Севастопольское продолжение

«Секретная операция «Аргонавт» и послевоенный Севастополь» — доклад, который представил на Международный симпозиум, посвященный 60-летию Крымской (Ялтинской) конференции вице-президент Фонда культуры и истории имени Геннадия Черкашина В.Б.ИВАНОВ. Думается, что изложенные в нем факты привлекут внимание наших читателей.»Аргонавт» — такое кодовое название ялтинской встречи предложил И.В.Сталину У. Черчилль в секретном послании. Сталин ответил согласием «незамедлительно и безусловно». Ф. Рузвельт, составляя письмо в Лондон, не удержался от комментариев: «Ваше предложение — «Аргонавт» — приветствую. Вы и я их прямые потомки».

Для обеспечения безопасного проведения этой исторической встречи были привлечены тысячи русских, американских и британских сотрудников служб охраны и безопасности, солдаты и матросы стран — участниц конференции. К выполнению правительственного задания, которое было поручено Черноморскому флоту, готовились тщательно и скрытно. Подготовка кораблей группы обеспечения проходила под контролем исполняющего обязанности командующего ЧФ адмирала Басистого (начальник штаба ЧФ). 1 февраля отряд обеспечения перелетов самолетов был в море.

Корабли были рассредоточены на 300-километровом отрезке по маршруту Бургас — Саки с интервалом 30-40 миль. Сначала на Сакском военном аэродроме приземлился самолет с президентом США Франклином Рузвельтом, спустя некоторое время прибыл самолет с премьер-министром Великобритании У. Черчиллем. Премьер-министру Великобритании сэру У. Черчиллю был отведен под резиденцию Алупкинский дворец. Президенту США Ф.Рузвельту — Белый дворец в Ливадии, а советская делегация во главе с И.Сталиным разместилась в бывшем Юсуповском дворце. За несколько дней перед началом конференции был объявлен список лиц, входящих в правительственную делегацию от военно-Морского Флота СССР. Возглавлял военно-морскую группу нарком Н.Кузнецов. Кроме него, включены были командующий ВВС ВМФ маршал авиации Жаворонков, вице-адмирал Кучеров, вице-адмирал В.Касатонов и другие.

Пока в Ялте проходили переговоры, Черноморский флот обеспечивал безопасную стоянку американских и английских кораблей, прибывающих в Севастополь для связи глав правительств. После выполнения первой части задания в Севастопольскую бухту вошли три американских тральщика, корабль связи президента США Рузвельта «Катоктин» и корабль управления ВМС Великобритании «Уильям Блоунт». Проводка и постановка иностранных кораблей в Севастопольской бухте обеспечивалась штурманской службой Черноморского флота. Корабли охранения ЧФ блокировали вход в Севастопольскую бухту на случай возможных диверсий. Британский штабной корабль стоял на бочках у Северной стороны, а американский корабль связи был поставлен у причала «Угольный». Севастопольцы, узнав о заходе военных кораблей союзников в Севастополь, высыпали на Приморский бульвар и с большим интересом наблюдали за событием. На следующий день в Доме офицеров флота командованием ЧФ был устроен банкет в честь американских и британских моряков.

В течение переговоров глав государств, проходящих в Ливадийском дворце, в Севастополе военные моряки проводили совместные вечера, встречи с жителями города, которые, как отмечала пресса, носили доброжелательный и дружеский характер. Американцы знакомились с разрушенным городом и его историческим прошлым.

11 февраля Ялтинская конференция завершилась. Сталин остался доволен ее результатами. Может быть, именно поэтому им был отдан приказ о награждении всех офицеров, принимавших участие в ее проведении.

После окончания конференции главы союзных делегаций решили осмотреть Севастополь. Первым 11 февраля 1945 года город посетил президент США, который проследовал по единственной дороге, идущей из Ялты в Севастополь, — Лабораторному шоссе, мимо разрушенных Лазаревских казарм и остатков одноэтажной Корабельной стороны. Спустившись по Ушаковой балке и протиснувшись сквозь чудом уцелевший проезд под железнодорожным полотном, президентский кортеж прибыл на причал «Угольный», где Ф. Рузвельта перенесли на корабль связи. Связавшись оттуда с Каиром и уточнив детали предстоящего совещания, президент США с борта корабля осмотрел разрушенный Севастополь. Переночевав на военном корабле, 12 февраля Ф. Рузвельт выехал в Саки, откуда самолетом вылетел в Каир. Через день все американские корабли покинули гостеприимный Севастополь, взяв курс на пролив Босфор.

А 13 февраля 1945 года Севастополь посетил сэр У.Черчилль с дочерью Сарой. Будучи в Крыму, британский премьер-министр не мог не посетить места, связанные с британской историей, с участием Великобритании в Крымской войне 1853-1856 гг. Об этом он вспоминает в своей книге «Вторая мировая война» (т.6. «Триумф и трагедия»): «Днем 13 февраля я побывал там вместе с начальниками штабов и русским адмиралом, командующим Черноморским флотом (на самом деле это был начальник штаба ЧФ вице-адмирал Басистый). Оглядывая местность, можно было себе представить ту ситуацию, с которой столкнулся лорд Раглан около 90 лет назад. Мы посетили его могилу утром и были очень поражены той заботливостью и вниманием, с которым за ней ухаживали русские».

В этих словах скрыта неточность. Фельдмаршал лорд Раглан, главнокомандующий британскими войсками в Крыму и на Востоке в целом, скончался 28 июня 1855 года от холеры. Ему тогда было 67 лет. Через несколько дней после смерти, 3 июля 1855 года, гроб с телом фельдмаршала был погружен на борт корабля «Caradoc» и отправлен в Британию тем же вечером. 26 июля останки лорда Раглана были захоронены в фамильном склепе в Бэдминтоне. Таким образом, могила лорда находится в Англии. Но в Крыму, где рядом с британской главной квартирой находилось штабное кладбище, осталась плита с надписью о смерти Лорда Раглана (6-й км Балаклавского шоссе). Очевидно, именно эту плиту и показали У.Черчиллю как могилу лорда Раглана.

Британский премьер посетил также и Балаклаву, с набережной осмотрел развалины Генуэзской крепости, бухту, где в 1854-56 годах стояли английские корабли и где размещалась главная база британских войск в Севастополе. С набережной начиналась железная дорога от Балаклавы до передовых позиций британских войск на Каткартовом холме длиной 14 км, построенная за семь недель 500 британскими рабочими зимой 1855 года.

У.Черчилль осматривал поле знаменитого Балаклавского сражения 25 октября 1854 года с самой высокой точки — с места, где в 1854 году располагался турецкий редут N 4 — основной «виновник» трагической ошибки лорда Кардигана.

Затем британскому премьеру пришлось увидеть ужасную картину разрушений центральной части Севастополя. Кортеж проследовал по Лабораторной балке, по центральной улице до Графской пристани, откуда на катере У.Черчилля доставили на британский штабной корабль.

Утром 14 февраля сэр У. Черчилль выехал в Саки. На аэродроме его ожидал самолет. Там был выстроен величественный почетный караул из войск НКВД. «Я произвел им осмотр в своей обычной манере, заглядывая каждому солдату в глаза», — писал позже У. Черчилль. 14 февраля 1945 г. премьер-министр Великобритании вылетел с аэродрома Саки в Афины. Покидая Советский Союз, У.Черчилль сделал перед микрофоном кинохроники заявление. Он, в частности, сказал: «С тех пор, как двенадцать дней тому назад мы приземлились на этом аэродроме в разоренном войной Крыму, в мире произошли большие события. Постоянная дружба и сотрудничество трех великих держав были провозглашены более точно и более авторитетно, чем когда-либо раньше. Теперь нам предстоит вступить в сердце вражеской страны и сокрушить навсегда отвратительную нацистскую тиранию, которая грозила воспрепятствовать движению человечества вперед, его дальнейшему прогрессу».

Позднее, 24 апреля 1945 года, Севастополь посетила госпожа Клементина Черчилль, супруга сэра У.Черчилля. Она ознакомилась с городом, посетила здание бывшего Института физических методов лечения (ныне это Дворец детства и юности), осмотрела Приморский бульвар, Херсонесский музей, Малахов курган, Сапун-гору. Через 2 месяца после отъезда госпожа К.Черчилль безвозмездно прислала хозяйственное и медицинское оборудование для первой городской больницы на 400 коек.

Существует версия, что Сталин специально запланировал посещение главами американской и британской делегаций полностью разрушенного города, чтобы на примере Севастополя главы государства могли представить себе масштабы и ущерб, причиненный СССР фашистской Германией.

Как британские, так и американские гости выражали свое восхищение мужеством защитников Севастополя. При расставании с городом президент США Ф.Рузвельт, обращаясь к многочисленным советским и иностранным корреспондентам, сказал: «О господа! Если бы я мог ходить, то тогда бы дошел до святых мест России — Ленинграда, Сталинграда, Севастополя, стал бы на колени и поцеловал эту святую землю…»

Масштабы разрушений произвели на президента большое впечатление и при расставании с первым секретарем Севастопольского горкома партии Ф. Рузвельт сказал примерно следующее: «Для восстановления вашего города понадобится 50 лет, и это возможно в том случае, если мы вам поможем, без нашей помощи вам не обойтись». Известна история, когда Сталин, узнав об этом, приказал включить Севастополь в число 10 городов СССР — таких как Москва, Ленинград, Киев, Минск и др., подлежащих первоочередному восстановлению. Были разработаны три плана восстановления Севастополя, один из которых в 1947 году утвердил лично Сталин, и в город были направлены 32 тыс. квалифицированных рабочих из 12 областей Российской Федерации. За короткий срок, а не 50 лет, к маю 1954 года центральная часть города была заново построена.

Другие статьи этого номера