде.

Погиб он трагически в 1940 году, когда Леонтий был еще совсем несмышленым пацаном. Убили его за что-то цыгане.

Леонтий задался целью стать похожим на отца. Делал зарядку, накачивал мускулатуру на турнике, ходил на руках. Но все это было самодеятельностью, далекой от настоящего спорта. И он уехал в 1954 году из своего села Крымская Роза, что под Симферополем, в Севастополь, где поступил в ГПТУ-3. Стал учиться на слесаря-судоремонтника. Сейчас в училище на стенде среди фотографий выпускников, ставших известными людьми, висит и его портрет.

Л.Алексеев:

— Жили мы без отца тяжело. У матери нас было трое, так что крутилась она, как могла, чтобы обеспечить семью. Помогала управляться с хозяйством бабушка. Она гречанка, и долгое время после окончания войны находилась в постоянном страхе, что ее куда-нибудь вышлют. Но все обошлось.

К труду я был приучен с малых лет. Не стеснялся, что плохо одет. Помню, в Севастополь приехал без ботинок, в одних галошах. Сразу же стал посещать несколько секций: акробатики, бокса и, конечно же, борьбы. Но вскоре все свободное время стал проводить на борцовском ковре. И через полгода занял второе место на первенстве города. Потом стал первым на первенстве Крыма, был включен в сборную команду области. Попал на чемпионат Украины, где занял пятое место. Опыта явно не хватало. Но победу в одной из схваток я одержал над олимпийским чемпионом Яковом Пункиным. Тогда я стал мастером спорта. Позднее это звание подтвердил еще 15 раз и несколько раз — звание почетного мастера спорта.

После училища Алексеев пришел работать на флотский судоремонтный завод. В бригаде все были убеждены, что станет он классным специалистом. Но подошло время службы в армии. Направили его в Группу войск в Германии. Попал в учебный отряд, где готовили командиров танков. Но не осталось незамеченным начальством и то, что у Леонтия звание мастера спорта. Захотели тут же проверить его в «бою». Вызвали на соревнования. Он без особого напряжения сломил сопротивление всех соперников в дивизии и в армии. Перед ним открылась дорога в большой спорт.

От состязания к состязанию росли его успехи. Он много раз становился чемпионом Вооруженных Сил, дважды был чемпионом России и Всероссийской спартакиады, побеждал на нескольких престижных международных турнирах. В его активе — победы над известнейшими чемпионами Олимпийских игр, мира и Европы.

Особую страницу в биографии Алексеева занимает его тренерская деятельность. Еще в Германии, будучи сам молодым спортсменом, он готовил в своей части команду, которая стала лучшей не только в дивизии и в армии, но и в Группе войск в Германии. Позднее Алексеев занимался с разведчиками и спецназом (тогда он уже был и мастером спорта по самбо).

Для того чтобы стать полноправным тренером, надо было иметь и теоретические знания. Алексеев окончил заочно факультет физкультуры и спорта в Cимферопольском госуниверситете и после завершения службы в армии стал старшим тренером в обществе «Динамо» (кстати, своими руками он построил борцовский зал на территории ГАИ), руководил спортивной школой в объединении «Атлантика». Он был наставником сотен севастопольских юношей, которые потом блестяще выступали на первенствах Украины и спартакиадах Вооруженных Сил, становились чемпионами Европы среди военнослужащих.

Л.Алексеев:

— Я сам долгие годы был военнослужащим. И не просто числился им, как это иногда бывает с армейскими спортсменами. Отрабатывал свой «хлеб» не только на ковре. Работа тренера — тяжелый труд. А был у меня период, когда надо было выкладываться «от и до» непосредственно в боевых условиях. Приписан я был тогда к экипажу подводной лодки, базирующейся в Балаклаве. И тут перевод на Камчатку. Там зачислили химиком на подводную лодку. Она уходила в автономное плавание. О занятиях спортом пришлось забыть. Было пять «автономок». И я не отбывал «номер». Выполнял все, что мне положено. Даже стал мастером военного дела. А это так же трудно, как получить мастерское звание в спорте.

В этом весь Леонтий Алексеев. За что бы он ни брался, он всегда хотел быть лучшим.

Победы в большом спорте приносят медали, пополняющие твою коллекцию, известность и симпатии болельщиков. Незабываемы мгновения, когда ты стоишь на пьедестале почета и в твою честь исполняется гимн страны. Но есть у большого спорта и оборотная сторона. Во время подготовки к ответственным соревнованиям и в ходе их неизбежны перегрузки, и чем больше их, тем острее они скажутся через годы.

Л.Алексеев:

— Я всегда стремился только к выигрышу. Поэтому не жалел себя на тренировках. Еще когда учился в ГПТУ-3, до позднего вечера оставался в одиночестве в спортзале и иногда засыпал прямо на ковре. Утром меня будила уборщица.

В Германии в интересах команды, чтобы она заполучила больше зачетных очков, тягал «железо». Выжимал одновременно двумя руками 32-килограммовые гири, поднимал штангу. По молодости лет не задумывался о последствиях. А сколько раз я ломал ребра, руки, ноги. Вылечивался, и все было нипочем.

Потом все это аукнулось. Был я тогда директором спортшколы в «Атлантике». Стал вдруг прихрамывать чуть-чуть на левую ногу. Потом боль становилась все сильнее и сильнее. Обратился к врачам. Сделали снимок. Были многочисленные консультации. Врачи пришли к выводу: надо резать тазобедренный сустав. И это не все. У меня еще оказались смещенными семь позвонков. Первую операцию делали в Москве. Через короткое время — в Саках. Приговор врачей был категоричен: с кровати больше не встанешь. В лучшем случае — инвалидная коляска, в которой можно будет передвигаться по квартире.

О дальнейшем, не таком уж коротком периоде своей жизни, Алексеев распространяться особенно не хочет. Был он прикован к постели. В голову лезли черные мысли о том, что жизнь становится бессмысленной. Но приходили друзья, приносили продукты. Помогали чем могли. И отчаяние сменилось огромным желанием снова встать на ноги. Алексеев сам придумывал для себя упражнения, которые могли бы помочь ему научиться управлять телом. Это были изнурительнейшие часы. Казалось, ни сил, ни воли уже не хватит. А он все переборол. Сначала дошел самостоятельно до кухни, потом спустился с костылем во двор, затем совершил первую прогулку по улице.

Через год врачи, к которым он приходил на консультацию, говорили, что совершенное Леонтием выходит за рамки их понимания. А на закрытии одного из соревнований, где Алексеев был в качестве судьи, медик, обслуживавший их и знавший о болезни Алексеева, взял микрофон и сказал, что самый главный победитель в зале — человек, стоящий с костылем. Он — наша легенда. Одно его присутствие в зале поднимает дух спортсменов. Он — высокий пример для них в преодолении всех трудностей.

А сам Алексеев считает себя вовсе не обиженным судьбой. К каждому человеку может прийти беда. Надо пересилить себя. У него по-прежнему есть любимое занятие — тренерская работа. Его воспитанники завоевывают самые высокие места на соревнованиях. Причем со многими из них он готов побороться сам. Силы в руках много. А ведь ему, как он утверждает, очень еще мало лет. Всего 67.

Вот, пожалуй, и все, что можно рассказать о нашем именитом земляке. Остается только добавить, что он объявлен лучшим борцом ХХ столетия Автономной Республики Крым.

Другие статьи этого номера