Тайна гибели лесника

Спустя 26 лет на территории Мекензиевского лесничества обнаружены останки без вести пропавшего жителя Инкермана. Несмотря на прошедшее с тех пор время, севастопольским правоохранителям удалось найти и виновника трагедии, которая случилась далеким декабрьским утром 1979-го.

Жил на свете человек

Свыше четверти века назад жил в Севастополе, а точнее — в Инкермане, Павел Емельянович Пащенко. Были у этого человека и любимая работа, и дружная семья. Трудился он в Севастопольском лесхоззаге, дело свое любил, предан был ему неимоверно. Как только вернулся из армии, сразу в лесники и подался. По словам жены Пащенко — Лидии Николаевны, — лес он просто боготворил. Увидит, к примеру, надломленное деревце — обязательно подвяжет, никогда не пройдет мимо.

— Как-то сажали с ним сосны редкой породы, — вспоминает Лидия Николаевна, — cначала на поле их пестовали, а когда подросли — перенесли в горы, с километр от подножия. Лето тогда выдалось жарким, на своих плечах воду для полива Павлу таскать приходилось — выходил сосенки.

Зарплата у лесника в ту пору была небольшой, а потому семья Пащенко жила скромно, бывало, и бедствовала. Однако ни разу, как утверждает Лидия Николаевна, не принес в дом Павел Емельянович ни одной лесной птахи или зверя.

— А я и не упрекала, — говорит супруга, — знала, что рука у него на живую тварь не поднимется — свою скотину, и ту резал после долгих уговоров.

Мужем Пащенко тоже был в пример многим. В прошлом сирота, этот человек глубоко ценил собственную семью. За 24 года совместной жизни слова худого Лидия Николаевна от него не слыхивала. Выросли за это время у Пащенко две дочери. Одна из них успела замуж выйти и осчастливить родителей внуками. С тех пор у главы семейства хлопот прибавилось: нужно было не только помочь определиться с выбором профессии и дальнейшей учебой младшей дочке, но и поднимать на ноги ребятишек старшей.

Был лесник — нет лесника

Перевернул все последний месяц 1979-го. 8 декабря Павел Емельянович ушел на работу…

— Утром Паша отправился на обход закрепленной за ним территории, собирался снимать петли, которые браконьеры ставили на животных. Этих петель он частенько приносил домой не один десяток, — рассказывает Пащенко. — На кордон, где стоял служебный домик лесника, я пришла уже в три часа дня. Мы держали там небольшое хозяйство. Смотрю — а теленка нет. Мужа тоже не видно. Думаю, Павел скотинку где-то ищет. В общем, управилась я с делами и вернулась домой. Ночь провела в беспокойстве, заведено у нас было: задерживаешься — позвони, благо телефон в квартире, да и монеты-"двушки" для автомата у мужа всегда водились — я припасала.

Необъяснимое чувство потери пронзило женщину, когда на следующий день она снова пришла на кордон: мотоцикл мужа стоял на месте, пальто по-прежнему висело в домике, а его самого не было. После безрезультатных самостоятельных поисков Лидия Николаевна обратилась в Балаклавский райотдел милиции.

Согласно характеристике большинства сослуживцев, Пащенко был человеком честным и бескомпромиссным. Знавшие его в один голос утверждали: Павел Емельянович занимал жесткую позицию в отношении браконьеров — договориться с ним было невозможно, и предполагали, что "неудобного" лесника могли убрать из мести. В исчезновении Пащенко прежде всего подозревали ранее судимых, задержанных им за кражу дров и переданных в милицию. Однако конкретных доказательств чьей-либо вины у работников правоохранительных органов не было.

Павла Емельяновича искали долго. В поисках его, помимо блюстителей порядка, принимали участие военнослужащие воинских частей, работники лесхоза, откликнувшиеся на беду многочисленные дальние и близкие родственники. Искали Пащенко с вертолета. Увы, поиски лесника оказались тщетными. Уголовное дело, возбужденное по факту его исчезновения, было закрыто в 1982 году.

Десять лет еще ходила в лес Лидия Николаевна, метр за метром прочесывая знакомые места, будто чувствовала: здесь ее Павел…

Пропавший без вести лежал в воронке от снаряда

Прошло 26 лет. В октябре нынешнего года Павлу Емельяновичу Пащенко исполнился бы семьдесят один год. Буквально пара дней разделяет дату рождения лесника и тот день, когда на территории Мекензиевского лесничества его останки обнаружили "черные археологи". Надо отдать должное этим людям, несмотря на негативное отношение служителей закона к подобной категории граждан, последние, не задумываясь, пришли в милицию, принеся с собой эмблемки и пуговицы от форменной одежды лесника.

Сотрудники райотдела тут же вытащили дело о пропавшем без вести из архива, вспомнили подробности. К месту находки останков в срочном порядке прибыли руководство УМВД города во главе с начальником УМВД Валерием Петуховым и работники прокуратуры. Позже сюда были приглашены жена и дочь Пащенко, опознавшие его личные вещи: ремень, обложку удостоверения, кошелек с двухкопеечными монетками, часы, фрагменты носков.

— Носки я сама вязала Павлу, — подтвердила Лидия Николаевна, не в силах сдержать горьких слез.

Убит при исполнении служебных обязанностей

— Работа в связи с обнаружением останков лесника была проделана огромная, — рассказывает корреспонденту газеты начальник Балаклавского РО УМВД Украины в г. Севастополе Александр Корякин. — Начиная с момента, когда, поднимая останки, мы просеивали буквально каждый сантиметр земли, заканчивая установлением личности подозреваемого в убийстве Пащенко.

О том, что лесник был убит, причем убит из охотничьего ружья, правоохранителям позволили предположить судмедэксперты, выявившие на останках признаки, характерные при поражении костей дробью.

Как следует из пояснений Александра Корякина, оперативно-следственные мероприятия осложнились тем, что случившееся имело место быть более четверти века назад. За эти годы, к сожалению, все свидетели и подозреваемые, проходившие по делу, умерли. Весомую помощь в восстановлении деталей 26-летней давности оказал правоохранителям бывший оперативник Балаклавского РО, а ныне адвокат Э.К.Новицкий, а также замначальника Инкерманской милиции И.В.Синицкий, имеющий более чем 25-летний стаж оперативной работы. Таким образом, по крупицам собирая информацию, милиционеры вышли на подозреваемого в убийстве.

48-летний житель Балаклавы гражданин Н. очередной раз вернулся из мест лишения свободы. Общий срок отсидки этого человека — 14 лет. Имея столь богатый опыт общения со служителями Фемиды, немудрено поднатореть и в юриспруденции: Н. заявил, что на момент исчезновения лесника у него есть железное алиби, ко всему прочему, 26 лет назад он вообще не входил в число подозреваемых. Около суток понадобилось блюстителям порядка, чтобы "разбить" заведомую ложь. Лишь тогда Н. сознался в содеянном и рассказал, как все было.

То злополучное зимнее утро, когда он решил побраконьерить, выдалось пасмурным. Высматривая добычу, Н. держал наготове заряженную одностволку. Неожиданно дорогу ему перерезал человек. Не будучи знакомыми, они узнали друг друга сразу — лесник и браконьер. Первый попытался вырвать у Н. оружие. Сам того не желая, последний выстрелил. Когда понял, что случилось непоправимое, испугался. Обуреваемый страхом, поспешил скрыть следы преступления: прикопал тело убитого в воронке от снаряда. На охоту с тех пор не ходил ни разу.

Сначала парня мучили сны, будто поймали его милиционеры, допрашивают. Между тем наяву ничего подобного не происходило, и Н. успокоился. Тем более что его собственная удалая жизнь била ключом — за минувшие годы в места не столь отдаленные он успел нанести ровно девять визитов.

Эхо трагедии

Уголовное дело по факту обнаружения останков пропавшего без вести 26 лет назад лесника Мекензиевского лесничества Павла Емельяновича Пащенко сейчас находится в производстве прокуратуры Балаклавского района. В данный момент подозреваемому предъявлено обвинение в совершении им неосторожного убийства в отношении Пащенко. Точку в трагедии, случившейся более четверти века назад, поставит, как водится, "суровый и справедливый".

— Мы приложим максимум усилий, чтобы увековечить память о бесстрашном хранителе лесных богатств, — поделился с журналистом "Славы" главный лесничий Севастопольского государственного лесоохотничьего хозяйства Сергей Сереветников.

Это в будущем, сегодня же последнюю дань своему работнику предприятие отдает, взяв на себя расходы по предстоящему захоронению.

Безутешна вдова убитого. Потерю самого дорогого человека ей приходится переживать заново. Тем более что беда в дом Пащенко пришла не одна — вскоре после исчезновения мужа погибла их старшая дочь.

— Мне опять стало так тяжело, что передать не могу, — делится Лидия Николаевна. — С таким трудом пережитое всколыхнулось заново. Единственное утешение, которое помогает держаться, мысль о том, что душа Павла теперь не будет летать где-то, что смогу прийти на могилу к мужу, поговорить, поплакать.

Через газету Лидия Николаевна просила выразить благодарность всем работникам Балаклавского райотдела милиции и прокуратуры этого района, принявших участие в раскрытии тайны исчезновения ее супруга.

Случай раскрытия этого преступления, учитывая срок давности, действительно уникален. Уникален для профессионалов. Для обывателей он скорее является показательным: даже по прошествии стольких лет убийца понесет заслуженное наказание. Это значит, что справедливость есть и она торжествует!

Другие статьи этого номера