Панорама героической обороны Севастополя — это наше все!

Сегодня город празднует 100-летие основания панорамы «Оборона Севастополя 1854-1855 годов»

…Этот интереснейший документ из арсенала исторических реликвий нашего города научные сотрудники Военно-исторического музея КЧФ Российской Федерации «являют миру» крайне редко. Они очень гордятся тем, что он надежно хранится в фондах именно их музея вот уже 103 года. Речь идет о Контракте, заключенном «по уполномочиванию Великого князя Александра Михайловича полковником Генштаба Зайончковским А.М. и профессором Рубо Ф.А. об изготовлении панорамы «Оборона Севастополя».

Идея создать, по емкому выражению нашего земляка и современника архитектора В.П. Петропавловского, «храм памяти народного подвига при защите Отечества» возникла у профессора Баварской королевской академии художеств, мастера панорамной живописи Франца Рубо еще в 1896 году, когда после ошеломляющего триумфа его панорамы «Штурм аула Ахульго» известный баталист в беседе с Великим князем Александром Михайловичем высказал горячее желание увековечить и Севастопольскую героическую эпопею 1854-1855 годов.

Минуло три года, и в списке Комитета по восстановлению памятников обороны Севастополя появилась запись: «Панорама».

Ученый секретарь комитета подполковник И.Н. Протопопов, согласно указаниям личного секретаря канцелярии его Высочества А.М. Зайончковского, написал «Инструкцию панорамной картины» и отослал в Мюнхен, говоря сегодняшним деловым языком, коммерческое предложение Ф.А. Рубо. 15 октября 1901 года художник незамедлительно приехал в Севастополь, тщательно исследовал все места исторических сражений, углубленно изучил экспозицию Музея Севастопольской обороны, особенно фотографии художника Ж.Ш. Ланглуа, и после согласования ряда нюансов сюжета конкретного батального материала принял на себя обязательство создать эскизный вариант.

В начале января 1902 г. эскиз на ватмане «торшон» был выставлен в Зимнем дворце. Император Николай II лично утвердил представленный эскиз с единственной, правда, ремаркой: он предложил убрать фигуру адмирала П.С.Нахимова с переднего плана Корниловской башни Малахова кургана, сославшись на замечание известного историка В.С.Кривенко о том, что адмирал фактически во время штурма 6 июня 1855 года находился на плоской крыше Морской офицерской библиотеки.

Художник это монаршее предложение воспринял как прямое указание и согласился внести изменения в проект своей гигантской картины.

И вот 5 февраля 1902 года в нотариальной конторе С.-Петербурга на Невском проспекте, 50, нотариус С.С. Клокоцкий скрепил красной сургучной печатью три экземпляра Контракта, согласно которому Франц Рубо обязался поэтапно за соответствующие гонорары написать панораму обороны Севастополя «лучшего качества» на грунтованном бельгийском холсте площадью 1740 квадратных метров. Характерно, что Рубо в отношении «исторической верности» брал на себя обязательство руководствоваться исключительно письменными инструкциями, выданными, по сути, руководителем Комитета по восстановлению памятников Севастополя полковником А.М.Зайончковским…

По сообщению научного сотрудника Военно-исторического музея КЧФ РФ Зинаиды Павловны Богоявленской, именно экземпляр, выданный на руки Зайончковскому, и хранится по сей день в фондах Музея КЧФ.

Пожалуй, конкретно с этого документа и берет свое начало с отменным вдохновением созданная на заре ХХ века и впоследствии восстановленная из пепла после Великой Отечественной, а в эти юбилейные дни значительно обновленная на новом этапе своей истории панорама «Штурм 6 июня 1855 года» — детище сотен людей, профессионалов высшего класса: художников, искусствоведов, военных историков, архитекторов, строителей, скульпторов, наконец представителей властных структур Российской Империи, Советского Союза, ныне независимой Украины — истинных патриотов Отечества.

…Особых слов в контексте нынешнего празднования 100-летия со дня открытия нашей панорамы заслуживают строители самого здания, в котором на днях зарегистрирован уже 36-миллионный посетитель. Авторами проекта «белокаменной рамы» для нашей самой грандиозной на всей территории постсоветского пространства панорамы выступили (по разной степени участия) С.В. Беляев, В.А. Фельдман, Ф-О.И. Энберг. Собственно строительными работами, начиная с 27 октября 1902 года, ведал инженер-подполковник Ф-О.И. Энберг. В основание здания для потомков им была замурована таблица с обозначением всех его размеров и параметров картины.

В августе 1904 г. полотно было «вставлено в раму». К этому времени в основном были завершены и строительные работы на здании панорамы.

13 мая 1905 года (по старому стилю) панораму освятили, 14 мая 1905 г. (то есть именно сегодня) ее открыли для публики.

В печати тех лет это знаменательное событие было освещено более чем скромно — кровавые реалии русско-японской войны затмили собой все, и даже уникальные явления в панораме культурной жизни державной России. Но при осмотре полотна Рубо император Николай II выразил восхищение подвигом художника и наградил автора орденом Святой Анны II степени.

Панораму в течение ряда лет смогли лицезреть многие десятки тысяч россиян в С.-Петербурге, на Марсовом поле, где она демонстрировалась до августа 1911 года. Зрители как бы переносились волею художника Рубо и его помощников Фроша, Шенхена и Мерте на крышу блиндажа напротив Корниловской башни, чтобы в полной мере ощутить эффект присутствия в ожесточенной битве союзников с защитниками Севастополя за Малахов курган. (Любопытный факт: в 1913 году в тихую погоду взрослые экскурсанты за дополнительную плату — 20 копеек серебром — допускались на крышу панорамы).

Как отмечал в своей брошюре, посвященной нашей панораме, В.П.Петропавловский, «стройный идейный замысел… слил в единое целое все изобразительные элементы картины, подчинил их общему направлению, что война — это трагедия. …Он раскрыл эту мысль с большим тактом, не подчеркивая всех ужасов войны… Достаточно посмотреть на покойника, лежащего под иконой с горящими свечами, чтобы понять ту глубокую гуманную позицию, на которой стоял художник».

…Дальнейшая судьба панорамы в перипетиях ХХ века, вулканизирующего революциями и войнами, не изобиловала долгими спокойными периодами. В 1914 году ее вообще закрыли для осмотра: тройственный союз России с Англией и Францией предполагал не сыпать «партнерам» соль на раны, не пытаться листать — так некстати! — полувековой давности «стенограмму» кровавого спора за Севастополь.

В 1919 году большие любители искусства с континента интервентов сделали было попытку вообще «этапировать» морским путем детище Рубо на «его историческую родину». Но им ничего не удалось, рабочие Корабельной сорвали эти планы. С приходом частей Красной Армии в Севастополь в 1920 году панорама была открыта вновь.

…Но вот над Севастополем зависла тень фашистской свастики — грянула Великая Отечественная. Эвакуировать в тыл холст Рубо в числе 89 объектов национальных ценностей, подлежащих по приказу Эвакосовета СССР первоочередному вывозу из Севастополя, казалось, видимо, делом почти невыполнимым — без необратимого характера повреждений заметно обветшавшее полотно снять и транспортировать затем на тысячекилометровые расстояния в тыл было делом нежелательным.

И тем не менее в Госархиве АРК имеется документ, из которого следует, что во вторую очередь под N 30 подлежала еще в 1941 году вывозу именно Севастопольская панорама. Любопытная ремарка в документе: «Станция назначения — неизвестно; перевалочный пункт — Керчь; количество рабочих — 20 человек; оборудование — 15 вагонов». Но, видать, судьба распорядилась не в пользу этого расклада. И как знать, может быть, к лучшему…

…Несмотря на то, что вблизи панорамы не дислоцировалось ни зенитных батарей, ни воинских частей (что якобы особо привлекало бы асов люфтваффе) 25 июня 1942 года от прямого попадания бомб здание сильно пострадало. 18 курсантов курсов средних командиров береговой обороны главной военно-морской базы ЧФ по приказу преподавателя курсов лейтенанта В.Булгакова и при помощи бойцов МПВО, ВНОС и пожарных бросились спасать само полотно. Удалось вынести из зоны огня и сохранить 86 его фрагментов.

Кстати, есть интересный нюанс. Мало в каких источниках перед историками ставится вопрос: почему все же здание панорамы подверглось предметной атаке с воздуха за считанные дни до оставления Севастополя? О том, что объект во все дни обороны был для немецких асов как на ладони, и говорить нечего. Весь фокус, однако, в том, что панорама служила для вражеских авиаторов прекрасным ориентиром — зачем же было рубить сук, на котором сидишь…

…Кандидат исторических наук Вл.Брошеван, кстати, обнаружил в Госархиве АРК один весьма интересный документ, исходя из которого руководство городского комитета обороны города после прямого попадания бомб в «темечко» панорамы оперативно приняло, наконец, решение отправить полотно в Тбилиси, в Академию художеств, а не в Сталинград, как ранее планировалось. И уже 26 июня ночью искромсанное полотно Рубо под пристальным вниманием спецуполномоченного — директора Инкерманской подземной школы Кузьмы Ленько — на пяти грузовиках доставили в Камышовую бухту, к трапу лидера «Ташкент».

По пути в Новороссийск «Ташкент» нещадно бомбили. Его атаковали 93 «юнкерса», но корабль чудом — на малом ходу — «дополз»-таки до порта назначения.

Дальше панорамное полотно, вернее, то, что от него осталось, было высушено, накатано на валики и отправлено сначала в Кустанай, а потом в Новосибирск. Здесь, в помещении оперного театра, картина Рубо «повстречалась», кстати, с ранее вывезенными сюда раритетами Третьяковки, Музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина — война порой неожиданно роднит ценности и сокращает расстояния…

Под руководством народного художника РСФСР П.Корина каждый спасенный фрагмент панорамного холста Рубо был проклеен осетровым клеем с медом, пронумерован и накатан на вал. Шесть тысяч пробоин на теле картины насчитал художник-реставратор Е.Кудрявцев, по свидетельству журналиста А.Савкова…

В 1944 году все фрагменты картины прибыли в г. Кусково, а затем в Загорск, где находились до осени 1950 года.

Тем временем на самом высшем правительственном уровне уже решился вопрос о воссоздании Севастопольской панорамы. Коллективу прораба Б.В.Васильева предстояло реконструировать 1600 кв. метров фасада здания и заделать до 3 тысяч крупных и мелких выбоин. Автором проекта восстановления здания панорамы был утвержден архитектор В.П.Петропавловский, который, кстати, решительно отмел идею профессора архитектуры Г.Бархива воссоздать здание панорамы на самом Малаховом кургане.

Теперь уже совершенно по-новому предлагалось решать многие вопросы: отопления здания, монтажа зонта-рефлектора, создания вечерней экспозиции, возможности буквально за четверть часа эвакуировать полотно в случае форс-мажорной ситуации.

В конце ноября 1953 года художники Н.Г.Котов, А.П.Мерзляков и другие доставили в Севастополь холст, и вскоре начались его грунтовка, сшивка, натяжка и подвеска. Полотняный цилиндр сшивали опытнейшие парусники ЧФ. А перед живописцами стояла труднейшая из задач — рисунок должен в точности повторить по размерам оригинал Франца Рубо. Коллектив художников под руководством вначале доктора искусствоведения В.П.Яковлева, а после его внезапной смерти — академика П.П.Соколова-Скаля в течение пяти месяцев восстановил художественное полотно и предметный план панорамы на основе уникальных фотографий, а также первоначальных фортификационных планов и карт.

Все задуманное удалось на славу, в том числе и появившиеся в картине новые сюжетные композиции: фигуры П.С.Нахимова, хирурга Пирогова, эпизод возвращения лазутчиков Петра Кошки и Федора Заики с пленным французом.

…Все участники воссоздания Севастопольской панорамы были выдвинуты на соискание Сталинской премии. Но в связи со смертью «отца народов» к 16 октября 1954 года — дню очередного, судьбоносного открытия панорамы — «именинники» получили лишь Грамоты горкома Компартии Украины и горисполкома г. Севастополя. Хотя, если следовать завету Господа, то «у кого есть, тому еще будет дано…»

…За годы, прошедшие после второго рождения Севастопольской панорамы, утекло много воды. На базе собственно самой панорамы возник самый главный, самый богатый своими фондами и научными силами городской Музей героической обороны и освобождения Севастополя. Он обладает ныне развернутой сетью филиалов, крупнейшие из которых — диорама «Штурм Сапун-горы 7 мая 1944 г.», Оборонительная башня на Малаховом кургане, Владимирский собор — усыпальница российских адмиралов на Центральном городском холме, ряд других. Несколько поколений научных сотрудников музея под руководством директоров В.Г.Колодкина, П.М.Рогачева проделали поистине титаническую работу как по обустройству музейных зданий и сооружений, так и по сбору, атрибутации, хранению и описанию огромного количества документального материала и артефактов двух героических оборон Севастополя и субъектов экономической и культурной сфер жизни города. В фондах музея содержится свыше 100 тысяч единиц хранения, библиотека насчитывает более 30 тысяч книг, сотни из которых имеют титул раритетного, общенационального достояния.

Последние 23 года в музее директорствует Юрий Иванович Мазепов, при котором 16 лет руководил наукой в музее заслуженный работник культуры Украины В.В. Крестьянников, много сделавший для музея. В сложное время перестройки, становления молодого украинского государства Ю.И. Мазепову удалось сохранить и костяк научных сотрудников коллектива, и предотвратить распыление музейных ценностей общенационального значения. За минувшее десятилетие здесь заметно расширился круг и сугубо научных исследований. Десятки высококвалифицированных научных сотрудников музея ведут изыскания почти по сотне направлений истории двух оборон и двух флотов Севастополя, а также в сферах науки, промышленности, строительства, культуры и искусства города-героя, начиная с первых о себе заявляющих залпов кораблей Клокачевской эскадры, с первых суворовских фортификационных сооружений на ахтиарских берегах 227 лет назад…

Естественно, задолго до празднования 100-летия со дня открытия первозданной панорамы обороны Севастополя в музее закипела серьезная подготовительная работа по многим направлениям. По сведениям, предоставленным редакции заместителем директора музея по науке Светланой Костюченко, значительное внимание было уделено обновлению самого полотна, частичной реконструкции экспозиционного зала на первом цокольном этаже здания панорамы как в оформительском, так и в сугубо историческом планах. Кое-какие изменения претерпел и предметный план панорамы. По большому же счету, стояла задача показать всю палитру военных действий Крымской эпопеи, то есть широко, не ограничиваясь лишь рамками штурма Малахова кургана 6 июня 1855 года, а в виде панорамы огромного театра военных действий. Поэтому были введены многие новинки экспозиционного плана, которые появились в рамках мероприятий, посвященных 150-летию начала Крымской (Восточной) кампании.

Во многих профильных печатных изданиях Украины и стран СНГ были опубликованы новейшие научные исследования в русле подготовки на базе Севастополя к серьезнейшей Международной конференции «Панорамная живопись в истории мирового искусства». На юбилей нашей панорамы съехались десятки гостей из стран Европы — участники этой представительной конференции, которая 25 мая прошла конструктивно, на высоком научном и организационном уровнях.

…По сути, празднование этого юбилея вылилось в очередной гимн нашему славному городу — огромному музею под открытым небом, в дальнейшее укрепление непререкаемого авторитета Севастополя на международном уровне как города уникальной исторической памяти.

Леонид СОМОВ.

_____________________

За весомый личный вклад в сохранение историко-культурного наследия украинского народа, высокий профессионализм и по случаю Международного дня музеев Президент Украины наградил орденом Княгини Ольги III степени Майю Петровну Апошанскую — заведующую отделом, медалью «За працю i звитягу» — Светлану Павловну Гюнерфаут — заведующую филиалом «Панорама «Оборона Севастополя 1854-1855 гг.» Музея героической обороны и освобождения Севастополя.

Также присвоено почетное звание «Заслуженный работник культуры Украины» Надежде Федоровне Задорожной — заведующей отделом, Светлане Викторовне Костюченко — заместителю директора и Раисе Антоновне Мазной — главному хранителю фондов музея.

Глас народа

Надежда КУКЛЕНКО, методист центра туризма, краеведения, спорта и экскурсий:

— Для меня панорама очень много значит. В бывшем Советском Союзе всего четыре панорамы. И наша — одна из самых лучших. Две из них написал Рубо: в Москве — «Бородинскую битву» и нашу, изображающую сражение на Малаховом кургане. Я видела обе. Обе красивые. Но наша больше нравится, возможно, потому, что я сама из Севастополя. Такие вот связи у нашего города оказались с Москвой. Обычно с кружковцами после посещения панорамы мы стараемся побывать на месте событий — на Малаховом кургане. Еще хочу сказать, что сотрудники панорамы входят в состав жюри краеведческого турнира и ежегодно для лучших краеведов школ проводят бесплатные экскурсии.

Ирина СТАРОДУБЦЕВА, педагог:

— Для моей семьи это визитная карточка города. Если приезжают гости, первое, куда мы их ведем, — это в панораму. Это памятник истории, культуры, которым мы дорожим. Мы гордимся, что она в Севастополе. Тем более что не так уж много в Украине такого рода исторических памятников, как наша панорама. И такой знаменательный момент, что сумели сохранить большую часть панорамного полотна в годы войны. Еще очень хорошо, что именно там дают возможность проводить уроки истории, воспитательные мероприятия.

Мария ЗИМА, директор издательского книготоргового центра «Библекс»:

— Для меня, как для человека, родившегося в Севастополе, это символ нашего героического города, он неразрывно связан с Севастополем. Пожалуй, самый интересный музей в нашем городе, который и так не обделен музеями. Панорама уникальна.

Лидия ГУРА, проректор Севастопольского городского гуманитарного университета:

— Для нас это история нашего города. Музей, который мы чтим и уважаем. Посещая панораму, мы учимся патриотизму, умению защищать свое Отечество. И поэтому, конечно, этот музей должен развиваться, и все жители, гости города должны видеть замечательный музей, знакомиться с обороной Севастополя, а школьники и студенческая молодежь, посещая музей, изучать историю.

Галина ЛОБОДЗИНСКАЯ, юрист:

— Это один из самых дорогих памятников для жителей Севастополя, которые берегут и ценят свою историю. Кроме того, это замечательный памятник живописи. Это приобщение молодежи и граждан всех возрастов к искусству.

Николай, турист:

— Панораму я считаю сердцем города, его визитной карточкой. Это наиболее востребованный экскурсионный объект. Это и лучший учитель для молодежи в военно-патриотическом воспитании. Нельзя разорвать понятия «Севастополь» и «панорама». Эти понятия уже неразрывны. Мы говорим Севастополь — вспоминается панорама. Произнося «панорама», имеем в виду единственный город в Украине, ею обладающий, — Севастополь!

Другие статьи этого номера