Не наступать на грабли

Со времени независимости по Украине гуляет миф об умирании «великого и могучего русского языка». Периодически миф подпитывается заявлениями различного рода политиков, которым на самом деле безразлична была бы языковая проблема, если бы она не давала голосов избирателей. К примеру, бывший кандидат в президенты В.Янукович перед выборами президента в 2004 году заявил о намерении придать русскому языку статус государственного. Между тем раньше Виктор Федорович был весьма озабочен состоянием украинского языка: «Разговаривать на украинском языке в государстве Украина мы должны все…» («День», 14.03.2003 г.)
Сама жизнь поставила эксперимент, блестяще подтвердивший выводы ученых. В Белоруссии после прихода к власти А.Лукашенко был введен второй государственный язык — русский. За 10 лет он практически полностью вытеснил белорусский язык из всех сфер жизни. Сейчас в Белоруссии только три процента (!) населения говорят на белорусском — и то только в быту. Поэтому со всей откровенностью следует заявить, что введение второго государственного языка в Украине за короткий срок уничтожит даже ту малую сферу обращения украинского языка, которая имеется сегодня.

Между тем с «упорством крепкого бычка» не только политики, но также и озабоченные граждане вновь и вновь поднимают эту тему, о чем свидетельствует дискуссия в «Славе Севастополя», в которой приняли участие профессор В.Казарин, учитель В.Мустафина и севастополец В.Володин. Как серьезный ученый, В.Казарин, конечно, не поддерживает идеи введения второго государственного языка, однако делает ряд выводов, на мой взгляд, лишенных логики.

Ну вот, например, Владимир Павлович приводит тезис, что, дескать, «русский язык является лидером на пространстве Украины… по причине морального лидерства именно потому, что он создавался усилиями всех… языков и народов». Какими такими усилиями? Только украинский язык запрещался правителями России и СССР в различных циркулярах, указах и постановлениях 16 раз! Ничего себе «моральное лидерство»!

Рассуждения В.Казарина о «трагичности положения» украинского языка просто нелепы, ибо украинскому языку угрожают не полонизмы и германизмы, как пишет профессор, а русизмы, так как носители украинского языка находятся не в польском или германском языковом пространстве, а в русском. Абсолютно неверен приведенный В.Казариным пример с термином «забастовка» (дескать, в украинском языке может звучать как «забастовка» и как «страйк») — нет в украинском языке слова «забастовка». Профессор явно не знает украинского языка — к чему тогда рассуждать о его проблемах?

Давно поднимается в печати и вопрос, о котором пишет учитель В.Мустафина, — дескать, мало часов выделяется на русский язык. Учителя никак не могут отвыкнуть от привилегированного положения, которое имели в СССР преподаватели русского языка, — как по окладу, так и по количеству часов, часто и по служебному положению. Это привилегированное положение также было введено для упрочения главенствующей роли русского языка, так сказать, экономическими методами.

Ну а теперь поговорим о тезисах В.Володина. Севастополец сетует на украинские «малопонятные» рекламные надписи, наклейки на продуктах и лекарствах. Требует исключительного к себе отношения — дескать, делайте надписи на двух языках!

Сетует Володин и на незаконность требования о знании украинского языка чиновниками. Простите, дорогой севастополец, а кому нужен чиновник, который не в состоянии прочитать или составить документ на государственном языке? Сейчас даже секретарша такая не нужна, если это серьезная фирма или учреждение. Кстати, многие не понимают, что даже и при объявлении русского языка государственным чиновникам придется не выбирать между языками, а знать оба!

Подобная проблема государственного двуязычия встает практически перед всеми странами, что освобождаются от колониальной зависимости. Опыт Греции, Чехословакии, Польши, а также стран, что вновь создавались (Израиль) или имели несколько языков (Италия), свидетельствует о том, что быстрое становление государственности возможно лишь при одном государственном языке. Естественно, в Украине это должен быть украинский язык, что является одним из главных условий культурного и национального возрождения украинского народа. В противном случае украинский этнос просто исчезнет с лика Земли, что сейчас и происходит с белорусским этносом — он превращается в эрзац русского, несмотря на срочные меры, которые в последнее время предприняты в Белоруссии для защиты белорусского языка. (Их президент, видимо, осознал, что история может поставить на нем клеймо губителя нации). Эти меры, в частности, включают в себя обязательный экзамен по белорусскому языку во всех без исключения вузах Белоруссии. Причем это первый экзамен из всех вступительных.

И тут мы несколько обсудим факты, касающиеся системы образования. Участники дискуссии в «Славе Севастополя» заявляют, что русский язык выдавливается из системы образования — они приводят факт, что в Киеве, например, осталось только 6 школ на русском из 452. Ну, во-первых, эта цифра неверна: к 6 школам нужно добавить еще 11 лицеев и гимназий, а во-вторых, никаких жалоб от родителей на невозможность обучать ребенка на родном языке нет.

В чем тут дело? Родители не протестуют по вполне ясной причине — их дети, в какой бы они школе ни учились, родной русский язык не в состоянии забыть, ибо они вне школы практически постоянно находятся в русской языковой среде. Даже учась в украинской школе, на переменах школьники зачастую говорят по-русски. Украинское языковое пространство в стране практически не создано — достаточно привести факт того, что на 100 этнических украинцев приходится 46 печатных изданий (на украинском языке), а на 100 этнических русских — 386! (Данные 2004 года). Анализ передач телевидения и радио дает еще более удручающие цифры. Так что в обозримом будущем русскому языку в стране ничего не грозит. Более того, Украина в настоящее время является единственной страной в Европе, где пятая часть учащихся получает полное среднее образование по всем предметам на родном языке (хотя, например, совершенно неправильно в русской школе изучать украинскую литературу и историю на русском). К примеру, сейчас в России все школы переведены на русский язык обучения, даже в Чечне.

Не выдерживает критики и модная сейчас теория, что изучение сразу двух славянских языков ведет к тому, что дети не знают ни того, ни другого. Как известно, в Украине в советское время в русских школах преподавали украинский язык и литературу. И результаты были прекрасные. Только один город в Украине сопротивлялся введению украинского в школах — это был Севастополь. Его власти в 60-х годах упросили не вводить украинский язык в качестве школьного предмета по причине ненужности языка для детей военных, которые, дескать, часто переезжают с места на место. Давайте не будем наступать на грабли…

Другие статьи этого номера