Ярослав ЗУМСКИЙ: «Поймать и съесть курицу легко, но ведь она несет яйца, которые со временем могут стать золотыми…»

Наш собеседник сегодня — начальник государственной налоговой инспекции Ленинского района Я.И. ЗУМСКИЙ.
— Как новый руководитель налоговой инспекции Ленинского района, вы уже составили свое мнение о налоговой обстановке «вверенной территории»?

— Действительно, свою работу в инспекции я начал с того, что провел анализ сложившихся поступлений. Район неожиданно интересен. Когда смотришь не на городскую ситуацию в общем, а в деталях — на одну из его составляющих, замечаешь много нового и важного. Другие три района абсолютно понятны, да и на одного налогоплательщика удельный вес работника вполне приемлем. И для глубокого анализа сложившихся там основных групп предприятий, которые наполняют бюджет, было достаточно времени. Существует и наработанная налоговая практика. У Ленинского района своя специфика: он самый большой. В первую очередь, потому, что центральный. В то же время, имея здесь головные офисы многих крупных фирм, в том числе и производственных, он больше представлен торговлей, внешнеэкономической деятельностью, а также госкомпаниями, просто учреждениями и т.д. То есть при большом количестве разных видов бизнеса в районе нет серьезного промышленного потенциала. Производственные предприятия по пальцам пересчитать можно.

Любому хозяину интересно: что же в "доме" или на работе приносит основной доход? Поэтому в первую очередь, тщательно проанализировав список крупных плательщиков района, мы видим, что за полгода, к примеру, в казну больше миллиона налогов заплатили, как это ни прискорбно всего 7 (!) юрлиц. Именно они обеспечивают 30% всех поступлений в бюджет за это время. Сравните: в других районах 10-11 плательщиков уже дают 60-70% всех сборов.

Когда я, придя на эту должность, попытался определить, кто же дает в Ленинском районе львиную долю всех налогов, то был удивлен: 76% дают ни много ни мало 500 субъектов предпринимательской и хозяйственной деятельности! То есть работать нужно со всеми этими субъектами. Как можно организовать плотную систематическую работу с каждым из них — вот задача! Для того чтобы как можно эффективнее построить работу, я сразу отмел идею целевого кураторства каким-то отдельным подразделением всех этих плательщиков. Это просто невозможно. При штате инспекции в 137 человек у нас, скажем так, до 100 "активных штыков". Если смотреть правде в глаза, то и у этих сотрудников есть рейтинг интеллекта, из которого следует, что во всех наших отделах есть в совокупности 30 суперклассных специалистов, 20 — умных, но немного ленивых, еще 20 — инициативных, но еще неопытных. Другие — те, кто, скажем так, еще не настроился на серьезную работу или уже расслабился. С ними мы работаем, обучаем их. Чтобы оптимально использовать весь трудовой потенциал, необходимо в корне перестроить работу.

— То есть вы начали с поиска внутренних резервов?

— И резервов, и тех, на кого можно будет в первую очередь положиться в деле. Тех, кто непосредственно будет вести эти 500 предприятий, о которых я говорил, работать с ними на основе партнерских отношений, консультировать и даже опекать. Ведь каждое из них — это, как минимум, 1500 гривен ежемесячных поступлений.

Проведя заседание коллегии по итогам девяти месяцев, я уже дал определенные распоряжения. Подготовлен список, где за каждым инспектором закреплено по 2-3 предприятия, может, 4. Причем я беру каждого сотрудника, не только из числа "полевых", но и "кабинетных", которые обычно занимались другой работой, не имея прямых обязанностей курировать кого-либо.

Думаю, такая смена деятельности будет интересна и для самих специалистов, которые искренне заинтересованы в своей карьере. Те из них, которые заняты во вспомогательных подразделениях инспекции, как правило, не имеют особых возможностей для служебного роста. Теперь же, если они действительно грамотны в своем деле и заявят о себе как о перспективных руководителях, это будет оценено и руководством инспекции, и, надеюсь, плательщиками. Когда человек адекватен каждому своему месту работы, пусть сначала как компьютерщик, сопровождающий платежи, затем, получив второе образование "без отрыва от производства" и показав, на что способен, он получит у нас шанс применять на практике свои способности. Тыловики не становятся командующими армиями. Чтобы стать командиром, по крайней мере в нашем ведомстве, нужно много и вдумчиво работать на "передовой", там, где налоги зарождаются и плодятся — в аудите, в налогообложении и т.д. Если у человека есть здоровые амбиции и способности, он может себя проявить.

— То есть вы даете возможность каждому проявить себя? Но не станет ли такое пристальное внимание к предприятиям дестабилизирующим фактором для них?

— В наших интересах — помогать им развиваться, предупреждая возможные ошибки, а не мучить потом финансовыми и иными санкциями. Я считаю, что в такой ситуации и ради пользы дела налоговый инспектор должен не просто выполнять свой долг автоматически и бездумно, а тщательно разобраться, что происходит на каждом из "вверенных" ему предприятий. Чтобы хотя бы навскидку, но в любой момент мог сказать, что там делается (или не делается!) сейчас и что можно предложить для улучшения их конкретного бизнеса.

— Но это, извините, уже называется консалтингом… Если вы помогаете предпринимателю наладить бизнес, я понимаю, что это и для казны выгодно. Но в любой цивилизованной стране такие советы ценятся на вес золота.

— Я далек от мысли, что мы, особенно если это уровень рядового инспектора, сильно поможем поднять чей-либо бизнес. Но мы, во-первых, не навредим, а, во-вторых, предупредим какие-то вредные шаги наших "подопечных", которые они делают чаще всего по незнанию нюансов законодательства. То есть мы можем их подстраховать. И хотя сейчас всячески муссируется тема коррупции, она касается лишь нездорового сращивания власти и коммерции. А когда такая страховка нацелена на оптимальное соотношение контролирующего органа и налогоплательщика, так и должно быть. Если это идет на благо и предпринимателям, особенно небольшим, и государству — именно в русле развития президентской программы поддержки малого и среднего бизнеса, — считаю, данный процесс нормальным исполнением служебного долга. И мы к этому идем.

— Значит, эта работа поможет бороться с таким явлением, как минимизация налогов?

— В своих прежних материалах, например, с моим заместителем, вы уже подробно освещали тему минимизации налогов. Мы абсолютно четко отделяем "зерна от плевел". И, видя, где крупный объем, но и крупный платеж, не мешаем, а только подстраховываем. А вот там, где много денег крутится, но в бюджет идет "ноль" сборов, туда направляем наше супервнимание и оперативно разбираемся, что происходит.

Кстати, мы еще недостаточно, считаю, глубоко прикоснулись к вопросу этого соотношения: крупные объемы — малые платежи. Часть налогоплательщиков минимизируют налоги и рады недопоказать все объемы и недоплатить казне, оставив в тени (в кармане) побольше прибыли. Но крупные производители Украины, которые поставляют товары, к примеру, нашим оптовикам для дальнейшей реализации, не могут не прогнать полученные за них деньги через банк. А не показать их в своем объеме продаж — значит уронить, в первую очередь, свою "марку" и попасть в "черный список" в масштабах страны. А там, смею заверить, затем вся их деятельность будет рассмотрена, как под микроскопом. То есть все больше предприятий понимают: не показывая официально всю прибыль, можно крупно пострадать или вообще "погореть".

— Вы сейчас накапливаете такой «доказательный материал» или уже что-то запущено «в дело»?

— И накапливаем и запускаем.

— Ваши инспектора будут прикрепляться к определенным предприятиям на небольшое время или «сядут» на них надолго? Предусмотрена ли их ротация? Как часто?

— В наше время говорить о чем-то длительном — весьма проблематично. Это раз. Во-вторых, любое "долго" имеет две стороны, и я понимаю подвох в вопросе. Первая сторона: хорошо узнал и разобрался на благо делу. Вторая: хорошо знаешь и "подружился" в личных интересах. Чтобы избежать второго, у нас есть непосредственные контакты и общение "кураторов" и субъектов предпринимательской деятельности, а есть плановые аудиторские проверки, которые и призваны отделять полезную страховку от злоупотребления. Правда, при нынешнем объеме проверок плотно контролировать все полтысячи плательщиков даже за год физически невозможно. У каждой машины есть своя мощность. И мы, проводя аудиторские проверки, четко представляем себе их коэффициент полезного действия (КПД). Так вот, если 500-й плательщик приносит казне по тысяче-полторы гривен в месяц, то 400-й ушел от него по объемам декларируемой валовой прибыли недалеко. Поэтому мы, ради того же КПД, в интересах бюджета, акцентируем внимание прежде всего на крупных плательщиках. А мой анализ уже показал, что до некоторых субъектов предпринимательства мы не доходили на протяжении 4-5 лет, а то и вообще со времени их регистрации как ЧП или ООО. Для любого предпринимателя проверка — это оценка его деятельности, своеобразная тренировка его сил и возможностей. А многих мы не то что не проверили ни разу, даже не "потренировали" таким образом. Мы не дали им понять, что такое контроль и настоящий аудит. И знаем о таких предпринимателях лишь то, что записано в их налоговой истории. А оказывается, они для нас очень важны. Потому что они — неотъемлемая часть общего объема поступлений. Над исправлением этой ситуации мы сейчас и работаем.

— И много еще таких «терра-инкогнито»?

— К сожалению, немало… В то же время проводится политика содействия малому бизнесу, о которой я уже упоминал, — не трогать, если предприниматель платит. Но есть так называемая "бюджетная роспись", согласно которой я вынужден искать способы увеличения поступлений ради выполнения постоянно повышающихся заданий. И если замечено, что предприниматель на протяжении нескольких лет отдает государству одну и ту же сумму, одновременно расширяя свое дело, я считаю себя вправе поинтересоваться, почему бы ему не поделиться с казной большей частью прибыли от возросших объемов? Согласитесь, это справедливо. Так что "табу" на "благонадежных" не может быть вечным. Есть анализ деятельности, есть и необходимость концентрации внимания даже на бывших передовиках и некрупных плательщиках. Это специфика района. Даже ГНА Украины учитывает этот фактор при сравнении спектра плательщиков: если в столице "фильтр" поставлен на VIP-субъектах с оборотом не ниже 120 миллионов в год, то у нас — с 20-миллионным, в Крыму — с 80-млн. То есть разница, как видите, весьма существенная. На этом фоне, естественно, для Ленинского района важен и 400-й в нашем списке субъект хозяйствования со 100-тысячным годовым оборотом.

— Вы предложили проявить себя своим инспекторам почти два месяца назад. Кто-то уже выделился?

— Это проект, который запущен в работу. И о результатах пока говорить рано. Но скажу, что дельное уже предлагается. Да и оптимизация штатов за счет уменьшения количества руководителей (было до 30% от общего состава) без изменения числа работников налоговой явно пошла на пользу делу.

На днях, например, не секрет, что мы коллегиально, вместе с налоговой милицией, обсуждали проблемы, связанные с предприятиями района, занимающимися экспортом металлолома. Есть разбирающиеся досконально во всех схемах специалисты. Мы наметили план действий, назначены руководители рабочих групп. Далее — по графику намеченных мер. Цель — определить источники происхождения металла, отследить цепочку начисления, чаще всего незаконного, НДС. Конечно, нам нереально дойти до пресловутого какого-то бомжа, который принес и сдал. Но оценить и доказать реальный доход и прибыль наша основная задача.

Чем компенсировать несовершенство законодательства в этой области? Только глубоким подходом. Вот мы и решили оценить весь техпроцесс, производственные мощности: сколько спрессовано, сколько выплавлено, какова пропускная способность площадок и т.п. И какие цены наконец! Почему за рубежом она уменьшается до среднемировой, но через границы проходит, как правило, в 2-3 раза выше этого уровня? Таким образом, мы ставим задачу оценить реальную доходность каждого популярного вида бизнеса и определить возможные в будущем объемы поступлений от них в бюджет. Если мы, скажем так, сможем поставить себя на место менеджеров таких предприятий и поймем механизм прибыли и ее минимизации в каждом конкретном случае, то сможем перекрыть источники утечки средств в тень. И первый шаг всегда миролюбивый: "Уважаемый предприниматель! Мы все знаем, давай-ка придем к консенсусу!" И если нет еще реального ущерба государству, а человек идет навстречу, диалог получается. И я, и мои сотрудники хотим, чтобы предприниматели четко усвоили: проблем от неуплаты налогов будет гораздо больше, чем мимолетный выигрыш от самостоятельной минимизации налогов.

— То есть вы хотите постепенно ввести участников процесса налогообложения в русло честной игры?

— Да. Поймать курицу, сварить и съесть всегда легко, но ведь она несет яйца, которые со временем могут стать золотыми…

Добавлю: как бы ни был я загружен сам, есть телефон приемной — всегда можно договориться о личной встрече, если дело того требует. И лишний раз закрытая дверь к начальнику ожесточает людей больше, чем грубость или штрафы. Поэтому я всегда проповедую политику открытых дверей и нормального человеческого общения.

— Успехов вам! И спасибо за информацию.

Другие статьи этого номера