Закон подлости

Рубрику ведет Леонид СОМОВ

Нам всем известна такая фраза: «Ну сегодня все просто валится из рук». Говорятся такие слова обычно с некоторым чувством неизбежности содеянного: чему быть, тому, мол, не миновать.

Действительно, согласно постулатам законов современной науки мерфологии, человек рано или поздно приходит к осознанию выстраданных истин этой науки, краеугольным камнем которой является следующее изречение: «Если некая неприятность может произойти, она непременно осуществится».

В моей жизни был один именно такой денек, и, представьте, он не пришелся на страстную пятницу. Сейчас на дворе май, посему мне почему-то пришел на ум именно этот день — 17 мая 1999 года. Много важных дел, помнится, мне предстояло сделать тогда: отправить телеграмму лучшему другу в г.Сызрань на его 50-летие, договориться об устройстве младшей дочери в специализированный садик для детишек с нарушением зрения, посетить банк, чтобы продлить срок вклада по депозиту, зайти на почту и получить посылку из Ирландии от моего двоюродного брата, наконец, встретиться в Инкермане с фирмачами для заключения договора об установке в зале моей квартиры подвесных потолков…

Все это я сейчас обновил в памяти благодаря записям в рабочем блокноте того года…

Итак, сегодня можно констатировать, что день 17 мая 1999 года выдался для меня поистине несчастливым днем. Согласно мерфологическим установкам, «закон цеха» гласит: любой инструмент, если его вдруг уронят, чаще закатывается в самый недоступный уголок цеха. Что интересно, падая, эта отвертка или молоток непременно шандарахнет вас по самому больному пальцу на левой или правой ноге…

Утром того дня меня разбудил шум жуткого ливня. Чертыхнувшись, я встал с постели и, нащупывая ногой задвинутый под кровать тапочек, пребольно ударил косточку большого пальца левой ноги о нижний деревянный ярус своего раздвижного дивана. В итоге — синий след на стопе, жгучая боль и уже слегка отравленное настроение.

Проковыляв в кухню, поставил вариться кофе в турочке, заглянул в холодильник за сливками и… локтем опрокинул кофе на пол. Благо бы просто на пол, так нет: кофе залил всю газовую плиту…

Под проливным дождем я, прикрываясь зонтом, побежал в гараж. Порывом ветра зонтик выгнуло наизнанку, и две спицы предательски «порвали отношения» с черным китайским шелком. Но куда более серьезное испытание меня ждало на пороге гаража: навесной замок был просто-напросто варварски сбит, а из черного отверстия внутреннего замка торчала ржавая отмычка, которую, как оказалось позже, можно было высверлить лишь с внутренностями замка.

На то, чтобы добраться до машины и обезопасить гараж хотя бы новым внешним навесным замком, ушло два часа…

Я позвонил было шефу, чтобы известить о том, что задерживаюсь, но ничего путного не вышло: секретарь доложила, что Виктор Арнольдович очень сердился по поводу моего отсутствия и был вынужден ехать в суд для дачи объяснений по одной из перекрестных проверок КРУ (по этим делам фирму обычно представляю я)…

Последующие два часа прошли в нервном ожидании шефа: все валилось из рук. Кстати, именно в это время я выдержал натиск весьма нервного заказчика, который, убегая, пообещал мне, что «…еще разберется со мной по-черному…»

В три часа, после перенесенной шефской взбучки, я пошел перекусить. Конечно же, сработал закон подлости: в ходе пережевывания отбивной маленькая косточка предательски вонзилась в основание пломбы на верх-ней «девятке», и… уже через час я сидел в кресле зубопротезного кабинета на ул. Б.Морской. Случилось самое худшее: мне удалили зуб, заверив, что «так уж, извините, надо».

Вечером, добираясь домой, разумеется, не сделав ничего из того, что наметил, я превысил скорость и зацепил водопроводную колонку на маленькой улочке, куда я никогда раньше не заезжал (показалось, что так я окажусь подальше от бдительных глаз гаишника).

…Столб воды вырвался из основания сбитой колонки, я разбил фару своего «Опеля» и кое-что еще по мелочам.

…Уже поздним вечером раздался звонок от жены моего друга, который должен был 17 мая справлять свой юбилейный день рождения. Она сообщила, что накануне Женька слег в больницу — инфаркт…

Каково? Что-что, а уж этот денек я запомнил на всю оставшуюся жизнь.

Так что я потом поневоле внимательно изучил все постулаты науки под названием «мерфология». Вот некоторые «перлы»: «Если может случиться несколько неприятностей, они происходят в самой неприятной последовательности… Все, что может испортиться, портится. Все, что не может испортиться, портится иногда…»

Ф.ТЯЖЕЛЬНИКОВ, житель Нахимовского района.

От редакции

Как бы в утешение автору мы приведем со своей стороны замечательный принцип конгруэнтности Жванецкого: «Если раздуть свои радости до размеров неприятностей, то можно и от них получить наслаждение».

Другие статьи этого номера