Главный эрудит Советского Союза Борис БУРДА: «Меня спасло то, что в доме, где я рос, не было подворотни»

Главным эрудитом Советского Союза назвал Бориса Бурду автор телеигры «Что? Где? Когда?» Владимир Ворошилов. Запись передачи была воспроизведена на Первом канале буквально на днях.

Да, Борис Бурда — поразительный эрудит, не голова — компьютер! А какой яркий рассказчик! Какой уникальный знаток национальной и интернациональной кухни! Эти его познания он демонстрирует как автор передачи, которая ныне с успехом идет по телевидению! И к тому же, как доказал фестиваль «Балаклавские каникулы», Борис Бурда еще и поет.

Поет, ведет вечера «юмористической кухни» и вообще находится в центре всеобщего внимания. Где бы ни появлялись участники песенного праздника, чем бы ни занимались, Борис Бурда остается в «своем репертуаре». Он то сообщает эксклюзивную информацию, то ненароком устраивает интеллектуальные викторины, задает вопросы, добавляет наводящие уточнения, а потом, как ребенок, радуется правильным ответам собеседников, за что награждает их собственными призами, которые с лукавой улыбкой достает из карманов своих «широких штанин».

Севастополь и Балаклава добавили немало информации в кулинарно-культурологические задумки Бориса Бурды. Он с удовольствием обогатил свои ощущения вкусом великолепного инкерманского вина и пополнил познания сведениями, полученными, например, от поварихи местной базы отдыха, где проживали участники фестиваля. А вдобавок он вдумчиво анализировал и складывал воедино данные из истории Крымской войны и пребывания в Балаклаве английских войск. Он уже заранее предвидел удивленную реакцию гипотетических телезрителей, которым будет преподнесена информация о погибшем в Балаклавской бухте английском корабле «Принц» (вовсе не «Черный принц»! Слово «черный» было уже добавлено позднее из-за его печальной судьбы). Или сообщения о гибели в Инкерманской долине цвета и надежды английской аристократии второй половины XIX века. Или известия об участии в сражениях именитых лордов Реглана и Кардигана. Или рассказ о том, что этим сражениям посвящена знаменитая хрестоматийная поэма Теннисона… Или иные факты из истории, которые у нас, севастопольцев, уже не вызывают изумления, зато, естественно, будут полезны для разномастной телевизионной аудитории.

— В принципе я странствую по всяким далеким местам, еду в Якутию, Австрию, Венгрию, Закавказье, а здесь вот рядом — таинственная и необыкновенная страна, о которой многие не знают.

Итак, сообщает Борис Бурда, он намерен отснять в Севастополе подобный сюжет. И не один. Что, естественно, не может нас не радовать.

Ну а на песенном фестивале нас, конечно же, радовали музыкальные способности Бориса Бурды. И возникал вопрос: как он пришел в музыку? Как запел?

— В моем доме был всего лишь один подъезд. И не было подворотни. Это меня спасло. А петь хотелось. Хотелось быть центром компании, нравиться девушкам, особенно в физико-математической школе, где живут очень интенсивно и где, когда готовится школьный вечер, все спокойно остаются ночевать в спортзале на матах, а мамы утром вместо крика приносят кофе в термосах. Я уже играл на пианино, это была мечта моего дедушки, за пианино меня просто загоняли с малых лет. Я помню, дедушка и бабушка ставили часы на пианино и говорили: «Играть будешь досюда». Но в итоге я действительно научился играть и получал определенное удовольствие, просто наигрывая популярные песенки для своих одноклассников, одногруппников и однолагерников (все не так страшно, я вовсе не сидел, имеются в виду пионерские лагеря). Но пианино не потащишь на плечах — как вы помните, так начинается стихотворение Киплинга «Банджо». А банджо у нас не в ходу, и мой товарищ Леня сказал, что он научит меня играть на гитаре. Буквально за пять-шесть уроков. Как ни странно, я сам себе кажусь лентяем, но знаю, что я, если уж решился, то становлюсь жутко упорным человеком. И вот буквально через месяц-другой я мог играть какие-то песенки, что меня лично очень грело и развлекало. Мне кажется, что вот так, как научился я, учится подавляющее большинство. Главный учитель — это приятель, а методы — весьма далекие от музыкальной грамоты. В итоге, конечно, страдают барды, не проходившие музыкальных университетов. А потому случается, например, что юная пианистка Полина Осипенская, девочка очень непосредственная не потому, что невежа, а потому, что ей всего восемь лет, сидя на концерте Вероники Долиной, вопрошает: «Вероника, а почему у тебя все песни в ля-миноре?» Так-то.

Вот так, благодаря бардовскому фестивалю «Балаклавские каникулы», мы еще ближе познакомились с эрудитом N 1 Борисом Бурдой. И ждем новых встреч и новых открытий.

Другие статьи этого номера