Портрет с «двойным дном»

Рубрику ведет Леонид СОМОВ

Еще два года назад мой шурин Виктор Спалега с наступлением летнего сезона занимал свое привычное рабочее место (на аллее на набережной Корнилова, севастопольская молодежь ее кличет «стометровкой»), раскладывал нехитрые принадлежности художника и рисовал с натуры портреты-сиюминутки.

Надо отметить, что талант живописца у моего родственника поистине был замечательным: за световой день он «нарисовывал» не менее 150-200 гривен. Причем достигал в своих работах просто-таки невероятного сходства с оригиналом и приобрел за три года весьма лестную популярность.

Как водится, за его рабочим стульчиком на двух треногах висели рекламные картины: портреты неизвестного молодого человека в тюбетейке и недавно ушедшей из жизни прекрасной российской артистки Натальи Гундаревой, которую ему посчастливилось уговорить попозировать еще в 1998 году в Ялте, где она отдыхала…

Случай, о котором я хочу рассказать, произошел в 2003 году, в июле. Витька мой уже собирался часиков в пять складывать карандаши в пенал, когда к нему подошла семья: мать, отец и подросток лет четырнадцати. Парень слегка стеснялся, не хотел сначала позировать, но родители дружно стали его уговаривать и уломали-таки. Мой родич, рассказывая мне об этом случае, особо отметил, что сын (что бывает крайне редко) почти ничего в чертах своего лица не взял от родителей: он был жгучим брюнетом, а его мама и папа выглядели блондинами на все сто. Единственное, что указывало на его явную связь с матерью, так это родинка на левой скуле: даже конфигурации ее были тождественны материнскому «оригиналу»…

Виктор удобно устроился на своем стульчике, развернул к свету «натурщика» под нужным углом и принялся было за дело. Уже через пять минут в его душе родилось легкое беспокойство, что-то мешало ему привычно набрасывать строго индивидуальный овал лица сидевшего перед ним мальчика. Как будто неведомая сила препятствовала ему четко копировать это лицо: рука, к примеру, вывела правую бровь совершенно в ином ракурсе.

Дальше — больше… Виктор стирал фрагменты портрета, нервничая, пытался вновь воссоздать черты, присущие натурщику, но дело не клеилось…

Минут через двадцать моему шуряку вдруг показалось, что солнце спряталось за набежавшую тучку: повеял вдруг неприятный ветерок, стало зябко, все пропорции на рисунке странно сместились, и рука художника вдруг быстро и плавно стала набрасывать… портрет совершенно другого юного «персонажа». Это был рыжеволосый, очень конопатый мальчик с восточными чертами лица, с длинным, тонким (как у Гоголя на известном портрете) носом, с чрезмерно оттопыренными ушами…

…Над головой Виктора вдруг раздался явно удивленный и протестующий голос. Это свое возмущение высказывала мать паренька, дотоле терпеливо сидящая на скамейке справа:

— Простите, кого это вы тут малюете? Это что — мой сын?!

Тут Виктор глянул на свое творение и обомлел: вообще-то заказчица была совершенно права. И он пока не соображал, как такое могло случиться…

Тут вернулся с тремя стаканчиками мороженого в руках сам глава семейства. Он пристально глянул на мольберт, видимо, уже услышав претензии своей жены, и через считанные секунды на глазах вдруг изменился в лице.

— Послушай, Елизавета, разве тебе этот портрет никого не напоминает? — как-то зловеще и многозначительно процедил он. — Есть смысл возобновить старый спор-разговор. Что ты делаешь невинное лицо? Не узнаешь нашего распрекрасного Васеньку, дружка моего закадычного? Чтоб ему икалось на том свете!

Женщина как-то испуганно и затравленно смотрела на своего мужа, и вдруг из ее глаз полились слезы. Но ни единого слова она так и не сказала в ответ.

— Вам — спасибо, — сказал мужчина. — Не возьму, правда, в толк, как все это вышло, но вы дьявольским образом разрешили нашу очень давнюю проблему.

Он положил на столик с карандашами сто гривен и, не оборачиваясь, резко ушел вперед. Мальчик и его мама медленно потянулись за ним.

По предположению Виктора, его рука непроизвольно, поистине чудесным образом нарисовала на картоне черты… мальчика, таинственно воспроизведя истинное лицо его, выходит, настоящего генетического отца. Так что моему шурину впору всерьез задуматься над тем, кто же и зачем наделил его таким замечательным даром?

Г.Р.

От редакции

О новых сенсационных открытиях поведал телезрителям Украины в передаче «Грани познания» доктор технических наук, профессор Харьковского национального университета радиоэлектроники Николай Колпаков. Он, в частности, рассказал о т.н. «Пи»-волнах (точнее P-волнах, сокращенно на англ.яз. — PV), которые при помощи специальной аппаратуры, разработанной в университете, позволяют считывать мысли человека на расстоянии!

Как утверждает ученый, якобы с помощью генератора P-волн возможен и обратный процесс — программирование людей на подсознательном уровне! Это, говоря на современном языке, некая «инсталяция» мозга человека как своеобразного биокомпьютера.

Вот только кто был «биоконструктором» для рассказа — мама мальчика или сам мальчик?

Другие статьи этого номера