Флоренс Найтингейл: музей в Стамбуле

Севастопольская делегация — представители Фонда культуры и истории имени Геннадия Черкашина — посетила музей Флоренс Найтингейл в Стамбуле. Это была первая группа из Украины, которая за все годы существования мемориальной экспозиции побывала в этом музее. И все дело в том, что находится он в здании базы и штаба 1-й турецкой армии в Уксюдаре. Естественно, само расположение в военном учреждении предопределяет особую процедуру оформления посетителей, в чем нашей делегации помогло украинское консульство в Стамбуле.Величественное здание штаба армии, расположенное на азиатском берегу Стамбула, хорошо просматривается из различных районов города и с нашего теплохода «Севастополь-1». Оно было построено для казарм в начале XIX века, в период правления Селима III, и до сих пор носит название Селимей. Даже не верится, что эти корпуса, скорее, классической европейской, нежели османской архитектуры, были предназначены для казарм. Они представляют собой замкнутый четырехугольник, длина каждой стороны которого достигает 300 метров. А по всем четырем углам возвышаются семиэтажные башни, увенчанные куполами. В здании 300 комнат и 3000 окон. Особенно внушительное зрелище открывается по вечерам, когда включается яркая подсветка стен и куполов и здание видно через гладь Босфорского пролива.

Соблюдены определенные формальности, уточнена заявка, проверены списки, и вот мы уже на территории базы. 150 лет назад, в годы Крымской войны, здесь располагался госпиталь для британских и французских раненых, принимавших участие в военных действиях в Крыму. Оттоманское правительство передало громадное здание для этих целей. И именно здесь работала знаменитая медсестра Флоренс Найтингейл, которая положила начало международному движению милосердия. Флоренс Найтингейл была признана самой великой женщиной Англии XIX столетия.

И вот мы в огромных, сияющих блеском коридорах штаба 1-й турецкой армии. Безукоризненная, зеркальная чистота. По стенам — карты, оружие, картины, фотографии, эстампы, отображающие историю армии, портреты военачальников, участников различных наиболее памятных сражений.

Нас встречает и ведет экскурсию майор Ведат Замир, офицер протокольного офиса.

— Добро пожаловать, — говорит, улыбаясь, Замир, — у нас давние связи и добрая дружба. Я люблю ваших людей, хотя наш музей они не посещают.

Музей состоит из двух частей. Вначале — история 1-й армии, четыре этапа ее боевой деятельности. Главные экспонаты — гипсовые позолоченные скульптуры участников различных сражений в натуральную величину, барельефы и горельефы, передающие наиболее напряженные моменты боев. Пушки, пулеметы, знамена — все, что воссоздает атмосферу сражения. Член нашей делегации — народный художник Украины Станислав Чиж — знакомился с этой экспозицией особенно внимательно, проявляя естественный профессиональный интерес. Со своей стороны я уговаривала его сфотографироваться то у одного, то у другого скульптурного экспоната. Однако, увы, все пленки, задействованные для наших съемок в штабе армии, оказались засвеченными. Может, еще и потому, что 1-я турецкая армия является составной частью НАТО, ну а в таком штабе свои естественные и неведомые нам преграды.

Нам также не удалось сделать фотографии и во второй части музея, непосредственно рассказывающем о Флоренс Найтингейл. Поэтому сегодня мне приходится довольствоваться снимком из буклета. Музей начинался так: в 1954 году, в дни 100-летия Крымской войны — тогда турецкая ассоциация медсестер установила мраморную доску на башне госпиталя в Скутари. Затем было принято решение реконструировать бараки в северо-западной башне и создать там музей. Ведат Замир рассказал, что в этих залах (до реконструкции) находились операционная и комната, где жила Флоренс.

Флоренс Найтингейл родилась в богатой семье в 1820 г. Она получила великолепное образование в области лингвистики, математики, статистики, философии, истории, она владела пятью языками, разбиралась в политике, экономике, праве. Однако она, вопреки воле семьи, выбрала профессию медсестры, получила профессиональные знания в Германии, а потом стала подлинным реформатором системы ухода за ранеными и больными.

Милосердный дар Флоренс Найтингейл особо проявился в перид Крымской войны. По зову сердца в ноябре 1854 г. прибыла она в предместье Стамбула, Скутари, для работы в английском госпитале. С первых дней столкнулась со сложнейшими условиями работы. Холод, голод, палаты переполнены, нет медикаментов, перевязочного материала, не хватало врачей. Антисанитария на кораблях, гнилые продукты. В результате — холера, тиф, дизентерия. Смертность от ран — 23 случая на тысячу солдат, а от болезней — 100 на тысячу.

Дважды Флоренс выезжала в Крым для проверки британских полевых лазаретов, расположенных в Балаклаве. Позднее она организовала эвакуацию британских госпиталей из Крыма. В память о пребывании Флоренс в Балаклаве стоял когда-то на нашей земле мраморный крест. Флоренс вернулась в Англию национальной героиней. Ее продолжали ласково называть «леди с лампой». Флоренс стала героиней различных поэтических произведений, легенд и мифов. Сопровождающий нас по музею майор Ведат Замир рассказал, что в числе многих других ей было посвящено стихотворение, в котором обыгрывалось слово nightingale — «соловей», «Песнь больному солдату». А именитый писатель Льюис Кэрролл, известный математик, знаменитый автор книг «Алиса в стране чудес» и «Алиса в Зазеркалье», написал в честь Флоренс стихотворение «Тропа из роз».

На родине, в Англии, Флоренс усиленно работала над реформой здравоохранения. Анализируя военную ситуацию и положение раненых, она подготовила огромное число отчетов, отправила 12 тысяч писем. Был создан фонд ее имени, на эти средства открыта современная школа для медицинских сестер. Флоренс оставила своим последователям завет: «К каждому пациенту нужно относиться как к почетному гостю». Скульптурный портрет Флоренс Найтингейл хранится в храме Святого Креста во Флоренции — женщина со светильником в руке: «Она была примером служения людям и прообразом международного милосердия, носителем которого стал Красный Крест».

Флоренс умерла в Лондоне в возрасте 90 лет и была похоронена согласно ее воле на семейном кладбище в Гэмпшире. На могильной плите значится только «F.N.»

В музее все сделано в стиле самой Флоренс. Одежда, стол, стул, лампа, зеркало, кушетка, ковер, медицинский саквояж, часы, чернильница и гусиное перо — все это ее вещи. В комнате на первом этаже, которую Флоренс использовала для осмотра раненых, — бутылки с лекарствами, ступка, некоторое медицинское оборудование, банки для приготовления растворов. По винтовой лестнице мы поднимаемся на второй этаж башни. Здесь экспозиция рассказывает о деятельности Флоренс после войны. На стендах ее письмо, напутствие будущим поколениям, которое стало подлинным кодексом врача. Здесь же ее послание английским парламентариям о необходимости принятия особого положения о помощи семьям погибших во время войны, книги о Флоренс. Медаль в ее честь — высшая международная награда, которой награждаются сестры милосердия всего мира. Такой медалью была награждена севастопольская медсестра Клавдия Бутова.

Посещение музея в Стамбуле наводит на разные мысли. Я не говорю сегодня о замечательных отечественных сестрах милосердия — Даше Севастопольской, сестрах Крестовоздвиженской общины попечения о раненых и больных, которые прибыли в 1854 г. в Севастополь и работали в госпиталях и лазаретах под руководством Н.И.Пирогова. Это особая тема.

Но вот Флоренс Найтингейл, международный интерес к ее персоне и наше к тому отношение… В канун 150-летия Крымской войны в оргкомитет по организации юбилейных мероприятий обратились общественные организации Великобритании, которые настоятельно поднимали вопрос об установлении памятника Флоренс в Севастополе. А почему бы и нет? Тем более что памятник-то англичане собираются устанавливать за свой счет. А почему не поставить памятник и не открыть музей отечественным сестрам милосердия? Все это послужит укреплению наших корней, интересу к нашей истории, привлечению туристов из разных стран.

Ведь вот даже такой факт: когда Флоренс Найтингейл во второй раз приехала в Севастополь в марте 1856 г., она жила в Георгиевском монастыре. Позднее эти покои монахи показывали приезжим. А почему об этом не вспомнить сегодня и не использовать этот пример для привлечения экскурсантов? Ведь, например, в том же Стамбуле ныне показывают номера, где останавливалась Агата Кристи в знаменитой гостинице «Pera Palas», и берут за то немалые деньги. Мы говорим о гипотетических экскурсионных и туристических возможностях Севастополя, однако очень мало делаем для их использования.

Другие статьи этого номера