Глаз машиниста

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Хочу рассказать об одном интереснейшем явлении, свидетелем которого я был, правда, всего один раз в своей жизни… По профессии я врач-офтальмолог, окончил в 1961 году Крымский медицинский институт, работал в Перми, Сыктывкаре, на Дальнем Востоке, а последние пять лет — пенсионер, живу в родном Севастополе.

То, о чем я хочу поведать читателям "Славы Севастополя", произошло в Сыктывкаре, где я работал в железнодорожной больнице. Как-то с дальнего перегона к нам доставили на "уазике" тяжело раненного машиниста локомотива. Его поезд неожиданно сошел с рельсов, пассажиры четырех вагонов отделались ушибами разной степени, а вот сам машинист пострадал сильно: при экстренном торможении весьма серьезно у него была травмирована грудная клетка, зафиксированы множественные ранения лобной части черепа…

Второй час он находился в коме, когда к нам прибыли два следователя из железнодорожной милиции. По их сведениям, пассажиры 12-го вагона видели, как в сторону леса от колеи стремительно уезжала легковая машина. По всей видимости, она и послужила косвенным фактором экстренного торможения поезда…

Естественно, сыскарей интересовала именно эта машина, но наш больной оставался в шоке. Молодые ребята побыли у нас еще 20 минут и уехали, попросив тотчас же позвонить, если раненый железнодорожник придет в сознание.

Я в тот день дежурил по больнице и стал свидетелем того, как в начале первого ночи мужчина застонал и открыл глаза. Меня очень насторожил тот факт, что глазные яблоки у него оставались неподвижными, видимо, сказывались последствия травмы. Я взял зеркало, включил лампу и внимательно стал изучать состояние радужки обоих глаз потерпевшего. И вдруг просто опешил: в левом секторе голубой радужки правого глаза четко просматривались буквы и цифры: "СКР-2278".

Вынув блокнот, я быстро записал увиденное. Между тем пострадавший почти не подавал уже признаков жизни. Вызванный мною спешно главврач через 15 минут констатировал его смерть…

Утром я позвонил следователю и сообщил о своем "открытии".

— Как же это могло случиться? — поинтересовался милиционер.

Я, конечно, не стал приводить свои доводы — случай крайне неординарный. Но для себя отметил, что, по-видимому, при сильном сотрясении мозга палочковые клетки сетчатки преобразовали свет в нервный импульс, но каким-то образом не передали его в затылочную долю головного мозга и импульс "осел" в виде изображения на радужке.

О таком редком явлении нам читал лекцию ленинградский профессор Г.П.Максименко на выездном семинаре в Киеве в 1982 году. Оказывается, еще в начале 80-х годов ХIХ века в Германии профессор физиологии фон Кюне ввел в обиход термин "оптография", т.е. способность сетчатки глаза в определенных обстоятельствах фиксировать внешние предметы. На семинаре сообщалось также, что секретные разработки в этой сфере ведутся в США, России и Германии, что есть интересные подвижки в ходе следственных экспериментов…

Что касается выяснения обстоятельств конкретной аварии на железнодорожном полустанке N 18 в мою бытность в Сыктывкаре, то меня пригласили в милицию, брали объяснения, а через два месяца я был вызван в качестве свидетеля в суд: в отношении некоего О.Мальцева были выдвинуты обвинения в том, что он неправомочно пытался проскочить на своей "Волге" железнодорожный переезд, хотя видел, что приближался пассажирский поезд. Левое заднее колесо его машины зацепилось за вылезший из шпалы костыль, и на 10-20 секунд "Волга" застряла на путях. Скорее всего, машинист локомотива в это время и смог "сфотографировать" задний мост машины и, конечно, номер…

Номер, который выглядел так: СКР-2278…

Б.СКЛЯРЕНКО, врач.

Кстати

Севастопольский врач К.Г.Задорожников, в свое время научно занимавшийся иридодиагностикой (диагноз и лечение по радужке глаз), комментирует материал "Глаз машиниста":

— Радужная оболочка глаза образует иридогенетические знаки в виде пигментных пятен, участков просветления и с нарушениями структуры радужной оболочки. Именно качество и топографическое расположение этих знаков на радужке являются диагностическими критериями. Уже этого достаточно, чтобы не подвергать сомнению феномен публикации "Глаз машиниста". А то, что иридогенетические знаки являются как постоянными, так и изменчивыми, свидетельствует о том, что при определенных экстраординарных условиях (см. публикацию) феномен сохранения изображения на радужке может иметь место.

Вспомним знаменитый опыт из школьной биологии, когда трафарет помещался на зеленый лист и когда после смены освещения на листе оставался четкий отпечаток предмета. Этот опыт доказывает процесс фотосинтеза. Не исключено, что природа не изученного пока достаточно глубоко феномена т.н. оптографии может иметь сходный механизм.

Другие статьи этого номера