Последствия развода

В февральском «Семейном клубе» под заголовком «Есть ли жизнь после развода?» я прочитала письмо молодой женщины о том, как в течение нескольких лет после развода она тщетно пыталась доказать, что, учитывая профессию и заработки бывшего супруга-моряка, алименты ее несовершеннолетним сыну и дочери выплачиваются в высшей степени несправедливо.
Моя история ненамного отличалась от описанной выше. За штурманом дальнего плавания я пробыла замужем ровно семь лет. Дальше — развод, после которого на содержание ребенка-школьника в течение года от якобы безработного отца приходили скромные алименты — каждый месяц не более ста грн. Тем временем бывший муж находился в длительных загранрейсах, а заработкам его мог бы позавидовать каждый…

Итак, ободренная вашей статьей, я начала действовать: ходить по инстанциям, рассказывать и просить, доказывать и объяснять. В результате правда восторжествовала, за что огромное спасибо "Славе" и людям, которые помогли и поддержали в трудные минуты. Это начальник исполнительной службы Гагаринского района Киязим Бекиров и государственный исполнитель этой службы Сергей Поздняков, проявившие огромное упорство и компетентность в решении моего вопроса. Сейчас, по прошествии наших полугодовых(!) мытарств, ежемесячная сумма алиментов, получаемых на дочь-второклассницу, составляет почти 600 грн.

Накопленным опытом хочу поделиться с подругами по несчастью, которых в нашем морском городе немало. На мой взгляд, в Севастополе существует стереотип поведения плавающих, а также прикрывающих их работодателей. Первые уверены: куда бы бывшие жены ни обращались, без их добровольного согласия алиментов с заработка моряка им не получить. Вторые самоустранились, считая, что папаши сами решат: выплачивать им эти алименты или нет. Таким образом, если речь идет о взыскании алиментов по решению суда, справки о зарплате своих работников работодатели не выдают ни по просьбе взыскательниц, ни даже по запросам исполнительных служб. Ответ обычно таков: хозяева судна находятся за границей, а мы всего лишь посредники, не располагающие подобной информацией. Так вот, это неправда! Договоры о найме моряки подписывают на территории Украины, в них обязательно указывается сумма, которую им будут выплачивать. Название и адрес фирмы, от которой мужья-алиментщики ходят в рейсы, как правило, тоже держатся в секрете. Не скрою, мне повезло узнать их. За дело тут же взялись государственные исполнители. Как ни странно, но с ответом работодатели не задержали, однако указали лишь оклад своего работника (реальная зарплата моряка загранплавания раза в три больше и зависит от нигде не фиксируемых надбавок), благодаря чему мне и пересчитали алименты. Естественно, супруг с новой суммой категорически не согласился — оспаривать назначенные алименты он нанял адвоката. Тогда исполнители наложили арест на его недвижимость и выставили в ОВИР сторожевой лист. В сложившейся ситуации открыть визу для пересечения границы и уйти в рейс супруг уже не мог, а потому, дабы не терять работы, был вынужден оплатить задолженность.

Теперь представьте такой абсурд: чтобы получать достойные алименты на содержание ребенка, я шаг за шагом после каждого загранплавания своего бывшего супруга должна повторить все вышеперечисленные, изматывающие, отбирающие огромное количество времени и нервов, процедуры.

Уважаемые работники прокуратуры г. Севастополя, помогите нашим детям получать алименты на основании решений суда, проведите проверки предприятий, занимающихся трудоустройством моряков в части исполнения законодательства о взыскании алиментов! Кому, как не вам, доподлинно известно, что исполнительные листы о взыскании алиментов должны находиться у руководителей этих предприятий. Возможно, их стоит обязать направлять справки о заработной плате в исполнительные службы по месту жительства алиментщиков. Думаю, этого было бы достаточно для того, чтобы огромное число детей в нашем городе, да и в стране в целом, жили без нужды, а не выпрашивали у родных отцов средства к нормальному существованию.

Другие статьи этого номера