Борис ТАРАСЮК: «Народный Рух уже завоевал достойное место в истории»

У Бориса Тарасюка богатый опыт общения с отечественными и иностранными журналистами. Немало наших «зубров журналистики» начинали осваивать азы профессии по наивным вопросам на брифингах Тарасюка. В одних случаях он выступал как политик — лидер партии и депутат. В других — как эксперт. В третьих — как член правительства. А временами бывало, что и как «информационный источник, который пожелал быть неназванным». Последний формат общения с журналистами — довольно распространенный в дипломатических кругах: когда хочется рассказать о ситуации откровенно, а должность не позволяет.
На заседание клуба «Политическая палитра Украины», которое организовал для региональных СМИ Журналистский фонд Национального союза журналистов Украины, Борис Тарасюк пришел в качестве председателя Народного Руха Украины и действующий министр иностранных дел Украины.
— Борис Иванович, успевает ли глава МИДа за своими заграничными командировками держать руку на пульсе внутренней жизни страны?

— Вы знаете, за десять месяцев работы в правительстве у меня было 40 зарубежных поездок и 20 командировок по регионам Украины. Министру иностранных дел нужно хорошо знать жизнь регионов. Невозможно проводить понятную для общества внешнюю политику, если люди не понимают мотивации наших инициатив на внешней арене. Поэтому, с одной стороны, мы стараемся донести до регионов информацию о том, какую помощь они могут получить от МИДа, а с другой — нам самим надо хорошо знать потребности областей, чтобы лучше спланировать действия.

— Председателем НРУ вас избрали в 2003 году, и вашими соратниками по партии являются такие известные политики, как Михаил Поживанов, Роман Зварич, Юрий Ключковский, Василий Куйбида. Чем был мотивирован ваш выбор политической силы, когда вы присоединились к Народному Руху Украины?

— Народный Рух завоевал уникальное место в истории государства. Именно он в конце 80-х годов поднял украинское общество и политическую элиту на слом большевистской системы и оказывал содействие в том, что Украина восстановила свою государственную независимость. А потом Народный Рух фактически создал почву для рождения других демократических сил и партий.

Популярность и влиятельность Народного Руха стала причиной того, что бывшая власть основным острием своего удара по национально-патриотическим силам избрала именно его. И это, в конце концов, привело к расколу партии, который совпал по времени со смертью (а по сути — с убийством) основателя Народного Руха — Вячеслава Чорновола.

— Какие сегодня взаимоотношения бывших половинок Руха — Народного Руха Украины, который вы возглавляете, и Украинской народной партии, лидером которой является Юрий Костенко?

— Раскол в 1999 году нанес серьезный ущерб национально-патриотическим силам. С самого начала я выступал за объединение двух движений. Правда, партия Юрия Костенко вскорости изменила название и тем самым упразднила вопрос слияния этих политических направлений. Мы до сих пор не исключаем объединения двух родственных партий, у которых похожий электорат. Хотя на нынешнем этапе мы имеем разные взгляды относительно тактики на выборах. Как известно, руководство УНП сначала взяло курс на создание "десницы", сейчас говорит о создании "Блока Юрия Костенко". По-моему, и то, и другое нереально и только "вымывает" национально-патриотические силы, которые могли бы поддержать на выборах платформу Президента Украины и стать основой будущей новой коалиции. Мы поэтапно выступали и выступаем за объединение тех сил, которые поддерживали на выборах 2004 года Виктора Ющенко в едином сильном блоке. Ну а если говорить о человеческом факторе, то это объединение фактически произошло после свадьбы дочери председателя НРУ и сына председателя УНП, у которых родился ребенок (смеется).

— Основные ваши приверженцы живут на западе Украины?

— Сильные и зрелые организации НРУ действуют на западе Украины. Но в последнее время заметно крепчают организации в Николаевской, Херсонской, Одесской областях. Набирают силу парторганизации на Луганщине, Донетчине и Сумщине. Лишь за последний квартал в Рух пришло около трех тысяч новых членов. Это большей частью молодежь, интеллигенция. Со времени, когда я был избран председателем НРУ на альтернативной основе, численность наших рядов выросла вдвое. Удвоилось и количество партийных организаций.

— С кем пойдет на выборы НРУ?

— Я уже говорил об этом, но подчеркну еще раз: Народный Рух Украины был инициатором создания блока "Наша Украина" в начале 2002 года и принимал активное участие в формировании коалиции "Сила народа". Мы были первой политической силой, которая предложила Виктору Ющенко баллотироваться в Президенты Украины на выборах 2004 года. Именно поэтому было бы странным и непоследовательным наше решение изменить Ющенко и предпринять какие-то самостоятельные, отдельные шаги.

Кроме этого, решением последнего съезда мы призвали все патриотически-демократические силы к объединению — ради окончательной победы на выборах 2006 года. Именно над выполнением решения съезда я и работаю.

— Какие разочарования постигли вас на протяжении года после победы «помаранчевой революции»?

— Успехов было намного больше, чем причин для разочарования. Посмотрите на внешнюю политику: в прошлом году за 10 месяцев Украину посетили 7 министров иностранных дел, а в этом году — уже 28. Это свидетельствует о большом интересе к Украине.

Относительно отношений с ЕС, США, Россией, Польшей, СОТ, НАТО, то мы вплотную подошли к решению тех проблем, которые не решались годами. Ведутся переговоры с ЕС о предоставлении Украине статуса страны с рыночной экономикой — нашим предприятиям это принесет сотни миллионов долларов прибыли, которые сейчас они теряют из-за антидемпинговых расследований. Мы уже на завершающем этапе к вступлению в Мировую организацию торговли, которая тоже открывает новые рынки для наших экспортеров, а Украине дает возможность вступать в переговоры о создании зоны свободной торговли с Европейским Союзом. Украина также начала интенсифицированный диалог по вопросам членства в НАТО.

Относительно разочарований в этом году, то я бы назвал раскол "помаранчевой" команды из-за взаимных обвинений и личных амбиций. Если верх возьмет политическая ответственность перед народом, то команда снова объединится. Я в это верю.

— Не можем обойти темы НАТО. Если движение Украины к ЕС не вызывает возражений в обществе, то вступление в НАТО воспринимается неоднозначно.

— К сожалению, украинский политикум еще не достиг того консенсуса, к которому пришли политикумы стран Центрально-Восточной Европы в начале 90-х годов. Там и правые, и левые едины во мнении: их страны должны быть участниками объединенной Европы, членами Европейского Союза и НАТО. И все эти страны пришли к ЕС через членство в НАТО. Мы стали свидетелями активного развития этих стран, повышения уровня жизни их граждан.

Украинцы стремятся достичь того же уровня благосостояния, демократических свобод, верховенства права, какие существуют в странах ЕС и НАТО. Я убежден, что украинцам надо предоставить объективную информацию о преимуществах членства в ЕС и НАТО и тогда они сделают сознательный выбор.

Удивительно, что те силы, которые были когда-то у власти и выступали за диалог с НАТО, но не информировали общество об этой организации, теперь требуют срочного проведения референдума по НАТО. Почему они не инициировали его тогда? Бывшая власть палец о палец не ударила для того, чтобы проинформировать граждан Украины о преимуществах членства в НАТО и наконец-то рассказать правду об этой организации, разрушив советские стереотипы, которые десятилетиями насаждала советская пропаганда. Поймите правильно — НАТО является единственной в мире организацией коллективной безопасности, которая доказала свое право на существование и реально обеспечивает безопасность всех своих членов.

— Это вы против референдума относительно НАТО?

— Нет, не против. Но сначала общество должно быть проинформировано.

— Но не повлияет ли наше движение к ЕС и НАТО на отношения с Россией и Беларусью?

— Почему о внешнем выборе Украины всегда говорят лишь в контексте "или…или"? Недавно российский президент в своем комментарии голландским СМИ сказал, что не исключает постановки вопроса о членстве России в ЕС и НАТО. То есть Россия не рассматривает ни НАТО, ни ЕС как вражеские организации. Поэтому не нужно здесь искать интриги. Мы никогда не станем членами организаций, которые будут враждебно настроены к нашим соседям.

Другие статьи этого номера