Черное море — колыбель водолазного и спасательного дела

Мореплавание испокон века было и остается одной из самых экстремальных сфер человеческой деятельности, связанной с повышенным риском. Ежегодно в мировом океане терпят аварии 8 тысяч кораблей и судов. Из них 200 гибнут, и в жертву Нептуну человечество приносит 2 тысячи жизней.
Это обстоятельство заставляет приморские страны разрабатывать и совершенствовать средства спасения на море и в его глубинах. Известно, что еще при Петре I самоучка Ефим Никонов предложил примитивный водолазный костюм, в котором предполагалось выходить под водой «из потаенного судна» для нанесения повреждений неприятельским кораблям. Век спустя кронштадтский механик Гаузен изобрел более совершенное водолазное снаряжение с медным шлемом, иллюминатором и шлангом для подачи воздуха. Вскоре появилось трехболтовое вентилируемое снаряжение, которым стали оснащаться военные корабли. Об успешном развитии судоподъемного, спасательного и водолазного дела свидетельствует такой исторический факт. Летом 1848 года под руководством контр-адмирала Павла Нахимова был поднят затопленный в Цемесской бухте тендер «Струя».

С вводом в боевой состав Черноморского флота подводных лодок стали разрабатываться средства спасения. В 1915 году строится судно «Волхов» для оказания помощи подводным лодкам, терпящим бедствие. Оно в строю по сей день под названием «Коммуна». В 1921 году Совнарком издает декрет «О работах по подъему судов, затонувших на Черном и Азовском морях», а два года спустя создается Экспедиция подводных работ особого назначения (ЭПРОН). Местом ее дислокации стали Балаклава и Стрелецкая бухта.

За 12 лет ЭПРОН поднимает 233 корабля. Из них 150 были восстановлены. С началом Великой Отечественной ЭПРОН преобразуется в аварийно-спасательную службу. Она обеспечивает высадку десантов, водолазы АСС (аварийно-спасательной службы) находят способ борьбы с немецкими минами, которыми противник пытался заблокировать корабли Черноморского флота в бухте. С 1943 года АСС приступает к массовому судоподъему, восстановлению доков, причалов. В Севастопольской бухте были подняты крейсер «Червона Україна», теплоходы «Грузия» и «Абхазия». Снятые с них орудия устанавливаются на Малаховом кургане и ведут обстрел позиций противника. Уникальной была операция по подъему линкора «Новороссийск» водоизмещением 30 тысяч тонн. Прежде чем приступить к ней, пришлось извлечь из артиллерийских погребов около 24 тысяч снарядов общим весом 450 тонн.

Показателем высокого мастерства специалистов АСС явилось спасение подводной лодки М-351, которая затонула с экипажем на глубине 80 метров под Балаклавой. Подъем подлодки на поверхность был осуществлен за 84 часа. В шестидесятые годы, когда на флот поступило новое водолазное оборудование, АСС выполняла спасательные работы в Средиземном и Красном морях, в Индийском и Атлантическом океанах. В Баренцевом море осуществляется подъем подводной лодки С-80 с глубины 200 метров. В 1983 году водолазы АСС, которой руководил капитан 1 ранга Александр Жбанов, у берегов Болгарии обследовали подводную лодку Щ-204, погибшую в декабре 1941 года. Проникнув в боевую рубку «щуки», водолазы подняли на поверхность останки боевого расчета центрального отсека, документы, штурманскую прокладку.

В 1984 г. АСС преобразуется в поисково-спасательную службу (ПСС). На нее возлагается задача обеспечения полетов и посадки космических кораблей на морской акватории Индийского океана и Черного моря. Эскадра поисково-спасательных судов оснащается радиотехнической аппаратурой для обнаружения космических объектов и средствами их подъема из воды. После приводнения космических аппаратов типа «Зонд» они доставлялись на берег и передавались конструкторам. На поисково-спасательных кораблях(ПСК) прошли тренировки летчики-космонавты А.Николаев, А.Леонов, П. Попович, Г. Береговой и другие. С переходом советской космонавтики к созданию космических кораблей многоразового использования типа «Буран» поисково-спасательная служба обеспечивала испытания теплозащитного покрытия этих кораблей, рассчитанных на приводнение.

Поступление на вооружение ПСК подводных снарядов стало очередным этапом в освоении глубин. В боевой состав Черноморского флота вошли спасательные подводные снаряды, способные погружаться на глубину до 500 метров, оказывать помощь подводным лодкам, искать на дне ракеты, мины и торпеды, обследовать затонувшие корабли. Одним из таких подводных снарядов командовал на черноморском флоте отец Станислава Милашевского — командира глубоководного аппарата «Приз». Весь мир с тревогой следил за ходом операции по спасению в Беринговом море экипажа «Приза», оказавшегося в плену глубин. К счастью, в эти трагические дни законы морского братства объединили усилия нескольких стран для спасения экипажа глубоководного аппарата.

Следует сказать о том, что все подводные аппараты различных типов, построенные в Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге, проходили испытания на Черноморском флоте, где сформировалась уникальная школа подводного плавания и освоения глубин. Первый советский батискаф «Поиск-6» после испытаний на Черном море достиг на Тихом океане 6-километровой глубины. На ЧФ производился сброс с самолета на парашюте десантируемого телеуправляемого спасательного катера «Фрегат», отрабатывался механизм оказания помощи терпящим бедствие с использованием гидросамолета «Альбатрос», способного садиться на воду при волнении моря до 4-5 баллов. К сожалению, развал Союза не позволил довести до конца это важное для спасения людей на водах дело.

Особый интерес представляет сотрудничество ученых флотского океанариума с НИИ по созданию поисково-спасательной биотехнической системы с использованием дельфинов. В 1974 году дельфин по кличке Геркулес, управляемый лейтенантом В.Кулагиным, на рейде Бельбека впервые в отечественной истории обнаружил и обозначил буйком затонувшую торпеду на глубине 51 метр. Вскоре после этого создается спецгруппа, которая обучает дельфинов оказывать помощь водолазам, вести поиск затонувшей военной техники и вооружения. По свидетельству бывшего начальника поисково-спасательной службы Черноморского флота Александра Жбанова, дельфины обнаружили более 40 затонувших мин, торпед и ракет. Они их находили даже под слоем грунта. К сожалению, с развалом Союза спецгруппа была расформирована и поисковая биотехническая система не получила развития. Сейчас создается биосистема нового поколения с расширенным диапазоном использования ее не только в военном деле, но и в исследовании ресурсов моря.

Морские глубины столь же сложны для освоения, как и космос, и по-прежнему хранят в себе столько же тайн, как и далекие миры. Жизнь на земле зародилась в Мировом океане, и человечество просто обречено осваивать его, несмотря на то, что это познание требует от него новых жертв. А стартовой площадкой в этом познании будет оставаться Черное море — колыбель водолазного и спасательного дела.

Другие статьи этого номера