Возьмите котика!

История эта произошла в дни, когда мы особенно были увлечены митингами. Сотни людей каждый день ходили на площадь Нахимова, чтобы подтвердить свой избирательный выбор. Но на фоне всех событий и произошло то, что произошло…Вообще-то этого кота сотрудники редакции и городской типографии (расположенные в одном здании на первом, втором этажах) знают уже чуть более двух лет. Кот же, наверное, больше отождествляет себя с типографией: ведь именно на территории этой организации располагались под навесом доски, где он жил. Вроде и ничей кот, а вроде и «с пропиской», вроде бы «бесхозный», а тем не менее всех сотрудников типографии он знал в лицо. Каждое утро Мурзик — так между собой называли кота некоторые работники — выходил к воротам, всех честно встречал, принимал от кого угощение, (от кого и пинок), а часам к десяти-одиннадцати перемещался к месту другого своего дежурства — палатке, где продаются пирожки. Это было место его постоянной охоты. Терпеливо, сдержанно, в общем-то, не теряя своего кошачьего достоинства, он ждал, когда от какой-либо доброй души и ему перепадет кусок. Ближе к обеду Мурзик пристраивался где-то поближе к любимым воротам и, подобрав под себя по-уютному лапки, дремал… И так было изо дня в день, из месяца в месяц.

Никто так и не знает, что произошло, но однажды утром Мурзик вышел встречать сотрудников типографии с перебитой лапой. Было видно, что перелом. Но кот, что называется, не упал духом. Обязанностей своих не изменил и привычек тоже. Он даже не стал более назойливым. По-прежнему по утрам «принимал» на работу, а в строго определенные часы дежурил у своей пирожковой палатки, бегал, как мог, за брошенным куском, дремал у ворот и ночевал у себя «дома».

Через какое-то время люди стали замечать, что на лапе в месте перелома у кота образовался нарыв. Затем нарыв прорвало и наружу вылезло что-то непонятное, красное, мясистое. Без содрогания на рану было невозможно смотреть. Девушка по имени Катя, работающая в ближайшем баре, так и говорила: «Каждое утро, когда иду на работу и вижу этого кота, я плачу…»

Всем было жалко. И нам, и цветочницам, что тоже неподалеку, и продавщице облюбованных котом пирожков, и случайным прохожим, невольно останавливающим взгляд на несчастном животном. Но… Как говорится, знаете ли, дела. Все куда-то бегут, чем-то озабочены.

И все же чье-то человеческое сердце не выдержало. Люди же мы все-таки, не звери! И когда в наши кабинеты пришла женщина с просьбой выделить кто сколько может денег на операцию коту, люди без лишних вопросов потянулись за кошельками. Насобирали. Связались с ветеринарной клиникой. Сделали рентген, кота отвезли.

К сожалению, часть травмированной конечности животного спасти не удалось. Начался гнойный процесс, лапу частично ампутировали. Каждый день кто-то из женщин навещал мохнатого больного. Кот пошел на поправку.

И вот сегодня Мурзик снова вернулся в свой «дом» под навесом. Настроение у него жизнелюбивое, он по-прежнему ведет себя спокойно, не жалуется на аппетит. Но как теперь сложится жизнь у кота-инвалида, предсказать невозможно. Все-таки на носу холода.

Увы, но пока нет такого человека, который бы имел возможность взять насовсем к себе Мурзика. У кого-то близкие против, у кого-то уже есть дома четвероногий друг. Поэтому хоть кот и пережил смертельную опасность, судьба его под вопросом.

Говорят, канун Нового года — время чудес и исполнения желаний. Вдруг коту повезет?

P.S. В службе спасения животных, где Мурзику делали операцию и что находится по адресу: ул.Карантинная, 29, в настоящее время находится черный персидский кот. Хозяин привез его с переломанной челюстью и выбитым глазом и… пропал. Челюсть коту «отремонтировали», животное уже ест. Ветеринары готовы за счет клиники провести и лечение глаза. Нашелся бы тот, кто возьмет его. Лишь бы не видеть, как мучается животное без человеческой любви и заботы.

Другие статьи этого номера