«Со времен императорского флота вы первые военные моряки, посетившие это место», — сказал настоятель русского Свято-Пантелеймонова монастыря на Святой горе Афон отец Макарий группе моряков ВМС Украины

«Афон есть от края до края Святой горы непрестанная молитва, есть непрекращающееся славословие Богу, есть немолчное деннонощное Богу благодарение. Всякий монастырь на Афоне есть свеча, горящая пред Богом чистейшим пламенем молитвы, подвижничества и духовной чистоты». (Из слова архиепископа Херсонского и Одесского Никанора «Что такое Святой Афон для православной России», Одесса, 1887 г.)

Наверное, не найти православного верующего, который не мечтал бы хоть раз в жизни побывать здесь — в сонме святых храмов и обителей, немеркнущей в продолжении веков и тысячелетий для всего христианского мира светочи — на горе Афон. В силу достаточно широкой известности Афона, окружающего его ореола святости, церковного таинства, несомненно, хотели бы побывать здесь и многие любители путешествий. Однако практически осуществить это одним и другим весьма не просто.

И дело вовсе не в дальней дороге или дороговизне билетов на самолет или автобус. Из греческого города Салоники на Афон мы, 15 офицеров, мичманов и матросов во главе с командующим ВМС Украины вице-адмиралом Игорем Князем (в Салониках находились в связи с дружественным визитом сюда корабля управления «Славутич»), добирались более трех часов: большую часть времени на автобусе и около часа катером. Однако прежде чем отправиться «из Греции в Грецию», а на самом деле в монашескую республику (Афон называют и государством в составе Греции), на уровне МИДа и Генерального консульства Украины в Салониках были произведены всяческие согласования, проверки списков и т.п. Понятно, что подобных формальностей не избежать, выезжая в любую страну.

И все-таки здесь случай особый. Никаких согласований может изначально не быть, не дай «добро» кария — администрация Афона, стоящая над 20 монастырями и другими монашескими поселениями. Потому как, подчеркнем, экскурсии как таковые сюда не совершаются. Пока что не в силах «пробить» этот вопрос даже Евросоюз — монахи отчаянно сопротивляются. Таможня, греческие полицейские, находящиеся здесь по просьбе самой монашеской республики, без предварительного согласования не пропустят сюда в том числе и православных паломников, пришедших, может быть, с самыми чистыми и светлыми намерениями. Государственный администратор (губернатор) Афона, который подчиняется МИД Греции, несет ответственность за точное выполнение положений Уставной хартии, а также в целом за порядок и безопасность.

Лучше понимаешь, почему все устроено именно так, а не иначе, когда приостанавливаешь здесь на некоторое время свой мирской жизненный бег. В монастыре Святого Пантелеймона, или как его еще называют — «монастыре русских» или просто «Русике», мы провели чуть более суток. На причале нас встретил отец Философ, лет 35-ти, кстати, посещавший несколько лет назад Севастополь во время нахождения здесь мощей святого Андрея Первозванного. От него мы узнали, что монастырь просто физически не сможет принять более 20-25 паломников сразу (о других категориях посетителей горы речи не может идти по определению, если это не видные церковные деятели или президенты, премьер-министры, которые, впрочем, на несколько дней и не останавливаются). Более 50 лет здесь не ступала женская нога. Кстати, правило о женском поле распространяется даже на кошек, лошадей… Монастырские правила не рекомендуют монахам распускать косички — «дабы не вызывало это у братьев чувства соблазна»…

Как принято в монастырях, путников, то есть нас, практически сразу по прибытии угостили хлебом, кстати, сильно напоминающим домашний или корабельный, сливками, пастилой, арбузами, или, как на украинский манер называл их подававший нам брат — «кавунами», и популярной здесь греческой (анисовой) водкой «Оузо».

Съемочной группе ТРК «Бриз» еще вначале пришлось распрощаться с мыслью о фильме о жизни монахов Святой горы. Согласно указаниям местных властей, съемки разрешены только за пределами монастырей. Непосредственно на территории русского на Афоне Свято-Пантелеймонова монастыря мы снимали только единожды — на приеме у его настоятеля отца Макария. И то последний согласился лишь с условием — «для домашнего видео».

Снимать, конечно, было что. Тем более что во второй половине дня мы также посетили, пройдясь около восьми километров туда и обратно горными тропинками с потрясающим сверху видом на синеву Эгейского моря, греческий Ксенофонтов монастырь. Кстати, в этом монастыре, на его подворье, производить съемку нам таки разрешили, но, увы, не в тысячелетнем местном храме. А вскоре, по возвращении в монастырь Святого Пантелеймона, видеооператору мичману Александру Устичу уже было и не до съемок. По распоряжению отца Макария его крестили. У самого берега вечернего моря. Более трех часов кряду. По всем канонам православия. В белой, почти до колен, рубахе. С троекратным омовением в водах Эгейского моря. С последующим переходом в храм, где ритуал, сопровождавшийся почти непрекращающимся монашеским песнопением, был продолжен. Вся прибывшая на Афон группа украинских военных моряков, завороженная совершавшимся таинством, все эти несколько часов оставалась рядом. Кстати, крестным отцом Александра стал вице-адмирал Игорь Князь.

Как и обещал в самом начале отец Философ, будили нас утром следующего дня дважды — в четыре и в шесть утра. Почти все встали в четыре, после чего пробыли на службе до девяти утра. Побывавшие накануне вечером на исповеди у отца Макария в конце службы получили причащение…

Средоточие знаменитых, старинных, чудодейственных икон, мощи святых, удивительная намоленность — вот что такое храмы монастыря Святого Пантелеймона. Нижний собор, исполненный в византийском стиле в честь святого великомученика Пантелеймона, освященный в 1815 году, и верхний собор Покрова Божьей Матери, освященный в 1853 году. А в целом здесь целый комплекс строений, напоминающих небольшой город с многоэтажными помещениями и куполами церквей.

Мы поинтересовались: сколько в среднем спит монах Афона? Три, в лучшем случае, четыре часа в сутки. Львиную долю своего времени он молится. Он молитвенник за наши грехи, за весь мир, он молится, чтобы люди спаслись. Если же еще говорить о времени, то оно здесь определяется по византийскому отсчету, в зависимости от времени года. 00 час. 00 мин. припадает на закат солнца. И только Иверский монастырь придерживается несколько отличительной системы: отсчет времени производится от восхода солнца.

Русский Свято-Пантелеймонов монастырь за свою почти тысячелетнюю историю неоднократно переживал периоды расцвета и упадка. Сегодня в нем проживает около 70 монахов. Бывали времена, когда обитало здесь около 1000 человек (конец ХIХ века), а бывало, что и 8 (начало второй половины ХХ столетия). Однако на здешнем монашеском кладбище покоятся мощи не больше пяти из ушедших здесь в мир иной более пяти тысяч святых отцов. В свое, очень далекое от нас время было принято решение — в силу ограниченности принадлежащей монастырю земли по прошествии трех-четырех лет раскапывать могилу, а подписанные затем черепа (в зависимости от цвета они потом делятся на степени святости) сохранять в специальном помещении. Действует это правило и поныне…

Самое что ни на есть дружелюбное, теплое отношение мы ощущали к себе на протяжении всего времени пребывания в монастыре. Со своей стороны стремились, как говорят, не лезть «со своим уставом в чужой (хотя последнее слово никак уж не подходит) монастырь», жить одной жизнью с монахами. Но услышанное перед отъездом от настоятеля отца Макария было даже несколько неожиданным:

— Это впервые почти за сто лет повторился визит военных моряков в наш монастырь. Последний подобный визит был накануне революции, во времена царской России. Так что нам очень приятно, что возобновляются такие духовные связи. Мы встретились с вами, как с духовно подготовленными паломниками, которые пришли сюда именно с духовным спросом, подкрепиться для дальнейшего служения своему Отечеству.

Прежде чем покинуть Афон, мы пережили и несколько неприятных минут. Несмотря на строгое соблюдение нами рекомендаций не снимать видео на территории монастыря, при таможенном досмотре на катере у нас изъяли пленку, на которой были также Пирей, Афины, Салоники, виды Афона…И если бы не генеральный консул Украины в Салониках Владимир Шкуров, давний друг монахов монастыря (В.Шкуров многое сделал для того, чтобы состоялся визит в Салоники, на Афон, и практически неотрывно был с нами все время визита), не его беглый греческий и срочные звонки по мобильному в несколько ведомств Греции, не видать бы нам своих записей. После примерно двадцати минут переговоров сошлись на том, чтобы просмотреть отснятое на камере. А дальше уже проблем не было…

Фото А.Устича, П. Пепескула, В. Бондаря.

Другие статьи этого номера