Мелочь, которой не хватает

«А мелочи не найдется?» С этим вопросом каждый из нас сталкивается, если не по нескольку раз в день, то единожды, это уж точно, констатирует «Правда Украины». Причем звучит он в весьма широком «эмоциональном» диапазоне — от вежливо-извиняющейся интонации до требовательно-истерической. Как показывают личные наблюдения, особенно явственен «мелочный» синдром в утренние часы, когда торгующий люд еще не «расторговался» как следует. И начинается выяснение, кто кому должен. При этом продавец не торопится метнуться-подсуетиться, чтобы разменять крупную денежку на более мелкую у соседей по прилавку, а покупатель явно не горит желанием подарить ему «копеечную» сдачу, обреченно махнув рукой: дескать, да ладно, чего уж там! В идеале такое непримиримое противостояние может затянуться до вечера. Но в реальности этого, конечно же, не происходит: к примеру, мелочишки может подбросить следующий покупатель или сам же продавец, не выдержав напора, более «тщательнее» поскребет по сусекам, то бишь по карманам и другим заначкам.Куда более широкомасштабные конфликты на «мелочной» почве разворачиваются в официальных организациях: почте, сберкассе, у окошка кассы метро. Народ просто захлестывает волна возмущения, когда от него требуют мелочь люди, по роду своей деятельности просто обязанные быть обеспеченными копейками разного достоинства и мелкими купюрами. «Нет у меня сдачи, ждите, может, появится!» — небрежно брошенная фраза способна послужить мощным детонатором для взрыва нешуточных страстей, в водоворот которых «всасываются» все новые и новые клиенты, «сами когда-то от кого-то пострадавшие по точно такому же поводу».

Вообще, если, так сказать, зреть в самый корень, то жесточайший дефицит разменных денег возник еще в начале 90-х, в период оглушительного распада СССР. «Зараза» оказалась весьма живучей, поскольку с успехом перекинулась и на украинские копейки. Нацбанк утверждает, что разменной мелочи Банкнотно-монетный двор отчеканил вполне достаточно: в настоящее время в наличном обращении находится 2,739 миллиарда монет — по 55 штук на каждого жителя страны. Но беда в том, что значительная часть мелочи «похоронена» в хранилищах коммерческих банков и не возвращается в территориальные управления Нацбанка, а значит — в наличное обращение. Так, за последние три года из банковских учреждений вернулось всего 0,5 процента однокопеечных монеток, 2 процента «двушек», 17 процентов пятаков и гривенников, 57 процентов монет номиналом 25 копеек и 76 процентов полтинников. Заново тиражировать недостающую мелочь накладно для казны, ведь себестоимость изготовления любой монеты намного превосходит номинал. Поэтому Нацбанк пошел другим путем, обязав свои территориальные управления бороться с оседанием монет в комбанках. И в самом деле, мелочь не просто должна — она обязана возвращаться в наши карманы и на прилавки. Хотя бы для того, чтобы мы не портили себе нервы по… мелочам.

Другие статьи этого номера