что в наше время этот праздник обретает особое значение. Смысл труда Кирилла и Мефодия был в том

День славянской письменности, ежегодно отмечаемый в Крыму 24 мая — в День памяти первоучителей славян Кирилла и Мефодия, — у нашего населения бурных эмоций не вызывает. Понять можно: праздник, но какой-то скучный — ни тебе фейерверка, ни бесплатного пива или концерта на площади. Так, какие-то выставки в библиотеках, уроки в школах, посвященные житию святых Кирилла и Мефодия, какие-то писатели конференцию проводят…
Нет у Дней славянской письменности и культуры хорошего пиара, зато есть просветитель — об истории праздника с профессионально присущей ему профессорской осведомленностью и экспрессивностью настоящего лидера рассказывает депутат Верховного Совета Крыма, проректор Таврического национального университета Владимир Казарин.
— Если честно, то об этом празднике у большинства представление весьма смутное…

— У истоков этого праздника в бывшем СССР стоит замечательный подвижник — писатель из Мурманска Виталий Маслов. В свое время, когда Виталий Маслов побывал в Болгарии, его уязвило, что болгары отмечают Дни славянской письменности как национальный праздник уже более ста лет. А ведь исторически известно, что Кирилл и Мефодий не были в Болгарии. Как просветители, они совершали свой подвиг в Моравии — это современная Чехия. Отношение к деятельности Кирилла и Мефодия по созданию славянской письменности со стороны немецких священников, общавшихся с паствой на латыни, было настолько отрицательным, что после кончины одного из братьев и отъезда другого их ученики были проданы в рабство, и Византия выкупала их на рынках Венеции. Только потом последователи Кирилла и Мефодия отправились в Болгарию.

А вот на территории нашего полуострова — в Херсонесе — просветители были. По крайней мере, один из них — Кирилл — был включен в состав дипломатической миссии, которую император Византии отправил в Хазарию. Именно с Херсонесом связан загадочный эпизод «жития» Кирилла, в котором рассказывается о его знакомстве в Крыму с книгами, писанными «руськими письменами». Получается, что письменность у славян была задолго до азбуки, созданной нашими великими просветителями. По крайней мере, есть основания думать, что именно знакомство Кирилла с неизвестной нам древней системой славянского письма позволило братьям сравнительно быстро создать современную азбуку: они контаминировали буквы греческого алфавита и этого неведомого нам письма. Это одна из величайших тайн, которую филологическая и историческая науки до сих пор не разгадали.

В России в XIX веке была предпринята попытка ввести ежегодное празднование — в 1863 году первый и единственный раз в дореволюционной России отмечался День славянской письменности. К сожалению, продолжения эта инициатива не получила, как и учрежденная тогда же Кирилловская премия, которая через 10 лет почила в бозе.

Именно в Мурманске 24 мая 1986 года Виталий Маслов провел первый праздник славянской письменности. Он начал подготовку к нему в 1984 году, но потом, если помните, наступили перестроечные времена и такие выражения, как «патриот» и «славянское единство», у многих в стране, в том числе и у руководителей партии, проповедовавших скорое торжество общечеловеческих ценностей, вызывали настороженное отношение. И Маслов вынужден был «спрятать» День славянской письменности в рамки традиционного мурманского мероприятия — Дни литературы Баренцева моря. На первый праздник в качестве участников приехали писатели Владимир Крупин, Владимир Личутин, Владимир Санги, поэт Юрий Кузнецов и другие.

У первых дней славянской письменности была постоянно перемещающаяся география: после Мурманска праздник в 1987 году пришел в Вологду, в 1988-м — в Новгород. В 1989 году праздник пришел в Киев — мать городов русских — город святого Владимира. Тогда же впервые Дни славянской письменности широко отмечал и Крым. Потом были Минск, Смоленск, Москва, а в 1993 году центром Дней славянской письменности стал Херсонес — та самая земля, на которую ступала нога одного из первоучителей славянства.

Кирилл и Мефодий совершили свой высочайший подвиг, потому что были убеждены в праве каждого народа обратиться к Богу на своем языке. Братья выступили против господствовавшей тогда официальной «трехъязычной доктрины», согласно которой христианство могло проповедовать Божье слово только на священных языках — древнееврейском, древнегреческом и латыни. Если бы не они, языки славян ждала бы совершенно иная историческая судьба.

В «Житии» Кирилла герой отвечает своим хулителям, устроившим над ним судилище в Венеции за то, что он создал славянскую азбуку: «Не идет ли дождь от Бога равно на всех, не сияет ли солнце для всех, не равно ли все мы вдыхаем воздух? Почему вы не стыдитесь лишь три языка признавать, а всем прочим народам и племенам велите быть слепыми и глухими?»

— Давайте вернемся в «здесь и сейчас»».

— Я хочу подчеркнуть

Другие статьи этого номера