«Судно — такая животина, которая либо кушает деньги, либо их зарабатывает»

В.В.ЧЕПИКОВ — широко известный в городе человек. Достаточно вспомнить, что он в комсомольском возрасте, в неполные 28 лет, стал капитаном крупного судна. Бессчетное количество раз переходил экватор. Уже в зрелые годы служил в Киеве в главном штабе рыбной отрасли страны, был советником в Верховной Раде. В настоящее время возглавляет наблюдательный совет компании «Морской колокол».- Я внимательно следил за избирательной кампанией по выборам президента Украины, — сказал в беседе с корреспондентом «Славы Севастополя» Владимир Владимирович, — в меру своих сил участвовал в ней, в пиковые моменты события не отходил от телевизора. Сильное впечатление произвело на меня выступление перед севастопольской аудиторией доверенного лица кандидата в президенты от оппозиции Виктора Ющенко, бывшего главы столичной госадминистрации И.Н.Салия. Он мой, и не только мой коллега. Значительная часть его жизни связана с судостроением, когда он, молодой специалист, возглавлял один из цехов киевской «Ленинской кузни».

— И какие выводы вы сделали от сначала виртуального, а затем личного общения со столичным гостем?

— Я укрепился в убеждении, что в стране, в том числе в нашем городе наступает, не стану утверждать, лучшая или худшая, но определенно новая эра. Выборы на данный момент, к сожалению, еще не завершились. Но, в принципе, мы близки к окончанию этого напряженного многострадального процесса. Пора пристальней всмотреться в будущее и задаться вопросом, как при новом руководстве в центре и на местах будет развиваться страна, а вместе с ней наш город.

— Севастопольцы, по-моему, определились в выборе главного дела. С недавних пор взят курс на утверждение рекреации и туристической деятельности.

— Согласен, нам есть что показать. Когда ко мне приезжают гости, я везу их морем вдоль побережья до Балаклавы. Восторгам моих спутников нет конца. Добавим сюда существующие и восстановленные памятники истории и культуры. Спору нет, деятельность, связанная с организацией отдыха людей, может и должна обеспечивать значительные поступления средств в бюджет города. Но еще раз окинем взором с моря берега и бухты Севастополя — крупного города не по населению даже, а по территории. Его потенциала достаточно, чтобы вершить и другие дела.

— В том числе и те, в которых мы уже себя показали с лучшей стороны.

— Если вы о рыбной отрасли, то будете правы. Нельзя согласиться с тем, что в настоящее время мы завозим много рыбы из Норвегии. Океаническое рыболовство мы почти потеряли. И его просто необходимо вернуть. Украинских рыбаков не забыли у берегов Марокко и других африканских стран, вытянувшихся вдоль побережья до самого экватора. На определенных условиях с ними можно договориться.

— Но где наши промысловые корабли?

— Недавно я побывал в Дании. Там освежил в памяти то, что известно многим. В Европе исповедуют модерновые принципы судостроения. Применяя новейшую технику и технологии в Дании 70-80 человек легко за три месяца спускает со стапелей на воду судно водоизмещением в 10000 тонн. Классический американский опыт: которые в годы войны управлялись с такой же махиной за месяц.

— Мы же суда строим годами.

— И нам должно быть стыдно за черепашьи темпы, имея под рукой металл, трубы, другие комплектующие, располагая богатым интеллектуальным потенциалом конструкторских бюро, чего только наш «Черноморец» стоит. Трудно найти его специалистам равных в мире по знаниям и умению. Нет, судостроение надлежит разворачивать на совершенно новой площадке, по совершенно новой идеологии. Можно ли соглашаться с тем, что чисто на реализацию проекта идет четверть отпущенных средств, остальные деньги требуются на содержание инфраструктуры, управленческого аппарат? Без бюрократа не обходится и в странах Евросоюза. Но там он поставлен в жесткие рамки. Принимать то или иное управленческое решение он должен максимум в течение пяти дней. У нас же порой шести и более месяцев не хватает на утряску простейшей проблемы.

— Вы, Владимир Владимирович, красивую картинку нарисовали: свободная площадка, металл, трубы…А деньги где?

— Вопрос финансирования — самый болезненный. Удалось переговорить с некоторыми отечественными и зарубежными инвесторами. Они готовы дать большие деньги под хороший проект. Но они с опаской оглядываются на нашу бюрократию. Денег есть много и у нас, и за рубежом. Нужна еще политическая стабильность, надежда на которую появилась сейчас после известных событий в общественной жизни страны.

— Наверное, есть еще идеи?

— Верите, вспомнились времена царя-батюшки. При нем у нас не без успеха существовали судоходные компании. Удивительно, но в новейшей украинской истории они не появились. Хотя спрос на услуги по транспортировке грузов огромен. При этом сама природа выдвигает на первые роли Севастополь — один из немногих украинских незамерзающих портов на Черном море. Николаев и Херсон в отличие от нашего города — замерзающие порты, Одесса раньше замерзала раз в три года, нынче — раз в пять лет. А ледокол в нашем бассейне один. Перспективы перевалки грузов может тормозить ограниченная пропускная возможность нашей железной дороги. Но моя рабочая группа уже подсчитала, что есть еще резерв для наращивания потока грузов процентов на 30-40. Опять же на пути встает наша бюрократия. Украина — единственная в Европе страна, где без всяких на то оснований ввели лицензии на грузоперевозки по воде. Какие внутренние лицензии, если суда ходят на бойких межгосударственных линиях? Родное Отечество удивило мир еще раз, реанимировав существовавшую в бывшем СССР инспекцию безопасности мореплавания. Это отпугнуло судовладельцев от Украины. Они у нас есть, это правда, но их корабли плавают под иностранными флагами. Нынче наметившиеся перемены вселяют надежду на то, что суда наших соотечественников могут вернуться на родину. К месту будет сказано, что украинские экипажи, в особенности механики, судоводители — лучшие в мире. Нам грех не накапливать, а терять этот высокий человеческий потенциал. А для этого надо браться за строительство судов. Нынче в моде корабли типы «Река-море» средней тоннажности. Мне представляется, что близок час, когда в Севастополе, пусть с опозданием, но все-таки появится 2-3, может, больше судоходных компаний.

— Что такое судоходная компания?

— Это в классическом варианте мировой практики 2-3, возможно, десять сухогрузов и на берегу ФИС в 2-3 кабинета со всеми видами связи. Все суда должны быть все время в работе. Судно такая животина, которая либо кушает деньги, либо их зарабатывает. И дает заработать другим. Ведь один раз в 2-3 года судно надо доковать, раз в пятилетку — капитально ремонтировать. А это уже дело береговых предприятий.

— Я, — сказал в заключение беседы В.В.Чепиков, — имею в кармане два диплома о высшем образовании. Написал, но, к сожалению, не довел до защиты диссертацию по морской тематике, приобрели большой опыт работы. Не хотелось бы занимать внимания людей пустыми разговорами. И судостроение, и рыболовство, и судоходство — Смогут стать теми китами для дальнейшего развития города. Час для этого наступает. Сложилось убеждение: если то, что было обещано на Майдане, осуществится хотя бы на 50 процентов, через пять лет страна будет другой, а Севастополь стремительно поднимется в развитии и обгонит другие регионы…

Другие статьи этого номера