Осень живописца

Пару лет назад севастопольскому живописцу П.М.Коломойцу исполнилось 80 лет. В нынешнем году ему присвоено почетное звание «Заслуженный художник Автономной Республики Крым». В минувший вторник произошло еще одно радостное событие в жизни Петра Михайловича: в трех залах здания, где в Симферополе располагается Крымское отделение Национального союза художников Украины, открылась его персональная выставка.
— Раньше меня приглашали для участия в показе живописных полотен, — говорит П.М.Коломоец. — Но это были коллективные вернисажи, куда отбирали 2-3 моих произведения.

А нынче Петр Михайлович доставил 120 полотен. Из них 105 отобраны для показа. Выставочных площадей не хватало настолько, что картины заняли места и на подоконниках.

Дома осталось столько произведений живописи, что их хватило бы еще на одну, а то и две такие выставки. Петр Михайлович с большим требованием подошел к себе при отборе картин в Симферополь. По нескольку раз он перебирал свои творения. Но насчет одной работы у художника не было и тени сомнения. Это небольшая по размеру картина "Ремонт корабля в плавучем доке". Ей свыше полувека. От времени на слегка потемневшей краске даже мелкие трещинки пошли.

Глядя на это полотно, Петр Михайлович вспомнил себя молодого — дерзкого, полного творческих замыслов. В то время он, вчерашний участник войны, продолжал свою службу на флоте. Чтобы открыть видавший виды этюдник на военных объектах, требовалось письменное разрешение лично начальника штаба Черноморского флота. А его московскому товарищу — достаточно талантливому живописцу В.Штрениху — такое разрешение выдали в Главном штабе Военно-Морского Флота СССР. В документах указывалось, что художникам разрешалось рисовать, а что запрещалось.

В то время Петр Коломоец по службе оформлял ленинские комнаты в воинских частях, работал на кораблях. За исполненные заказы его хвалили, ставили в пример. Но это не приносило удовлетворения человеку с высоким творческим потенциалом и амбициями. Любую возможность он использовал для того, чтобы выйти с этюдником на открытый воздух, где буйствовали солнце и краски.

Флотское начальство поощрило усердие молодого художника. На длительное время его откомандировали в Москву на стажировку в студию военных художников имени М.Грекова.

Много своих работ, конечно же, он посвятил флоту. На его полотнах изображены линкоры "Севастополь", "Красный Кавказ" — корабли, которые из Южной бухты вели огонь из своих грозных пушек по скоплению врага в районе Бахчисарая. Рисовал и "Новороссийск", на котором одно время проходил службу. Он себя не ограничивал сугубо военной тематикой. Его занимали и пейзаж, натюрморт, портрет, жанровые произведения. Так появилось полотно "Память матери". Сюжет взят из реальной жизни. На холсте запечатлена теща Петра Михайловича, сын которой — юный подольский курсант — погиб под Малоярославцем. Это на подступах к Москве. Где бы Петр Коломоец ни выставлял эту картину — везде она до глубины души волновала зрителей.

С 1961 года, когда Петр Михайлович уволился в запас, он без малого полтора десятка лет трудился в мастерских художественного фонда. Работа привычная — оформительская. Пошли официальные полотна, портреты членов Политбюро, любимых. Были среди художников и те, кто подтрунивал над Петром Михайловичем. Но жизнь преподносит поучительные уроки. В 1970 году в Крым неведомым ветром занесло японку Накамуру.

В Париже она прошла хорошую школу искусствоведа. Она группами приглашала к себе местных художников. Так как в то время Севастополь был не для японских визитеров, наши живописцы поехали со своими картинами в Симферополь. Полотна тех, кто вечно подшучивал над Коломойцем-оформителем, гостья приняла. Если и купила у некоторых, то по одному-два полотна. А у Петра Михайловича приобрела почти полтора десятка картин. Позже пошел слух, что Накамура на картинах крымчан, в том числе и на произведениях П.М. Коломойца, хорошо заработала. Она продавала их по удесятеренным ценам не только у себя дома, но и в Америке. А "разговорчики в строю" в отношении Петра Коломойца стали тише. Лидер севастопольских живописцев Анатолий Сухоруких как-то сказал, что лучшие розы — в натюрмортах Петра Михайловича. Те розы, которые в свое время пленили госпожу из Страны восходящего солнца.

Таким образом, проявление рынка П.М.Коломоец и его товарищи ощутили еще 35 лет назад.

Открытие выставки в Симферополе прошло в торжественной, но чрезвычайно теплой обстановке. Вместе с Петром Михайловичем была группа севастопольских художников. Все удивлялись творениям Петра Михайловича. Богатая у него осень.

Другие статьи этого номера