Две ступени вниз

Утром Наталья Николаевна подходила к зеркалу, разглаживала морщины на лице и, недовольная своим видом, горестно вздыхала. Никуда не денешься: сорок лет — бабий век. Не заладилась личная жизнь, закончившаяся разводом и необходимостью с дочерью-школьницей снимать чужой угол, изматывала торговля на хозяина на базаре, которая не давала средств к существованию, — все это не прошло бесследно. Не одаренная природной красотой, Наталья чувствовала, что увядает на глазах, и воспринимала это как неотвратимую катастрофу. В прошлом году она убрала жировые складки на шее, теперь откладывала на вторую пластическую операцию. Операция стоила больших денег, но расходы были неизбежными. После развода Наталья жила тем, что объявлениями в газете приглашала «состоятельных клиентов для приятного общения».Таких объявлений в газетах тьма-тьмущая. Многие наши читатели, видимо, догадываются, что «приятное общение» сводится к платному предоставлению женщиной интимных услуг. А рентабельность торговли телом, сами понимаете, зависит от числа клиентов. Наплыв же их определяется тем, хорошо ли женщина выглядит и насколько искусна в постели. Просматривая свою картотеку, Наталья Николаевна приходила к выводу, что число посетителей стало уменьшаться. Это заставляло ее быть радушной с каждым. Наработанный опыт общения с мужчинами, жаждущими любовных утех, позволял ей безошибочно определять, из кого можно вытрясти больше ста пятидесяти гривен за час, а кто больше согласованной по телефону таксы ни за что не даст. Клиент сразу предупреждался, что приносить спиртное необязательно, а желательно купить фрукты.

Однажды, открыв дверь и увидев на пороге очередного визитера, Наталья сразу поняла, что будет иметь дело с простоватым мужичком, вырвавшимся из села, небогатым и прижимистым. Гость назвался Николаем. Разговорились. Выяснилось, что Николай приехал к сыну из-под Одессы, чтобы оценить целесообразность реализации в Севастополе семечек. Жрица любви сначала получила деньги, потом пригласила в постель для расчета. Через час Николай помахал даме ручкой, сказал, что ему все понравилось и повторит визит перед отъездом домой. Наталья проводила его с улыбкой. Принесенные гостем полторы сотни довели сбережения на пластическую операцию до пяти тысяч гривен.

Это даму обрадовало, и, когда перед отъездом в Одессу Николай позвонил Наталье на мобильник, она была сама любезность и сразу позволила приехать. К этому времени у нее уже созрел план действий, в который не входило интимное общение. Когда Николай передал даме деньги и фрукты, та заявила, что оставаться гостю опасно, поскольку на нее положила глаз милиция, и для пущей важности указала на укрепленную на оконном стекле табличку: «Квартира находится под охраной».

Клиент смекнул, что его могут выпроводить ни с чем. Он начал было уговаривать Наталью, но та положила руку на плечо Николая и со словами: «Не сейчас, как-нибудь потом» легонько подтолкнула его к выходу. Гость сказал, что уже взял билет на обратный путь и следующий случай встретиться может не представиться. А раз так, то по-хорошему надо бы вернуть деньги. Человек обстоятельный и приверженный сельским понятиям о том, что долг платежом красен, Николай не был намерен расставаться со своими кровными.

В профессиональной деятельности Натальи на ниве торговли телом такие конфликты уже бывали. Различными уловками ей всегда удавалось подавить недовольство клиента. Думала, что все обойдется и в этот раз. Но Николай не хотел уходить без денег. Угроза Натальи ославить его на весь мир повергла клиента в бешенство. Свой просчет женщина поняла лишь тогда, когда гость сомкнул руки на ее шее. Она даже не успела вскрикнуть, чтобы призвать на помощь соседей. Да и вряд ли кто-то из них откликнулся бы на зов из квартиры, которая вызывала у них подозрение.

Бездыханное тело матери обнаружила дочь, когда вернулась из школы. В доме недосчитались золотой цепочки, браслета и мобильного телефона. Украшения Николай снял с тела убитой. Мобильник взял со стола. Он был у Натальи всегда под рукой. По записной книжке следователи сделали вывод, что потребность мужчин в услугах Натальи была высокой. Звонили часто. И люди состоятельные, для которых полторы сотни — не деньги, и те, кто искал разрядки после семейной ссоры, и кому опостылела домашняя постель, и сексуально озабоченные, живущие в поисках острых ощущений.

Сыскари вычислили Николая на десятый день. Появление оперативно-розыскных работников было для него подобно грому среди ясного неба. Безусловно, его не покидало ощущение греха, страха и даже раскаяния, но так уж устроен человек, что он, подчиняясь инстинкту самосохранения, всегда ищет повод для оправдания своих деяний. Периодически его привозят на допрос. Следуя со сцепленными за спиной руками коротким путем от машины до кабинета следователя, он всем своим существом отдается восприятию окружающего мира. За дни пребывания в камере, несмотря на хмурую погоду, мир теперь кажется ему полным красок, запахов и переливов света. И когда во время допроса следователю кто-то звонит по мобильнику, его мелодия звучит для Николая, как реквием. Жил он своей неприметной, но устоявшейся жизнью. Потом шагнул на ступеньку ниже и оказался в квартире проститутки. Потом спустился еще на одну ступень вниз и непонятно самому, как решился на душегубство.

Чтобы теперь вернуться в свое старое бытие, наверное, не хватит ему и всей оставшейся жизни.

Редакция благодарит прокурора-криминалиста городской прокуратуры Николая Тоичкина за помощь в подготовке материала.

Другие статьи этого номера