«Здесь плавился металл от боя, но не плавилась душа»

— под таким заголовком 11 сентября 2004 г. в нашей газете прошла сигнальная публикация «Осажденный Севастополь» (в письмах убитого офицера) — удивительный и патриотичный, до пронзительности живой документ той героической поры. Напомним, лейтенант русской армии Август Комстадиус встретил первые залпы союзников в рядах защитников Малахова кургана. Он регулярно посылал письма на родину, на Херсонщину, своим родным, и в этих посланиях мы сегодня явственно ощущаем, как высок был дух российского воинства, как беззаветно они любили родину. Ныне мы предлагаем вниманию читателей два очередных письма А.К.Комстадиуса, датированные 14 и 16 декабря 1854 г. (по старому стилю).14 декабря 1854 г.:

«Я нахожусь на 4-м бастионе, но уже командиром правого фаса. Бомбардировка стала немного живее, но нового нет ничего. Мы ждем войско, чтобы начать полевую войну. Каждый день к нам прибегает человек до 20 неприятеля, жалующихся на тяжелое положение войска. Ежели не будете получать от меня писем каждую почту, пожалуйста, не беспокойтесь: не всегда можно найти время писать. Володя, Орест, Виктор (Богдановичи) здоровы. Орест не перестает смешить. Нахимов спрашивал о здоровье Ергомышева. Если буду жив, то в следующую (почту) опишу вам подробно все, что здесь делается, теперь некогда. Не забывайте вас любящего сына и брата».

16 декабря 1854 г.:

«Тороплюсь вам сказать несколько слов. Из того, что я пишу, вы можете заключить, что я, благодаря Богу, здоров и продолжаю на 4-м бастионе переговариваться с неприятелем с помощью мортир; но теперь положение наше на бастионе очень облегчено уже тем, что нам приходится дежурить через день. Я вам писал, что нам сделали погреб, в нем надежнее от неприятельских выстрелов, также в свободные минуты есть место, куда можно укрыться и даже отдохнуть. Неприятель продолжает работать дни и ночи с целью приблизиться к нам, а мы осыпаем его бомбами etc и, кажется, немало приносим ему вреда. Я угостил его залпом, от которого, надеюсь, ему не поздоровилось. Представьте себе картину: в одну секунду 160 гранат разной величины завизжали в воздухе, и музыку, которую они должны были произвести в неприятельской траншее своим разрывом. К какому концу приведет война, один Бог знает! Мы ждем со дня на день нового войска, и, говорят, Меншиков сам хочет начать наступательную войну. Видите, неприятель отложил намерение делать высадку в Перекоп; я вам говорил, что он не имеет достаточно войска, чтобы разделять свои силы. Но Бог поможет нам изгнать врагов нашей дорогой России. Я не знаю решительно ничего о том, что делается в мире политическом, приказов тоже не читаю. Володя, Орест, Виктор здоровы, Дровецкiй еще на пароходе, но хочет просить, чтобы его назначили на батареи, но между тем он уже получил Анну с бантом. Сколько офицеров, вдесятеро меньше меня участвовавших в деле, получили награды; говорю, право, без зависти, но не могу не удивляться судьбой».

Другие статьи этого номера