Сороковой болгарский заказ

На ОАО «Севастопольский Морской завод» в полном разгаре ремонтные работы на контейнеровозе «София» Болгарского морского пароходства. По счету это уже сороковое судно этого заказчика, прибывшее из Болгарии за последние девять лет. И у доброй традиции — глубокие корни.

Огромный контейнеровоз, ведомый двумя маленькими буксирами (один — спереди, другой — сзади), медленно заходил в западный док. У доковых лееров судоремонтники и представители заказчика наблюдали за всем процессом постановки судна на клети. Проводить эту операцию доверено заводским виртуозам — докмейстерам. По технологии киль судна должен стать точно по центру клетей, находящихся под водой. Во взглядах наблюдающих за этим процессом, прикованных к огромной махине, возвышающейся над землей и водой, уловила напряжение. Поневоле и я остановилась. В голове мелькнула только одна мысль:

— Если докмейстер рядом, все будет хорошо.

Мое внимание отвлекла фигура быстро (насколько это возможно в 75 лет!) идущего вдоль дока мужчины в каске. Он чертыхался, кому-то махал руками, кого-то откровенно ругал…

— "Дед" идет, — улыбнулась я облегченно. И тут же за спиной услышала свое имя:

— Наташа, напиши об этом пароходе.

Оглянувшись, увидела идущего ко мне с протянутой рукой мужчину среднего роста и крепкого телосложения. Из-под каски и густой пряди седых волос на меня смотрели уставшие глаза Георгия Георгиева. "София" только выполнила фрахт и после перехода пришла к нашим берегам. Поэтому на отдых, как обычно бывает у занятых людей, не хватило времени. Кроме всего прочего, Георгий во время перехода скорее всего еще и еще раз уточнял весь комплекс ремонтных работ. Затем согласовывал их с суперинтендантом, капитаном и пароходством.

С болгарином по национальности Георгием Георгиевым мы познакомились в конце прошлого века. Мое познание процесса судоремонта на заводе было непростым. Опускаясь в док, я рассматривала чумазые лица сварщиков, пытающихся вырезать из корпуса куски ненужного металла. Я часами могла наблюдать за очисткой днища корабля от ракушек и старой краски с помощью водометов. Мне нравились лица этих сильных людей, посвятивших себя настоящему мужскому делу. Слабые духом в доке долго не работают.

Образовавшиеся после самостоятельных практических вылазок в док пробелы в познании судоремонта я заполняла нужной информацией в отделе маркетинга ДП "ВЭС" ("Внешэкономсервис"). Поначалу мои визиты "спецы" из отдела воспринимали настороженно. Бесконечные "зачем, почему и для чего?" у некоторых вызывали раздражение либо ироническую улыбку. А когда все потеряли надежду избавиться от назойливой пиарщицы, я услышала:

— Иди к Георгию, он все знает!

Но поиски болгарского специалиста оказались безуспешными. Когда я поднималась на встречу с ним на палубу, его неожиданно вызывали в трюм. Стоило мне опуститься вниз в док, четкие команды Георгия на болгарском языке послышались над моей головой. "Встретились" мы по телефону. Георгий уходил на борту отремонтированного сухогруза в Болгарию. Он уезжал домой, чтобы снова вернуться к нам после очередного выигранного тендера с хорошим подарком для завода — новым судном.

Я знала о том, что на заводе ему всегда были рады. В Севастополе его ожидали друзья. И у этой дружбы длинная дорога.

В начале девяностых после ремонта на Морзаводе в Болгарию на ходовые испытания направлялось небольшое научно-исследовательское судно "Модуль". На его борту вместе с экипажем в море вышли 17 наших специалистов. По инициативе болгарской стороны заводчане отправлялись в дружественную страну знакомиться с опытом ведения коммерческого судоремонта. Принимающая сторона — болгарский судоремонтный завод "Одессос" — по технологии ведения судоремонта мало чем отличался от нашего. Его мощности спокойно могли бы разместиться на территории южной площадки Морского завода. Однако опыт ведения и организация коммерческого судоремонта — предконтрактные переговоры с судовладельцами, банк данных компаний у болгар были завидные. Нам было чему поучиться. В то время начальником коммерческого отдела завода был Георгий Георгиев.

С возрастом почему-то кажется, что время летит быстрее, чем в молодости. Незаметными для тех первых заводских визитеров в Болгарию оказались и последующие четыре года. В конце октября 1996 года в наш док пришел первый посланник Болгарского пароходства — 38-тысячный сухогруз "Григорий Григоров". Георгий до сих пор помнит тот день и тот пароход. Ведь он являлся и первым подписантом этого контракта, но уже как учредитель своей собственной компании "BULMAR CONSULT".

— Представляешь, — скажет мне в каюте Георгий, — за девять лет на заводе отремонтировано 40 (!) судов Болгарского пароходства: сухогрузы, балкеры, контейнеровозы. Только с осени прошлого года на заводе отремонтировано 6 судов. Общая стоимость работ на них составила 2 миллиона 400 тысяч долларов!

Нашу беседу прерывали звонки телефона и постоянные посетители. Болгарский суперинтендант, вместе с Георгием контролирующий процесс ремонта, решал возникшие вопросы. Кто-то уточнял, что именно менять в механизме. Третьи просили дать разрешение на проведение работ. Шел естественный процесс ремонта болгарской "Софии", в котором у непосвященного голова кругом пошла бы. А Георгий спокойно каждому объяснял его задачу. Уловила одну деталь. Нетерпеливые и возмущенные во время этих бесед успокаивались. Видимо, они знали, что даже очень уставшего Георгиева может вывести из равновесия только одно: некомпетентность и халтура. Потому как сам Георгий Георгиев ходил на судахсудах механиком. И в регионе Черного моря он известен как специалист очень высокой пробы.

Скоро закончится ремонт, и он снова вернется на свою родину. Нам же остается ждать от нашего представителя в Болгарии, представляющего интересы Севастопольского Морского завода, звонка:

— Ну что, Севастополь, берете балкер в ремонт?

Постскриптум. 22 сентября болгарский народ отметил День независимости. У наших стран и народов много общего на страницах истории. Вместе с болгарами мы неоднократно ремонтировали их военные корабли. На территории завода находится и мемориальная доска "Место стоянки болгарского крейсера Надежда", экипаж которого отказался выступить в 1918 году против молодого независимого государства. Хочется пожелать этому дружественному народу благоденствия и мирного неба.

Другие статьи этого номера