Лидия ТИХОЛАЗ: «Данный Богом талант нельзя «зарывать в землю». Его по кусочкам надо раздавать людям, которые в этом нуждаются»

Из редакционной почты:
«3 декабря — Международный день инвалидов. Очень прошу вспомнить севастопольскую художницу Лидию Тихолаз, которой сейчас, наверное, уже около 55 лет. Я познакомилась с ней в 1970 году, когда ей было около 20 лет. Жила Лидия с родителями, бабушкой и сестричкой Таней, которая после окончания школы пошла работать на станцию размагничивания в пос. Голландия. Таня и рассказала нам о своей старшей сестре.
Лидия — инвалид, которая с трудом управляет только одной ногой (кажется, левой). И эта совершенно беспомощная девушка умудрялась рисовать картины, хотя самостоятельно не могла одеться, умыться, расчесаться. Родители работали, поэтому Лидии помогали младшая сестра и бабушка. Жили они в частном доме в Троицкой балке. Видимо, там был сад-огород, где летом с утра до вечера находилась Лидия. Руки девочке были неподвластны, поэтому она научилась рисовать окружающие ее цветы ногой. Позже я была на двух ее выставках, и, если бы перед этим собственными глазами не видела Лиду за работой, ни за что не поверила бы, что эти картины созданы ею.
Таня помогла Лидии окончить среднюю школу заочно, добилась, чтобы сестра окончила художественный вуз (кажется, ей даже звание присвоили — я об этом лет 25 назад прочитала в газете). Потом мы разъехались, связь прервалась. А недавно я через «Горсправку» узнала, что Лидия Тихолаз проживает в доме N22 по проспекту Октябрьской Революции. Должен быть и телефон, но я его не узнавала, так как боюсь не удержаться и позвонить, а толку от меня уже никакого (мне 77 лет).
К вам обращаюсь потому, что часто вижу деток-инвалидов. Мамы за ними ухаживают, но беда в том, что ничему не учат. Как же им потом жить-то придется? Сразу вспоминаю Лидию, ее сестру Таню, которая после школы никуда не поступала учиться, а пошла работать, чтобы иметь деньги и возможность помогать старшей сестре. Помню, она без конца была озабочена тем, где купить краски, бумагу и кисти, чтобы Лидия работала, развивала и совершенствовала свое мастерство. Я думаю, об этом стоит написать в газете. А как считаете вы?
С уважением
Елена Никифоровна Зинченко».

О встрече с Лидией Андреевной Тихолаз мы договорились без особых проблем (она человек контактный). В назначенное время вместе с хозяйкой дома в прихожей нас встретил черный двухмесячный котенок. Василий Алибабаевич (как его нам представила хозяйка) оказался на редкость шустрым созданием, то и дело норовящим забраться на колени.

— Вы ему понравились, — улыбается Лидия Андреевна. — Мы его на улице нашли. Совсем крошечным был, на ладошке умещался. Увязался за мамой, когда она домой возвращалась, до самых дверей с ней дошел, мы его и оставили.

Лидия Андреевна проживает в квартире вместе с Екатериной Константиновной, которой 1 декабря исполняется 81 год. В этот же день отпразднует свое 55-летие и сама Лидия Тихолаз.

— Мы с мамой вместе день рождения отмечаем, — говорит Лидия Андреевна. — И вообще семья для меня многое значит. Ведь от того, как тебе преподнесут мир, зависит твоя судьба. Так получилось, что я воспитывалась среди пожилых людей, молодежь меня обходила стороной. А чем старше человек, чем он больше открыт и доступен, тем большему он может научить молодых. Меня старшие научили мудрости, научили жить.

— Наверное, жизнь преподносила вам не только добрые, но и суровые уроки?

— Конечно, всякое бывало. Самой большой удачей я считаю то, что мне удалось воплотить в жизнь свою детскую мечту. Мне очень хотелось стать художницей. Рисовать я начала с трех лет. Ходить еще не могла, а с карандашом управляться научилась. Руки не работали, но я видела красоту окружающего мира и очень хотела показать ее остальным. Начала рисовать ногой. Когда мне исполнилось 16 лет, знакомая отправила мои рисунки своему другу-художнику, после чего от него я получила бандероль с пособиями по изобразительному искусству и письмо… Оно было такое теплое, доброе, будто он всю жизнь ждал, когда я пришлю ему свои каракули. Присланные пособия мне очень помогли. Когда сестра отнесла мои рисунки в детскую художественную школу с просьбой взять меня на обучение, ей сказали, что мне там делать нечего. Что я уже сложившийся художник и учиться мне надо в Москве. Отправила свои работы в Московский университет имени Крупской, и через некоторое время пришел ответ: "Вы зачислены на подготовительный курс!" Так и началось мое обучение. Теперь я — заслуженный художник Украины, дипломант международного конкурса "Филантроп" в г. Москве. Но больше всего я дорожу своей первой наградой, которую получила в 1978 году на Всесоюзном фестивале народного творчества в г. Москве. Там я стала лауреатом, получила диплом 1-й степени и медаль.

— Но ведь, кроме триумфов, наверное, были и горькие моменты?

— Горько было, когда навсегда уезжала из родной деревни в Рязанской области, осознавая, что больше никогда сюда не вернусь. Было горько от пребывания в киевской клинике с ее черствым медперсоналом. Тогда мне было 19 лет, предстояла опасная операция. Врач мог честно предупредить, что положительного результата не будет, сказать: "Девочка, живи, как можешь, не надо ничего делать!" Но он промолчал, сделал операцию, после которой мне стало еще хуже. Сейчас я горько сожалею об этом. А еще горько оттого, что жизнь проходит, а надежной опоры нет. Мама часто болеет, все время приходится решать какие-то проблемы, и времени на творчество остается совсем мало.

— Несмотря на все трудности, вы продолжаете рисовать. Интересно, сколько картин написано вами?

— Точно сказать не могу, но много. Примерно шестьсот.

— Среди них есть любимые, с которыми ни за что не расстались бы?

— Есть. Самая любимая — "Однажды в таборе". Но так получилось, что именно с ней мне и пришлось расстаться. Она большая, 2 на 1,5 метра, осталась в Москве. Именно с этой картиной связаны самые сильные мои переживания. После неудачной операции в Киеве я лишилась возможности рисовать. А так хотелось! Мне всегда нравились цыгане, их песни, манера разговаривать. Я днями сидела у окна, видела, как возвращается из поездок с огромным этюдником через плечо моя соседка-художница. А сама заняться любимым делом не могла. Я рыдала до икоты, а потом решилась, взяла пальцами ног авторучку и провела первую после операции линию. Линия получилось кривой, но с Божьей помощью после этого я опять начала рисовать. Через семь месяцев картина была готова.

— Бывая на персональных выставках, часто приходится слышать, как художники-инвалиды говорят, что многому научились у вас…

— Мои ученики действительно достигли высокого уровня профессионального мастерства. И я рада за них. По собственному опыту знаю, как важно для человека, чтобы рядом был друг, который по-доброму подтолкнет к занятию любимым делом. Я ведь в детстве не только рисовала, но и стихи писала. Но поэтесса, которой показали мои работы, прислала ужасное письмо. В каждой строчке — критика, и ни слова о том, как надо писать, с чего начинать. Так что из двух увлечений я выбрала изобразительное искусство. Хотя и стихи иногда пишу. И помог определиться мне художник, который прислал доброе письмо с рекомендациями.

— То есть можно сказать, что призвание человека в том, чтобы помочь другим людям осуществить мечту?

— То, что вы сейчас сказали, — это мелочи. Я бы сказала так: "Господь дает человеку жизнь, дух, а если еще одарит и талантом, то его ни в коем случае нельзя "зарывать в землю". Мы берем талант у Господа взаймы, и отдавать его надо вдесятеро. Божий дар надо развивать, нести людям, отдавать по кусочкам тем, кто в нем нуждается. Только тогда можно считать, что жизнь не прошла даром.

— Лидия Андреевна, вы щедро делитесь с другими своими знаниями. А в чем нуждаетесь сами? Социальный работник Лариса, которая помогает вам по дому, говорит, что вашей семье нужна помощь в проведении ремонта в квартире. Да и необходимые продукты питания, лекарства на вашу пенсию не купишь…

— Возможно, мой ответ покажется вам смешным… Я мечтаю о цветном телевизоре. У нас есть, но очень-очень старый, который невозможно смотреть. Мы с мамой практически не выходим из дома, телевизор для нас — это окно в мир. Понимаете, можно прожить в квартире без ремонта. Чтобы быть сытым, можно съесть тарелку пельменей с мясом, а можно просто кусок хлеба с водой. Можно жить среди старых вещей и не падать от этого в обморок. Все это — быт. А основное богатство человека — это душа. В Библии сказано, что самое большое богатство, данное Богом, — это телесное и духовное здоровье. Все остальное мелочи. Без материальных благ можно обойтись, а вот без пищи духовной — нет…

Елена ИВАНОВА.

Из досье редакции

Лидия Андреевна Тихолаз родилась в 1950 году в Рязанской области. Окончила Московский университет им. Крупской по специальности "руководитель изостудии". Заслуженный художник Украины, лауреат и дипломант многих отечественных и международных выставок и конкурсов. За мужество и стремление к жизни награждена дипломом Юрия Гагарина. Руководитель изостудии "Надежда". Награждена почетным знаком Министерства труда и социальной защиты Украины.

Р.S.

Коллектив редакции поздравляет Лидию Андреевну и Екатерину Константиновну Тихолаз с днем рождения. Счастья, здоровья вам и осуществления всех желаний! Пусть в вашей жизни будет много светлых дней.

Другие статьи этого номера