Слава Севастополя — славная газета»

Так заявил один из участников прямой линии, выразив общее мнение большинства читателей о нашей газете.
В каком бы жанре журналист ни выступал, сбор материала для написания то ли очерка, то ли статьи, то ли корреспонденции проходит в форме интервью. То есть журналист задает вопросы и получает от человека на них ответы. На сей раз в ходе состоявшегося двухчасового диалога заслуженный журналист Украины, кавалер ордена княгини Ольги редактор «Славы Севастополя» Н.В.ТРОИЦКАЯ отвечала на вопросы читателей.

— К 80-летию "Славы Севастополя" в 1997 году вышел посвященный юбилею номер газеты, — сказала дозвонившаяся к нам первой жительница Северной стороны. — Но как я ни искала, ни в одной публикации вы не упомянули предшественника Владимира Иванова на редакторском посту.

— Вы имеете в виду Григория Дмитриевича Староверова?

— Верно, Григория Дмитриевича Староверова. Когда-то он жил на Северной стороне. Мы были соседями. Он очень хороший человек. Доброжелательный, прост в обращении. Но вот как получилось, что его не вспомнили в праздничном номере «Славы Севастополя»?

— Мне трудно поверить, что это так…

— Я вас не обманываю.

— Григорий Дмитриевич в свое время как редактор "Славы Севастополя" принимал меня на работу. В вокале большое значение имеет, какой специалист певцу голос поставил. Не менее важно в журналистике, кто газетчику руку поставит. Григорий Дмитриевич не мне одной преподал много полезных уроков. Он, например, не только советовал, но и требовал обязательно посмотреть в глаза человеку, которого собираешься критиковать в газете. Григорий Дмитриевич отмечал с нами и 80-летие газеты, и 85-летие и, уверена, придет на наш праздник, когда "Славе Севастополя" исполнится 90 и более лет. Он постоянно навещает нас. Не далее как вчера он заходил в редакцию, чтобы обменяться новостями. Нередко дает рекомендации, которыми все мы дорожим.

— Вам хочу пожелать: так держать! Когда я езжу в Керчь к родственникам, непременно беру с собой для них несколько номеров «Славы Севастополя». Они восхищаются содержанием газеты. Лично я считаю, что наша газета — лучшая в Крыму.

— Здравствуйте, Наталья Васильевна! С вами говорит Иванов Герман Иванович.

— Добрый день, Герман Иванович! Я рада вас слышать.

— Я уважаю вашу газету, подтверждением чего может служить тот факт, что я ее выписываю свыше полувека, день в день, ни одного месяца не пропустил.

— Это солидный, достойный уважения стаж. Мы вам благодарны за многолетнюю верность "Славе Севастополя".

— Вам, наверное, известно, что мне 91 год. Но я продолжаю в меру сил не отставать в деле, которому посвятил жизнь, — бухгалтерскому. Мои разработки по совершенствованию бухгалтерского учета признаны научными работниками, министерствами и ведомствами. С помощью любимой газеты мечтаю двинуть их в практику. От этого выиграют все.

В телефонном аппарате вновь звучит женский голос. После взаимных приветствий собеседница редактора на другом конце провода говорит:

— Я вас люблю, но вот сейчас буду говорить вещи, которые могут вам не понравиться. Назову свою девичью фамилию — Никишова, ветеран войны, вдова войны. Хочу сказать приятное и неприятное. Газета стала хуже. Вы не обидитесь за эти слова?

— Мы и открыли прямую линию, чтобы услышать критические замечания в свой адрес, предложения по улучшению работы.

— Почему на страницах «Славы Севастополя» меньше уделяется внимания городской жизни? У нас есть в городе милиция? Нас, ветеранов, в общественных местах обижают, унижают. А что делается на рынке, что на площади имени 50-летия Октября? Нас там обсчитывают, обвешивают. На свои копейки разрешаешь себе купить чуть-чуть. И с этого чуть-чуть продавцы норовят отщипнуть в свой карман. Сама я, Наталья Васильевна, бывшая спортсменка. Но и мне видно, что слишком много площади в газете отводится в основном футболу — не городскому даже, а чемпионатам повыше. Я выписываю вашу газету 40 лет и буду предана ей до конца жизни.

— Большое вам спасибо за критику и добрые слова. Ваши замечания мы постараемся учесть.

— Мне 30 лет, — из трубки раздается молодой голос. — В течение долгих десятилетий бабушка, затем родители постоянно выписывали "Славу Севастополя". Газету мы очень любим. Скажите, пожалуйста, какое право имеют Борисов, Пархоменко и прочие отдельные депутаты решать судьбу нашей любимой газеты? Она является нашим символом, нашей гордостью. Очень прошу вас написать в "Славе Севастополя", что отнимать последнее у людей нельзя. Они и так отняли у нас и воздух, и море, и экологию, и чистоту улиц и площадей. Что, больше делать нечего, как лишить нас правдивой информации? На это у них нет никакого права. Пусть они спросят наше мнение. Пархоменко назвал газету фальшивкой. Я его позицию назвала бы фальшивкой. Так и напишите в газете, я вас очень прошу. Передайте еще, что все мы очень волнуемся за судьбу газеты. Напишите еще в газете, что подписываемся не на Борисова, не на Пархоменко, мы подписываемся на Юрздицкую, Сомова, Калько и на сына Владимира Иванова — Андрея. Вот так и отметьте. Как вы там, держитесь?

— Держимся. У нас в городе остались неприватизированными три объекта: памятник Затопленным кораблям, панорама обороны Севастополя в 1854-1855 годах и "Слава Севастополя". И мы не пожалеем сил, чтобы сохранить коллектив, газету для севастопольцев. Будем держаться. Обратимся за справедливостью в высшие судебные инстанции, в том числе, если потребуется, и европейского уровня. Мы используем все предусмотренные законодательством возможности. В эти дни нам очень ценна поддержка севастопольцев. Спасибо вам. Нам ценно, что вы, в частности, сказали об Андрее Иванове. Мы помогли ему в овладении профессией журналиста. На газетном поприще он совершает первые шаги. Уже сделанное им говорит о том, что из него может выйти хороший журналист. В его материалах улавливаются нотки его отца, что для нас очень много значит. Андрей — хороший парень. Мы держимся. Коллектив трудится в привычном режиме. "Слава Севастополя" выходила, выходит и будет выходить. Мы в этом не сомневаемся.

— Мне отвечает Наталья Васильевна?

— Да, я Наталья Васильевна. Здравствуйте.

— Я Червов Константин Константинович. Хочу поздравить с успехами в борьбе с группой депутатского корпуса, которая выступила за изменение нынешнего статуса «Славы Севастополя». Теперь по ее содержанию. Нельзя ли на ее страницы вернуть фельетон? Это первое. И второе: открыть клуб губителей природы. Увы, у нас очень много кандидатур на членство в этом клубе. Вокруг грязь, антисанитария, сил нет на эти безобразия смотреть.

— Замечательные предложения, Константин Константинович. Мы подумаем, как их реализовать в творчестве.

— Уважаемые сотрудники редакции! Я живу на Камышовском шоссе. Ряд лет наблюдаю непрекращающееся вредительство. А как еще такие действия назвать, когда в целях экономии отключают воду? Но, по-моему, мы ее теряем значительно больше от такой «экономии». Ведь вновь открыв задвижку, получаем мощнейшие гидроудары. Они рвут магистраль. В этом случае требуются средства на ее восстановление. А вот за пролитую водичку рассчитывается потребитель. Так, наверное?

— Очень интересная тема.

— Наталья Васильевна, почему Пархоменко назвал «Славу Севастополя» фальшивкой? Я — житель Северной стороны Клепцов.

— А разве это ново? Семь лет минуло с тех пор, как горсовет инициирует судебные разбирательства в отношении "Славы Севастополя", Василий Михайлович считает нашу газету фальшивкой. Все эти семь лет, как я уже сказала одной жительнице Севастополя, которая позвонила перед вами, мы на фоне растянувшейся на годы судебной тяжбы выпускали "Славу Севастополя", выпускаем и будем выпускать. Пархоменко говорит, что мы воры и прихватизаторы. Это кто воры? Сомов? Блескин? Юрздицкая? Остальные наши сотрудники? Сомова отец около двадцати лет отдал нашей газете, Леонид Сомов — 30. Стаж работы Юрздицкой в редакции нашей газеты исчисляется многими десятилетиями. Это надо уважать или нет? Как уважать и те группы читателей, которые стоят за тем или иным нашим журналистом.

— Это Наталья Васильевна?

— Да, я вас слушаю.

— К вам обращается Черненко Татьяна Дмитриевна. Я родилась в Севастополе. Мы с мужем выписываем «Славу Севастополя» 37 лет. Газета нам очень нравится. На то, что говорит Пархоменко, я внимания не обращаю. Мы за вас!

— Большое спасибо вам, Татьяна Дмитриевна, за поддержку. Мы тоже за вас.

— Сегодня по телевидению выступал депутат Поляхов, — говорит после приветствий жительница Севастополя, которая представилась под именем Елена Павловна. — Он сказал, что в редакции "Славы Севастополя" было совершено хищение государственного имущества. Кому на самом деле принадлежит газета? Можно ли поименно назвать хозяев газеты? — Нами учреждено коллективное предприятие — иными словами, колхоз. Такая форма собственности, говорят, уже устарела. Газета принадлежит трудовому коллективу.

— То есть хозяина-частника нет?

— Хозяина-частника нет. Когда мы в 1998 году, после жесточайшего в стране кризиса, регистрировали газету, что в настоящее время горсовет оспаривает в судебном порядке, у нас, кроме доброго имени, не было ничего. Это доброе имя, кстати, наработало как предшествующее, так и нынешнее поколение журналистов. Никто иной, а коллектив взял в банке кредит и купил оборудование современной типографии. Старая полиграфическая база безнадежно отстала, что неудобно оспаривать. Неожиданно у здания, которое когда-то подняли для типографии и "Славы Севастополя", объявился хозяин-частник. Причем ему никто не мешал в овладении зданием. Мы вновь затянули пояса, чтобы выкупить помещения, где всегда и сейчас располагается редакция "Славы Севастополя". Теперь получается, кому-то, похоже, приглянулось все то, что купил коллектив. Наше коллективное предприятие, между прочим, создало десятки новых рабочих мест, ежегодно платит до миллиона гривен налога. О таком предприятии, собственной полиграфической базе, мечтал трагически погибший на своем посту редактор "Славы Севастополя" Владимир Иванов. Мы счастливы, что нам удалось воплотить его мечту в жизнь. Действия коллективного предприятия не расходятся с осуществляемой в стране политикой, направленной на разгосударствление средств массовой информации.

— Наталья Васильевна! Звонит ваша старая знакомая из Балаклавы — Зинаида Алексеевна Григорьева. Может, помните? Хочу вам пожелать крепкого здоровья, а также выразить свою поддержку. А вы, гляжу на фотографию, та же, что и была.

— Мы фотографию отретушировали…

— Мелочи жизни. Сейчас компьютеры это делают удачно. Век техники. Успехов вам! Не теряйте уверенности в себе.

На связи С.Н.Хохлов.

— Я давний подписчик "Славы Севастополя", — говорит Семен Николаевич. — В последние 2-3 года участились случаи воровства периодических изданий из почтовых ящиков. Они уже, как правило, сломаны вандалами. Пошел с претензиями в отделение связи. Там посоветовали обратиться в рэп. А рэп кивает на отделение связи. Получился хоть маленький, но замкнутый круг. Как из него выбраться?

— Это очень большая проблема. Если честно, то у нас не могут, может, не желают определить хозяина почтовых ящиков. Последствия мы видим. В городе, получается, некому навести на этом, согласитесь, важном участке порядок. Попробуем активнее вмешаться в создавшуюся ситуацию.

— Обращается к вам ветеран Великой Отечественной войны Виктор Иванович Рокин. Я 30 лет выписываю вашу газету. Она мне нравится. От себя и своих друзей-ветеранов предлагаю исключить в пользу информационных материалов в пятничном номере программу телевидения. Она есть у каждого из нас. А кое-кто по нынешним временам не имеет телевизоров.

— Согласна с вами всей душой. Видимо, есть смысл обсудить с большим кругом читателей поднятую вами проблему.

Очередную участницу разговора по прямой линии, как и предыдущих, Н.В.Троицкая попросила представиться.

— Меня зовут Анастасия Павловна Тутова. Материальные возможности позволяют мне выписывать только пятничный выпуск газеты. Мы ждем ее в течение недели. Но получив газету, нередко испытываешь разочарование: уж больно много по пятницам помещается рекламных материалов. Нельзя ли их рассредоточить по номерам остальных дней недели? Об этом говорят и мои соседи. Они считают, что лучше заменить рекламные статьи материалами Юрздицкой, Сомова, других журналистов.

— Анастасия Павловна, перед вами мне звонил Рокин Виктор Иванович. Он предлагал в пятничных выпусках исключить телепрограммы, а вместо них помещать информационные материалы. Нужны телепрограммы в газете?

— Нужны, конечно, а как же! Но вот бы к ним сообщений о городской жизни добавить. Цены вы знаете, как растут. Недавно покупала кефир по гривне 90 копеек. Теперь он стоит две гривны 50 копеек. Отказывая себе во многом, мы выписываем газету, чтобы о жизни севастопольцев больше знать.

— Вопрос сложный. Но что-то придумаем. Денег подписчиков нам хватило бы на выпуск газеты в течение квартала. На остальное дает рекламодатель, которому, может, мы должны быть благодарны за инвестиции. А он говорит, что желает видеть свои сообщения исключительно по пятницам. Очень часто мы не можем ему отказать, не нарушив закона. Закон его интересы защищает.

— Госпожа Троицкая! Как благодаря вашим стараниям уважаемая газета, которую выписываю десятки лет, превратилась в подметный листок, который холуйски вылизывает задницу бандеровской шайке?

— Так, по вашему мнению, здесь мы справились. А кому надо лизать?

Короткие гудки в телефоне…

— Я ваш подписчик в течение 30 лет, — говорит мужчина, который, поздоровавшись, представился как Николай Иванович Грищенко. — Мне не совсем ясно, почему авторы публикаций о рейдах налоговиков не называют поименно проштрафившихся предпринимателей. Добавлю: после составления официальных документов. Таким образом мы не боремся со злом, а покрываем его.

Николай Иванович сетовал и по поводу рекламных материалов. К уже известным аргументам Натальей Васильевной было добавлено:

— Надо найти разумную пропорцию информационных и рекламных материалов.

Пожелание А.В.Трофимова:

— Писать о спорте в тех же объемах, но о городском футбольном первенстве, жизни спортобществ, о культивируемых ими дисциплинах. Такая у меня просьба.

— В целом "Слава"… — газета славная, читаемая — мнение О.М. Бойко. — Нравится колонка новостей на второй полосе под заголовком "Коротко". Одно плохо. Заметки печатаются мелким шрифтом.

— Это оттого, что хочется больше поместить информации.

— Тогда объем раздела «Коротко» займите материалами о спорте, а объемы спортивных материалов отведите под «Коротко».

— Я покупаю с телепрограммой другую газету, — продолжал Олег Михайлович. — Уже подписался на "Славу Севастополя" на первую половину будущего года. Наталья Васильевна, нельзя ли пятничный выпуск получать без вкладыша с телепрограммой?

— Нужно поду…О! О! Вы, Олег Михайлович, мне подали гениальную идею, как примирить тех, кто за телепрограмму в пятничном выпуске газеты, и тех, кто против этого. Сейчас уже ничего изменить нельзя, подписка в разгаре. А в будущем мы по отдельному индексу будем выпускать пятничный номер без телепрограммы, сохранив и тот, который сейчас с телепрограммой. Технически это можно. Мы уважаем пожелания всех подписчиков.

От себя и группы пенсионеров Г.С.Руденко попросила помещать календари на будущий год в декабре предшествующего ему.

Очередной звонок о кажущемся со стороны переборе рекламных материалов. На сей раз об этом говорит Анна Антоновна, как представилась нам еще одна жительница Севастополя. Она четыре месяца жила без "Славы Севастополя", а теперь решилась снова подписаться на газету на оставшийся отрезок года.

— Дальше я вас покритикую, — продолжала Анна Антоновна. — Вы на рекламе хорошие деньги зарабатываете, вас абсолютно не интересуют проблемы города.

Прямая линия проводилась в минувшую пятницу и под рукой Анны Антоновны были, как она сообщила, номер за этот день и за минувший четверг.

— Я согласна, что вам надо выживать, но при чем тут читатель?

— Думаю, что вы не совсем справедливы.

— Очень крупные фото помещаете, видимо, чтобы фотокорреспондент заработал и на тексте сэкономить. Крупно публикуете фото такси возле Графской пристани и ни слова о том, за что борются таксисты.

На столе Натальи Васильевны оказался тот же номер. Она и зачитала из газеты места о том, как свои интересы отстаивали таксисты в Киеве.

— Статью полностью еще не читала, — была откровенна Анна Антоновна.

— Но вы уже об этом говорите.

Анна Антоновна:

— При подписке на «Славу Севастополя» всего на два месяца с меня на почтовом отделении взяли 80 копеек за, как мне объяснили, пользование каталогом.

— Очень хорошо, что вы мне об этом сказали. 80 копеек с подписчика на нашу газету — местная самодеятельность. Все ваши расходы входят в цену подписки. Мы так договорились с нашими партнерами-почтовиками.

Очередная собеседница "Славы Севастополя" назвала себя Любовью Петровной.

— Вашу газету, — сказала она, — выписываем с 1953 года. Были перерывы, когда в дом приходила "Вечерка", но очень скоро возвращались к "Славе Севастополя". Слава Богу, что вы есть. Вы меня слышите?

— Слушаю внимательно с чувством признательности и благодарности.

— Слава Богу, что боретесь с пархоменками. Нет у нас к ним уважения за непорядочность. Читаю, что семь лет судится со «Славой Севастополя». Разве других дел нет? Вы хорошо делаете, что устраиваете прямые линии с руководителями города. Если бы на вопросы горожан отвечал Пархоменко, я бы его спросила, что лично он сделал в своем округе, что лично он сделал для защиты севастопольцев от временами чинимого произвола естественных монополистов, скажем, связистов и энергетиков? Может, этим надо заняться? Читаю еще о том, что предлагаемые городской госадминистрацией тарифы на коммунальные услуги популистами из горсовета по дешевым соображениям в очередной раз провалены. Наверное, тарифы давно следует поднять. Кто людей об этом спросил?

Любовь Петровна предложила еще постоянно вести рубрики "Спрашивайте — отвечаем" и "Газета выступила. Что сделано?"

— Последнюю рубрику хорошо помню. Но, я считаю, функции СМИ в современном обществе меняются. Да, они продолжают выступать против конкретных недостатков в конкретном месте. И на них вроде бы положено отвечать. Но основная миссия СМИ перемещается в сферу формирования общественного мнения по тем или иным острым проблемам. "Слава Севастополя", считаю, внесла весомый вклад в разрушение планов отдельных депутатов строительства мансард на существующих зданиях-памятниках городского кольца, строительства очередной заправки в районе УКИЦ (бывшего Дворца культуры рыбаков) и тому подобное. Конечно, это не прибавило любви к нам со стороны кровно заинтересованных во всех этих стройках некоторых депутатов.

— По поводу содержания газеты можно дискутировать, — сказал, воспользовавшись прямой линией, житель улицы Репина Евгений Николаевич Кабанов. — Но я люблю газету. Без нее нельзя. Сегодня у меня лишь одна забота: получать очередной номер не в 14-15 часов, как нынче, а хотя бы в 10-12. Устал бегать к ящику, из которого нередко газету воруют. Почтовики говорят: кадров нет. Мы готовы доплачивать по гривне с брата. Только организуйте работу почтальонов как следует, если не можете, сами сумки надевайте или уходите!

Федор Николаевич Пирожков посоветовал редактору больше писать о молодежи — нашем будущем, публиковать статьи с большим воспитательным зарядом.

Некто, судя по всему человек пожилой, Юрий Михайлович категоричен.

— Надо гнать наш горсовет. Пишите, что он не нужен в городе.

— Закон не позволяет…

— Не нужен. Сколько он у нас отнял жизни. Начиная с того, что отказался от миллионных кредитов на модернизацию отопления. И вот мы мерзнем годами. Сейчас вот предлагаемые тарифы на коммунальные услуги не приняты. Рэпы надо сохранить, пока не пришла им достойная замена. Опять нам мучение. Мы, пенсионеры, дадим деньги. Ну что за горсовет такой? В России нет советов. Там есть умные люди. А мы советскую власть сберегли. Зачем она такая нужна?

* * *

Всего поступило около 50 звонков севастопольцев. Большая часть их от людей, которые выписывают "Славу Севастополя" десятки лет. Редакции в равной степени дороги исключительно все замечания читателей — заинтересованных и со своих позиций искренних и справедливых. Свою задачу мы видим в том, чтобы отдельно выписать высказанные в ходе прямой линии предложения. Реализация их позволит улучшить содержание газеты. Она шла к своему читателю, идет и будет идти.

Другие статьи этого номера