невинные шалости на фоне рынка 5-го километра Балаклавского шоссе.

— Это отдельная тема. С территории рынка 5-го километра Балаклавского шоссе далеко видно. В ясную погоду виден мыс Айя

С.А.Иванову 53 года. После восьмилетки он окончил дизелестроительный техникум. С дипломом техника-механика его призвали на действительную службу в Советскую Армию. Солдатские годы прошли в Заполярье. После увольнения в запас Сергей Иванов продолжил учебу в университете, нынче он назван Таврическим национальным. После его успешного окончания пошли, побежали годы работы в правоохранительных органах. Дважды, в 1998-м и в 2002 годах, крымчане-степняки избирали Сергея Анатольевича своим представителем в Верховную Раду. Семь лет им проведено в золотоверхом Киеве.
Казалось, что из окна председателя Севастопольской городской государственной администрации должен открываться замечательный вид на бухту, корабли, плавучие краны. Но сейчас в окна кабинета главы исполнительной власти города заглядывают роскошные цветущие каштаны. Как в Киеве.

Два часа, которые привели в Севастополь

— Сергей Анатольевич, что привело вас в «Нашу Украину» — политическую силу, которая в Крыму не пользовалась популярностью? — с этого вопроса началась наша беседа с председателем Севастопольской городской государственной администрации С.А. Ивановым.

— Никогда не был в «Нашей Украине», — сказал Сергей Анатольевич. — В политсовет партии «Народный союз «Наша Украина» вступил уже будучи главой администрации. Семь с лишним лет входил в пропрезидентскую фракцию в Верховной Раде. При выработке ее позиции по тем или иным важным вопросам я невольно стал свидетелем применения двойных стандартов. Видел, как разграбляется имущество, как появился, жирел класс сверхбогатых на фоне обнищания широких масс населения. Что-то изменить в той ситуации практически было невозможно, потому что иной взгляд, иные подходы подавлялись. Впервые я восстал в момент, когда вдруг объявили о проведении политреформы. Если бы ее приняли, то сложившийся клан Леонида Кучмы остался бы у власти на многие годы. Я впервые проголосовал против — против политической реформы. Всегда старался уйти от политики, голосовал исключительно по экономическим вопросам. Работа в парламенте открыла мне глаза на то, как можно, воспользовавшись одним и тем же законом, манипулировать взглядами, настроениями людей. Если бы так продолжалось дальше, страна могла бы потерять перспективу. Нужно было иное решение. Я изучал опыт Польши, Литвы, других стран. Они далеко выдвинулись вперед в развитии экономики, социальной сфере, имея равные с нами стартовые возможности. Стало ясно, что главная загвоздка — в руководстве. Его надо было менять кардинально, ведь что ни предлагал Кучма, в том числе и своего преемника, — это было бы продолжением того же губительного курса.

— У вас было ощущение, что вы рискуете?

— Конечно. Более того, я знал точно: в случае чего, у меня не будет ни генеральских погон, ни будущего. Пришло понимание, что путь будет закрыт в дальнейшей работе.

— Нам известно, что после президентских выборов вы планировали заняться политикой и вдруг — Севастополь, о котором, прямо скажем, не мечтали.

— Сам тоже часто спрашиваю себя: почему так произошло? Действительно, не собирался же в Севастополь. Процентов на 10-15 думал, что вернусь в систему МВД, намеревался также баллотироваться в Верховную Раду в третий раз. Но получилось так, что вызвали «наверх» и за два часа верх взял севастопольский вариант. Почему? Мне хотелось провести в жизнь идеи новой власти хоть в одном регионе, таком как Севастополь.

— Вы пришли в нелегкое время. Город замерзал, возле высоких представительных зданий стояли пикетчики, последовала акция голодовки группы депутатов. И в зале они встретили вас отнюдь не с распростертыми объятиями. Не было ли тогда чувства растерянности: куда я попал? Чего мне в столице не хватало?

— В жизни я часто попадал в острые конфликтные ситуации. В правоохранительных органах, скажем, занимался серьезными вопросами. Они носили экономический характер с выходом на высоких, всесильных «дядей». Не единожды ощущал их сильное давление. К этому привык и научился держать удар. Когда на четвертый день пребывания здесь определенные уже местные «дяди» попытались выразить мне недоверие, выглядело это смешно, так как конкретно знал, кто за предпринятой затеей стоит, и понимал ее цель. У меня удваивалась энергия перед лицом новых испытаний.

— В.А.Ющенко потребовал от председателей областных государственных администраций сразу взяться в регионах за проблемы, в разрешении которых заинтересована большая часть нашего населения. Какие это проблемы у нас?

— Главы исполнительной власти в областях направляют, контролируют ход дел. Иное дело в Севастополе, где председатель городской государственной администрации, образно говоря, ходит с сохой. Таков его статус. Я взял на себя всю почту. Содержание огромного количества обращений, заявлений, жалоб граждан дало, думаю, более-менее точное представление о том, чем дышит Севастополь. Я понял, куда и как надо распределять средства, понял также, в какой глубокой кабале город находится. Ежегодно на ремонт кровель необходимо 30 млн грн (в 2005-м предусмотрено всего 700 тыс. грн). Строительство южных очистных сооружений, канализование Балаклавы, Орлиного и отдельных районов города — вместе взятое тянет еще на 420 млн грн. Это размер бюджета целого города. Есть еще многомиллионные задолженности наших коммунальных предприятий: 7,3 млн должен «Севгорводоканал», 59 млн грн — «Севтеплоэнерго», 11,2 млн — «Севэлектроавтотранс» и еще многие другие.

— И в этих условиях вы заявили, что делами добьетесь того, чтобы севастопольцы, по крайней мере значительная их часть, изменили свои взгляды на новую власть в городе, где В.А.Ющенко получил семь процентов голосов избирателей.

— По моему глубокому убеждению, вся проблема в годы независимости Украины состояла в том, что власть была коррумпирована, это позволяло уводить большие деньги в тень. Говоря о том, что севастопольцы, придет время, будут по-новому воспринимать ныне действующую власть, беру за основу то, что я не допущу со своей стороны и не позволю подчиненным совершать действия, которые являются коррупционными. Если нам сообща удастся их перебороть, то, считаю, люди сами поймут, что произошло с приходом Президента В.А.Ющенко.

— Как вы думаете, почему городской совет все-таки признал неудовлетворительной работу по организации отопительного сезона? Раньше такого не было при том же, а то и худшем исходе зимы.

— Кое-кто из должностных лиц горсовета многим внушил, что никто другой, а именно он должен быть главой городской государственной администрации. Под эти разговоры подвели и самого Президента, дескать, прошло три месяца, а он так и не представил Иванова в Севастополе. Не ровен час, месяца через 2-3 откажет ему в доверии. Молва такого содержания доходила до граждан, естественно, депутатов. Во время последней встречи с В.А.Ющенко в Киеве я попросил его войти в мое положение. По-моему, Виктор Андреевич на встрече с севастопольцами четко высказал свою позицию. Но вернемся к сезону отопления. В ходе него произошел сбой. Но ведь этот сезон начался не в феврале, когда я принял дела, а раньше, в октябре, а подготовка к нему — еще раньше. К этому моменту в городском совете было проголосовано, что все шло как бы нормально. Но случилось то, что случилось. Начали изобретать механизм, чтобы перевести стрелки не на горгосадминистрацию, а лично на Иванова. Правда, вставали с мест отдельные депутаты: почему Иванов, а не горгосадминистрация? Ведь Иванов только приступил к работе. Но, видимо, была запущена процедура. Раз в решении стоит фамилия Иванова, а там второй, третий… Общественное мнение готово, дескать, Иванов не в состоянии сделать то-то и то-то. Это далеко идущие планы одного человека.

— У нас есть основания сказать, что о крайних в провальных итогах отопительного сезона большая часть севастопольцев иного мнения.

— Сегодня я преклоняю голову перед людьми. Они испытывали жесткие неудобства, связанные с дырявыми крышами, холодом в квартирах, отсутствием горячей воды… И я благодарен им за то, что и в этих жестких условиях мимо их внимания не проходят усилия городской госадминистрации по наведению здесь порядка. Они видят, что за полгода нельзя оздоровить обстановку коренным образом. Это громадная машина, громадный механизм, на восстановление которого требуется минимум 1,5-2 года. Поэтапно все будет делаться. Мы начали искать варианты наполнения бюджета.

Виды с 5-го километра

Для чего? В городском хозяйстве определены самые болевые точки, каждую из которых можно ставить первой, но представим их в таком порядке: транспорт, отопление, крыши, дороги… Это то, куда необходимо вмешиваться безотлагательно. Но деньги в первую очередь направляются в социальную сферу на выплату заработной платы, пенсий, размеры которых правительством подняты. Дилемма: либо первое, либо второе. Но если будут деньги, то будет и первое, и второе, и, возможно, третье. Как и где искать деньги? Я вижу их не в Киеве, а в Севастополе. Мы можем и должны получать их от продажи земли. Пока ее получают влиятельные люди Севастополя бесплатно. Кое-кто из них пугает обывателя, дескать, продажа земли — не что иное, как ее разбазаривание. На определенных лиц это действует. Это выгодно тому говорить, кто землю на самом деле разбазаривает. Сошлемся на конкретный пример скромного рынка «Ивушка» как на механизм возможного разбазаривания куска земли в центре города. На его использование выдано разрешение частному лицу, причем на условиях, при которых это частное лицо не обременено никакими обязанностями перед городом. Схема разработана, естественно, определенными лицами. Дали еще разрешение на проектирование и строительство чего-то. Кто этот человек и откуда? Приходишь к выводу, что лакомый участок выделен ему, скорее всего, чтобы переуступить его второму лицу, а точнее — перепродать. Но почему, скажите, деньги должны идти частнику, а не в казну города на первейшие нужды его жителей? Почему должностное лицо горсовета в угрожающей форме звонит ответственному сотруднику горгосадминистрации со своими требованиями на этот счет? И вот здесь я стану и упрусь руками и ногами для того, чтобы это поломать. На месте «Ивушки» должен стоять, например, концертный зал на две тысячи мест, чтобы к нам ехали знаменитости. Причем это сооружение, которое должно быть не частным, а коммунальным, мы построим хозспособом, не требуя денег из госбюджета.

— «Ивушка»» — цветочки

Другие статьи этого номера