Памяти Ивана Тучкова — замечательного севастопольского поэта

В воскресенье, 23 октября 2005 года, в собственной квартире во время житейских хлопот внезапно остановилось натруженное сердце нашего известного поэта Ивана Николаевича Тучкова, которого хорошо знают и чтут севастопольцы.

Ни один другой поэт не написал так много и таких сильных, добрых стихов о Севастополе, как Иван Тучков.

Севастополь

Ты врезан в море пятернею: "Здравствуй,

Любой к нам в гости жалующий флаг!"

Но шли не в гости — приходили драться,

И пятерня сжималася в кулак…

Так начинался Севастополь

Поставил камушек Суворов,

Второй — поставил Ушаков.

Споткнется тут заморский ворог…

О крепость русских моряков.

Родился Иван Николаевич 20 февраля 1936 г. в деревне Грязновка Курской области. Отец работал конюхом и был неплохим кузнецом. Он погиб под Берлином в годы Великой Отечественной. Их осталось семеро: мать-колхозница, четыре брата и две сестры. После войны, гонимые голодом, они переехали в Крым и поселились рядом с Симферополем.

Устроившись на работу в птицесовхоз, мать подкормила ребят, но у самой сердце не выдержало. Похоронив ее, они разбрелись по городу в поисках пищи. Вскоре чумазый Ваня попал в Битякский детдом. Там его отмыли, переодели, накормили и посадили за парту.

Именно в те годы он ощутил в себе влечение к творчеству. В 1952 г. его направили в Симферопольское художественное училище. Год спустя перевелся в Керченское ремесленное училище. В 1955 г. молодой формовщик-литейщик Иван Тучков прибыл в Севастополь на Морской завод. Именно там он окончил одиннадцатый класс в вечерней школе и благополучно стартовал в Литинститут имени Горького, который без отрыва от производства окончил в мае 1971 года и все это время писал стихи.

Вскоре стал членом Союза писателей СССР.

Именно там, на Морском заводе, он находил темы и сюжеты для многих своих стихов.

Незаметно подкрались годы, и поэт Иван Тучков ушел на пенсию. Но до последнего дня его главной стихией была Поэзия:

Ну вот и жизнь моя завечерела!

А ты, душа, все впряжена в дела.

Светла, и в черный день ты не чернела.

А в белый — белоручкой не была.

Спасибо, чувств и дум моих держава,

Что не родня осиновой листве.

Ты не дрожала, что удар держала,

Пусть не всегда с улыбкой на лице.

Другие статьи этого номера