Мы вас любим. Мы вами гордимся

Пять лет назад возник (ну как тут не скажешь, что из солнца, моря и любви? На самом же деле — из сердца Вадима Елизарова) замечательный Театр танца. К стыду своему, из многих работ я увидела только три: «Нотр-Дам», «Пигмалион» и последний, совершенно блестящий спектакль — «Фуэте».Отточенные, совершенные движения этих танцующих детей (да это эльфы нас посетили!), наслаждение на их лицах от самого процесса танца, красочные, безупречного вкуса костюмы. А этот лаконизм декораций! На крошечной квадратной арене, которую елизаровцы арендуют у Дворца детства и юности, минимальными средствами создаётся то средневековая Франция, то дискотека, то бальный зал, а то и кабаре… При помощи двух ажурных галерей и металлического помоста, который и балкон, и дворец, и плаха, и сам Нотр-Дам де Пари, — создаётся зябкое такое впечатление средневековья. А вот дамы в характерных головных уборах, вот плебс в характерных лохмотьях — и впечатление становится полным, а происходящее — совершенно убедительным. Мы в Париже за некоторое время до Варфоломеевской ночи. Даже если не понимать ни слова по-французски из мюзикла и не знать знаменитого романа Виктора Гюго, не понять происходящего на сцене просто нельзя!

А вот — долой трагедию! — искрометный «Пигмалион»! Там, где раньше были галереи Нотр-Дамма, теперь установлены вращающиеся медальоны. Поворот на 180 градусов — и мы в бальном зале, на стенах которого некоторая стилизация под Ватто или Буше. Поворот обратно — и мы опять на развеселой дискотеке! Нас не погружают в остроумные сложности пьесы великого Шоу, нет: проблема выносится на сцену в своем чистом виде. Классы общества, которые не соприкасаются, две враждебные — нет, настороженные друг против друга субкультуры и дерзкая Галатея, совершающая прыжок отсюда туда (или наоборот?)? Нет! Две манеры танца! И Галатея, и прыжок, и вдруг эти два полюса соединяются меридианом и становятся всего лишь его краями…

И если в «Нотр-Дам» действие разворачивается вслед за одноименным мюзиклом, то решение и разрешение «Пигмалиона» настолько новаторское, неожиданное и (ах, это, конечно, не пропустят!) просто гениальное…

И вот, наконец, «Фуэте».

Кабаре. Весь блаженной памяти ХХ век проходит перед нами: и «Мулен Руж», и «Кабаре» Лайзы Минелли, и апаши, или мафиози (Рим? Мюнхен? Москва?), и прыгающая через верёвочку Африка (ох как неожиданно, как чудно, как смешно!), и умопомрачительный танец живота, и ностальгический довоенный джаз, и традиционное «Хэлло, Долли», и, наконец, сама Долли, Лайза, Элиза, Эсмеральда! Сама неподражаемая Наталья Елизарова, воспитанница и невестка Мэтра. Уже рассказано о свите, которая делает Королеву, — это замечательные артисты. Но чтобы такая свита захотела делать Королеву, надо изначально ею быть! По-моему, так сказал бы Винни-Пух.

Даже сейчас, в декабре, на спектакле нет-нет да и слышалась английская речь. Туристам наряду с панорамой и аквариумом показывают Севастопольский театр танца Вадима Елизарова. Можно себе представить, как оглушительно проходят многочисленные гастроли этого коллектива. Не является ли именно Театр танца той последней каплей, той жемчужиной, которая делает наш город культурной столицей Крыма?

Другие статьи этого номера