Плохая примета, или Я готова все начать сначала!

…Шел 1944-ый год. Ничем не примечательные студентка фельдшерско-акушерской школы г.Николаева и лейтенант пехотного полка познакомились на танцевальной площадке в День Военно-Морского флота. Все было как обычно: встречи, расставания, свидания, обещания. Через полгода мы решили быть всегда вместе и пожениться. Все уговоры со стороны родителей, друзей, что идет война и «не время» и «не возраст» (жениху исполнился 21 год, а невесте не было и 18-ти), ни к чему не привели.Регистрацию брака мы назначили на 5 января 1945 года. Был очень морозный и снежный день, и мы вдвоем, без свидетелей, пешком через весь город отправились в так называемый загс. Пришли, а там на дверях висит огромный амбарный замок и рядом на клочке бумаги написано «обед». Делать нечего, мы отправились домой на обед.

На пороге нас встретила очень взволнованная мама с иконкой в руках (эту иконку Божией Матери я до сих пор храню и на нее молюсь). Мама говорит: «Поздравляю вас и благословляю». А мы отвечаем ей, что ничего не вышло, загс закрыт на обед и мы пойдем еще раз. Мама расстроилась, дескать, это плохая примета…

Идем расписываться второй раз. загс — это маленькая каморка при горисполкоме. Регистратор — бледненькая, худенькая девчушка, долго искала клочок чистой бумаги, чтобы от руки написать нам брачное свидетельство. Вручая этот документ, она сказала, что нужно уплатить 16 рублей. Мой «новоиспеченный» муж пошарил по пустым лейтенантским карманам, денег не нашел. Тогда он сказал мне, чтобы я оставалась на месте, а сам побежал на улицу, надеясь встретить кого-нибудь из знакомых и перезанять. На улице он встретил своего командира полка, который сам немало удивился: что здесь делает его подчиненный? Пришлось все рассказать да еще и в долг попросить у командира. Командир полка вынул из кошелька какую-то купюру и сказал: «На счастье! Отдавать не нужно». Так мой муж смог «расплатиться» за свою жену.

Придя домой, мы, конечно, все рассказали маме. Она снова разволновалась и опять сказала, что это плохая примета. Свадьба состоялась в полуподвале за круглым маминым столом, при коптилке от артиллерийского снаряда, с бутылкой самогона и скудной военной закуской на пять человек.

И начались суровые военные и послевоенные будни, новые назначения, переезды. Вот только один пример.

Восточная Пруссия, 1946 год. Командир Керкинесской Краснознаменной бригады морской пехоты Герой Советского Союза генерал Трушин выделил нам немецкую быстроходную баржу, чтобы перевезти нас с одним узелком и новорожденным сыном в дом лесника. Муж вручил мне винтовку-трехлинейку и приказал охранять себя и ребенка, так как еще много бродило немецких пленных…

Бытовые условия в нашей жизни были совершенно невыносимые. Но мы со всем соглашались и стремились счастливо выживать.

Десятилетие совместной жизни встретили в Заполярье. Здесь муж сделал мне первый подарок: большую коробку духов «Красная Москва» и тоненькое золотое обручальное колечко. Для меня это колечко было дороже всех бриллиантов на свете. Но во время отпуска летом, когда мы купались в реке, мое колечко соскользнуло с пальца и утонуло. Я страшно плакала, а еще горше рыдала моя мама, говоря, что это уже совсем плохая примета…

И вот наперекор всем приметам, трудностям и преградам мы прожили с мужем шестьдесят лет. Да, мы получили квартиру только тогда, когда муж уже был в звании полковника. Но я считаю, что все эти годы наша семья была дружной, здоровой и счастливой. Мы всегда знали, что наше богатство не выражается в денежных единицах, ведь чтобы создать крепкую семью, одних денег мало. Сын наш Борис — капитан 1 ранга, дипломат, доцент. Его жену Людмилу мы не называем невесткой — это наша старшая дочь, первая помощница и советчица. Младшая дочь Лариса — редкой души человек, заботливая, внимательная, любящая нас, родителей. Внук Алексей — капитан 1 ранга, дипломат — погиб на Кубе при исполнении служебных обязанностей. Внучка Екатерина — медсестра. Правнуки: одиннадцатиклассник Борис, полуторагодовалый Илюша…

Всегда моим девизом было четверостишие К.Симонова:

Какое б горе мелких неудач,

Какая бы тоска ни удручала,

Рукою горло стисни и не плачь,

Садись за стол и все начни сначала.

Если бы мне сейчас предложили выбор, я бы однозначно сказала, что готова все начать сначала.

С уважением

Другие статьи этого номера