Николай Петров, Георгиевский кавалер, участник первой обороны Севастополя. И его правнучка

В канун 150-летия Крымской войны редакция обратилась к севастопольцам с просьбой рассказать о своих родословных корнях, особенно если были в семье участники обороны Севастополя 1854-1855 гг. Честно говоря, надежды на то, что могут открыться новые имена, было мало, ведь Севастополь и севастопольцы сильно пострадали и в дни революционных потрясений, и в период второй обороны города 1941-1942 гг., когда погибали и истреблялись многие-многие семьи. После Великой Отечественной войны коренных жителей, носителей славных родословных, осталось чрезвычайно мало. Что уж говорить о семейных архивах!Но вот на наш призыв откликнулась Неонила Ивановна Еловая. Пришла в редакцию. Принесла фотографии. Говорила она очень скупо, скромно оставляя в тени свою собственную персону. Более всего меня потрясли чудом сохранившиеся фотографии, которые она принесла с собой. Вот они как раз и сберегли дыхание столетий. Однако, к великому сожалению, качество этих снимков не позволяет нам воспроизвести их на газетной странице. Мы отобрали лишь некоторые из них. Публикуя их, надеемся, что все же удастся донести облик членов этой старинной и славной севастопольской семьи через пелену десятилетий.

— Мой прадедушка — Петров Николай Феофилактович — был крепостным и служил царю-батюшке 25-летнюю солдатскую службу, — начала свой рассказ Неонила Ивановна. — Он участвовал в обороне Севастополя 1854-1855 гг. Свидетельств тому практически не сохранилось. Нам было известно только, что в те дни ему удалось предотвратить взрыв пороховых погребов. За это он был удостоен звания Георгиевского кавалера. Эта медаль бережно хранилась в доме, но потом пропала. У прадедушки Николая Феофилактовича и прабабушки Татьяны Васильевны была большая семья — четырнадцать детей. Семья за заслуги прадедушки как Георгиевского кавалера пользовалась определенными привилегиями. Так, например, дети могли учиться, чем родители очень гордились.

Знаменательно, что как раз в то время в типографии работали люди, чьи имена ныне значатся на мемориальной доске у входа в нашу редакцию. Они погибли в дни обороны: директор типографии Е.М.Люхман, начальник цеха Г.А.Ткаченко, заведующий издательством Л.О.Поляков. Погибла работница А.Я.Музрахи, а она в то время была беременна. Неонила Ивановна помнит, как в один из наиболее страшных налетов вражеской авиации в здание типографии попала бомба, начался пожар, все, кто мог, принялись спасать кассы с типографскими шрифтами. Выстроились цепочкой до института им.Сеченова (нынешний Дворец детства и юности) и передавали их друг другу. Маму во время того налета ранило, ее отправили в госпиталь, что находился в Камышовой бухте. Она оттуда сбежала. А потом, когда лидер «Ташкент» в самых последних числах июня пришел в Севастополь, Неонила Ивановна вместе с мамой поднялась по его трапу и в последний раз окинула взглядом разбомбленный горящий город. И снова налеты, в Новороссийске раненых и эвакуированных женщин с детьми пересадили на эсминец «Сообразительный».

Они спаслись. А потом, в 1944 г., в числе первых вернулись в Севастополь. Уже в июне была образована типография на улице Ленина, во дворе кинотеатра «Луч». Там как раз и печаталась газета «Слава Севастополя», а они с мамой по-прежнему изготовляли штемпели. Потом она работала в одной из организаций Черноморского флота.

Вот такая история Неонилы Ивановны Еловой — коренной севастопольчанки, жительницы осажденного города, скромной труженицы, ветерана Черноморского флота, правнучки Георгиевского кавалера Николая Феофилактовича Петрова, который защищал наш город в 1854-1855 гг.

На снимках: дети Георгиевского кавалера Николая Петрова — Марфа Николаевна, Георгий Николаевич, Владимир Николаевич. (Фотографии конца XIX — начала XX вв.)

Другие статьи этого номера