«Это не больница, а бомжарий какой-то!»

По одному только виду этих личностей можно безошибочно определить их образ жизни и социальный статус. Бомжи. Жалко этих людей — как бы изгоев среди прочих. Сложно сказать что-либо о каждом, зато в общем об опустившемся контингенте сограждан понятно всем и все: они сами виноваты в том, что с ними случилось. Однако исходя из общечеловеческих понятий, даже тот, кто не приносит обществу пользы, нуждается в его сострадании.
По словам заведующей Орлиновской больницей Любови Мельниковой, стаж работы которой в названном учреждении насчитывает без малого 30 лет, первый бомж появился в их стационаре в начале 90-х. Сей факт тогда казался неординарным настолько, что о нем поспешила написать местная пресса. Бездомный Олег Винокур прожил в больнице целых семь лет, дошел до психоза, из-за которого из стен стационара и был вывезен. Как сложилась дальнейшая его судьба, Любовь Ильинична точно сказать не может.

Сегодня под крышей Орлиновской больницы ютятся десять бездомных. У большинства нет ни документов, ни прописки, ни родственников, ни даже пенсии. От некоторых из этих лиц отказались их собственные непутевые дети. Возраст пациентов без определенного места жительства разный, как, впрочем, и истории их появления в стационаре. Например, 46-летнему Александру Шушину по причине отморожения конечностей пришлось ампутировать руки и ноги. Жилье и подтверждающие личность документы на тот момент им уже были утрачены. 62-летний полностью слепой Виктор Шитов попал сюда после инфаркта. Страдающим алкоголизмом отпрыскам незрячий отец давно перестал быть нужным, да и сам он не горит желанием возвращаться в подвал, где долгое время существовал в нечеловеческих условиях. Валентину Зайцеву вообще нашли в лесу, возле с. Передового. Женщина утверждает, что проживала на ул. Вакуленчука. Как выяснилось, называемый Зайцевой адрес никакого отношения к ней не имеет. По утверждению опознавшей ее санитарки, Зайцева родом из п. Штурмового. Сейчас этим вопросом занимается милиция.

Подобные пациенты поступают в стационар из других севастопольских больниц после оказания им медицинской помощи: идти таким бездомным некуда, передвигаться они зачастую сами уже не могут или делают это с трудом, нуждаются в постороннем уходе, на улицу же из гуманных соображений бедолаг не выставишь, вот и везут их в с.Орлиное.

Всего в больнице 45 койко-мест. Бездомные лежат здесь на общих основаниях, как и остальные больные: на питание одного человека стационару выделяется одна гривна в сутки. Рацион более чем скромный: хлеб, каша на воде, суп, чай. Конечно, такая еда затрат организма не восполняет, а лишь поддерживает его "на плаву". Впрочем, бесхозным больным стараются выдавать порции побольше. Приезжают к последним из Балаклавы баптисты — подкармливают, приходят местные жители — глядишь, принесут что-нибудь.

С одеждой дела обстоят получше: периодически перетряхивая свои гардеробы, медработники умудрились одеть всех нуждающихся в этом.

Захаживает в больницу и Лариса Ивановна Васильева. Именно благодаря многотрудным хлопотам этой женщины, которую с легкой руки Л.Мельниковой больные зовут матерью Терезой, книжку с трезубцем и пенсию по инвалидности получили живущие здесь безногая Валентина Гордиенко и инвалид 2-й группы Борис Терехин. Стоит отметить, что для оформления пенсий этим людям супруги Васильевы, не задумываясь, прописали их на собственную жилплощадь. В скором времени и Гордиенко, и Терехин будут отправлены в гериатрический дом-интернат на постоянное место жительства.

Остальным восьми люмпенам, пребывающим в Орлиновском стационаре, такая перспектива не светит — попасть в дом престарелых можно, лишь имея паспорт или вид на жительство, и при отсутствии детей.

Учитывая асоциальность некогда бродячего контингента, можно представить, насколько трудно приходится здешнему медперсоналу. Периодически некоторые из бездомных пациентов напиваются, дерутся, сквернословят и прочее. От двух таких — особенно буйствовавших — медики избавились, другого слова и не найдешь, лишь когда те, волей Всевышнего, покинули этот грешный мир. Именно из-за беспокойных бездомных сокоечников обычные больные порою не хотят ложиться в Орлиновский стационар. Аргументируют вполне логично: не больница это, а бомжарий какой-то, и уезжают лечиться в другие медучреждения. Словом, бездомные для Орлиновской больницы — бремя тяжелое. А потому здесь убеждены: приют для бомжей не может существовать на базе медучреждений — у последних иная функция. Это должно быть специализированное заведение, сотрудники которого оказывали бы лицам без определенного места жительства не только помощь медицинскую, но и социальную. Возможно, после очередного озвучивания проблемы на страницах газеты город, наконец, займется ее разрешением, надеется персонал больницы.

Другие статьи этого номера