Сохранение экосистемы Черного моря — это забота не только ученых, но и общества в целом

Мы уже сообщали нашим читателям о том, что на берегу озера Донузлав состоялась международная научная конференция «Современное состояние экосистем Черного и Азовского морей». В конференции принимали участие ученые Украины, России, Болгарии, Грузии, Канады. Вниманию участников симпозиума были представлены результаты исследований, выполняемых научными организациями Причерноморских государств, чьи совместные планы включали в себя изучение наиболее интересных объектов экосистемы Черного и Азовского морей. Наряду с фундаментальными проблемами поднимались конкретные задачи в рамках устойчивого развития приморских регионов.

Крым необходимо беречь как природную жемчужину

В.М.ШЕСТОПАЛОВ, академик-секретарь отделения наук о Земле президиума Национальной академии наук Украины:

— Вячеслав Михайлович, вы возглавляете отделение наук о Земле президиума НАНУ. На конференции поднимаются конкретные вопросы нынешнего состояния Крымского побережья и перспективы Причерноморского региона, в частности Донузлава, о чем сейчас много говорят. Как вы оцениваете такие подходы?

— Наше отделение объединяет институты, которые в рамках Украины изучают планету Земля с разных позиций. Это и полезные ископаемые, и экологические аспекты. Мы работаем в тесном контакте с нашими биологами, химиками, физиками и т.д. В течение ряда лет мы занимались и занимаемся различными проектами, имея в виду экологические аспекты, касается ли это атомных станций или различных сложных производств. Естественно, у нас есть некий подход к оценке ситуаций, связанных с развитием новых направлений. Наше мнение таково: исходя из ситуации в Крыму это побережье все-таки нужно сохранить прежде всего как здравницу, как туристическую жемчужину Украины и всего Причерноморья. Поэтому, с этой общей, концептуальной точки зрения, промышленное развитие Донузлава и всего этого региона, наверное, не самый лучший вариант. Здесь очень уязвимая экосистема, в которой животный мир — морской и прибрежный — пока еще находится в равновесии, хотя уже и в смещенном состоянии из-за неразумной деятельности человека в прошлом. И наше предварительное мнение наряду с мнением тех экологов, которые будут осуществлять оценку воздействия проекта и производства на окружающую среду, таково: не спешить с такого рода мощными техническими проектами, которые влияют на ситуацию вокруг.

— Вячеслав Михайлович, вместе с вами мы побывали на западном побережье Крымского полуострова и увидели обедневшие деревни, разрушенные фермы, пришедшие в упадок хозяйства. Пустующая земля. Так, может быть, именно здесь необходимо создавать новые рабочие места, развивать инфраструктуру?

— Необходимо вообще решить, надо ли в Крыму наращивать промышленное производство. И исходить следует с этих позиций, потому что по большому счету любой уголок Крыма можно превратить в рай, как это сделали турки или египтяне, которые решили развивать у себя туризм и активный отдых. Они взяли фактически участки пустынь, превратили их в оазисы и теперь получают огромные деньги. Да, мы убедились, что ныне Западный Крым — это безлюдный край, он оказался заброшенным после всех наших изменений в стране, но, тем не менее, это благодатная земля, здесь можно получать и прекрасные культуры — те же персики и виноград, и в то же время здесь велики возможности для развития активного отдыха.

— А ваше мнение по поводу строительства терминалов в Севастополе? Идет большой процесс противодействия.

— Я просто незнаком с этой проблемой. Мое мнение: Севастополь всегда был крупным военным объектом. Закрытым объектом. Будущее Севастополя связано прежде всего с его историей, его своеобразием, его архитектурой. Он может стать еще одним мощным туристическим центром. Поэтому в целом надо исходить из основных задач развития города. При этом необходимо во всех севастопольских бухтах провести большую работу по улучшению экологического состояния. Такая работа очень важна и нужна, чтобы превратить город в центр туризма действительно европейского уровня.

Обобщать никогда не рано

А. Н.КОСАРЕВ, доктор географических наук, профессор кафедры океанологии географического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова:

— С Морским гидрофизическим институтом НАНУ у нас давние связи. Начнем с того, что корни МГИ — в Москве, а затем институт еще в пору СССР был переведен из столицы в Украину. Директора МГИ В.В.Шулейкин, А.Г.Колесников, Б.А.Нелепо были тесным образом связаны с Московским университетом им. Ломоносова. Морской гидрофизический институт всегда был нашим форпостом на Черном море, поэтому у нас были не только общие научные, но и общие учебные темы, научные проблемы, связанные с изучением гидрологического режима Черного моря и Атлантики. Они воплощались в совместных работах, публикациях, коллективных монографиях, в защитах аспирантов. Наши студенты всегда с удовольствием проходили здесь практику, и немаловажное значение имело то, что МГИ обладал прекрасными научными судами: "Михаил Ломоносов", "Академик Вернадский", я сам плавал на них, даже больше, чем на судах Института океанологии.

— А потом все прекратилось?

— Да, с распадом Союза, к сожалению, все пришло в упадок. Главное — сократилось количество экспедиций, не стало судов. Поэтому работать вместе оказалось очень трудно, хотя желание всегда остается. У нас, у кафедры океанологии МГУ и МГИ, есть несколько совместных монографий, одна из них — "Изменчивость полей Черного моря". Есть совместная монография по Красному морю. Сейчас появились новые аспекты — экология, загрязнение морей, хотелось бы работать сообща. Нынешняя международная конференция по состоянию экосистем Черного и Азовского морей полезна. Мы отдаем должное организаторам и понимаем, какую сложную миссию они на себя взяли. И надо приветствовать энтузиастов науки, которые, хоть и в меньшем составе, по разным причинам (финансовым, например) приехали сюда. Кто-то из великих географов говорил, что обобщать никогда не рано. Конференция — это обобщение того, что происходит в экологии моря за последние 10-20 лет. А Черное море — внутреннее море, где ввиду его положения все изменения происходят на порядок быстрее, чем, скажем, в океане. Поэтому за ними нужно слежение. Мне бросился в глаза большой объем докладов по моделированию. Это приятно. Понравился класс докладов. Много молодежи, а это значит, что зерна, нами брошенные, не пропали. Здесь много моих "крестных" детей, начиная с директора МГИ Виталия Александровича Иванова, который был моим аспирантом.

В рамках черноморского сотрудничества

И.Г.ОРЛОВА, заведующая отделом Украинского научного центра экологии моря:

— Наш центр — преемник Одесского отделения Океанографического института, с 1992 года он входит в состав Минприроды Украины и занимается изучением Азово-Черноморского бассейна. В начале 1990-х годов был всплеск украинской морской науки, Укринцентр проводил по 4-6 экспедиций в год, владел восемью научными судами, в том числе такими, как "Пассат", которые бороздили Мировой океан. Однако с 1996 г. произошел резкий спад морских наблюдений, и достоверная информация, которая необходима не только для оценки, но и для прогноза морской среды, стала труднодоступной из-за финансовых осложнений.

— Ирина Георгиевна, и все же в вашем докладе на конференции значительное место было отведено новой научной экспедиции?

— Я представила доклад от имени директора нашего института доктора географических наук И.Д.Лоевой, которая не смогла присутствовать, поскольку прилагает все усилия для подготовки международной экспедиции. Да, сейчас мы переживаем радостные волнения. После ремонта судно "Владимир Паршин" выиграло тендер для участия в международных рейсах по программе, в которой участвуют все Причерноморские страны. Сейчас оно отправляется в рейс по программе морского экологического мониторинга. "Владимир Паршин" — судно сравнительно молодое, великолепно оснащенное. Появилась надежда на реанимацию морских исследований, которые необходимы, чтобы страна выглядела достойно в рамках черноморского сотрудничества. Сохранение экосистемы Черного моря — это забота не только ученых, но и общества в целом. Надеюсь, что конференция станет толчком к этому.

Другие статьи этого номера