Куприн для Балаклавы в камне и бронзе

Авторы памятника А.Куприну вправе предложить и место для его установки. Сроки подачи заявок на участие в конкурсе продлены. Уж слишком сложна и многозначна фигура певца Балаклавы.
Прошли общественные слушания проектов памятника А.Куприну. В зале библиотеки, носящей его имя, собрались представители творческой интеллигенции Севастополя. Писательница Татьяна Воронина категорически отрицала помпезный, официозный образ писателя-шутника и балагура. Он не был склонен стоять, с пафосом глядя вдаль. Скорее, он готов был кого-нибудь разыграть. Он непоказно дружил с балаклавскими рыбаками, ходил с ними в море не ради редкой фотографии собственной физиономии на фоне "морских волков". И в кабаках балаклавских он засиживался до утра не ради имиджа, а вопреки ему. Он любил жизнь такой, какой она была в этом уютном городке. А потому, по мнению Татьяны Ворониной, скульптура должна не давить монументальностью гения, но давать ощущение той эпохи, в которой жил и творил писатель. Валерий Воронин, самый у нас плодовитый писатель, о своем старшем собрате по перу говорил с большим уважением, без фамильярности, но и без приторной елейности. Он предложил обязательно предусмотреть шутливый элемент в скульптурной композиции.

У Чехова Каштанка ялтинские скамейки обнюхивает, у Пушкина кот по цепи бродит на дубе у Лукоморья, у Тургенева Муму ныряет с кирпичами и т.д. А у Куприна, сидящего у Балаклавской бухты, пусть хоть леска с рыбкой на вытянутом пальце болтается. Изюминка нужна. След эпохи и безбашенности писателя.

Эдуард Ганчев, старожил Балаклавы и знаток ее традиций, категорически против композиции: писатель на скамейке. Хоть со шляпой, хоть без. По его мнению, это уже избитая тема. Куда, дескать, ни приедешь, то Бендер готов с кем ни попадя фотографироваться, то Утесов, то Паниковский. Что за панибратство? Скульптуру желательно побольше ставить, чтоб никто и не вздумал фотографироваться вровень с нею.

Известный и уважаемый балаклавский художник акварелист и график Александр Завьялов: "Куприн воспел Балаклаву как никто другой. Он — наш. Он — родной. И не нужно его на два-три метра вздымать над нашими головами".

О размерах памятника разговоры шли долго. Если его увеличить хотя бы до Леси Украинки, то потребуется соответствующая площадь для обзора. На площади Первого Мая им будет тесновато. А на площадке у библиотеки он и здание закроет, и сам виден не будет. Большое видится издалека. Елена Волкова, начальник отдела культуры Балаклавской райгосадминистрации, считает, что нужно либо делать памятник на века, либо вообще не делать. Не стоит экономить на материале. Это тот редкий случай, когда писатель действительно связан прочными узами с городом. И нужно воспользоваться уникальной возможностью увековечить его память в Балаклаве. Действительно, торг здесь неуместен! Куприн — он наш. И хочется верить, что и памятником Куприну мы сможем гордиться как одной из достопримечательностей Балаклавы.

Другие статьи этого номера