Цитадель раскрывает тайны

На территории так называемой цитадели Национального заповедника «Херсонес Таврический», которую археологи изучают уже почти сотню лет, сделано сенсационное открытие. Здесь обнаружены остатки претории — священного дворца, где, судя по всему, жили представители правящей и судебной власти.

Уникальная находка

Постройка, обнаруженная харьковскими археологами, расположена в юго-восточном углу городища. Раскопано уже три крупных помещения. Среди находок — архитектурные детали, крупные камни-обкатыши, предназначенные для камнеметных машин, пробный камень ювелира, обломки плинфы — широкого плоского обожженного кирпича, применявшегося в Византии в эпоху раннего средневековья, раствор-цемянка, а также разнообразный керамический материал, который ученые относят к VII- IX вв.

Одна из стен древнего здания выполнена в технике opus mixtum (кладка, предполагающая чередование плинфы и камня). Верхний слой цемянки над уцелевшей плинфой сбит полностью, вероятно, при перестройке.

"Можно заключить, что открыто ранневизантийское здание, пережившее два строительных этапа, — обобщает полученные данные начальник экспедиции, профессор Сергей Сорочан. — Построенное в VII в., оно погибло в результате сильного пожара в первой трети — первой половине IX в. Мощные слои гари и пепла прослеживаются во всех трех помещениях, особенно в центральном. Примерно в середине IX в. здание перестроили по плану предыдущего. Стены снесли (остатки кладки opus mixtum в массовом количестве представлены в раскопанных помещениях в качестве подсыпки). Поверх старых возвели новые стены, местами уже предыдущих. Их сложили не на извести, а на земляном растворе. Здание просуществовало недолго — примерно через 30 лет, в последней четверти IX в., его разобрали. На месте старого претория образовалась площадь, а рядом возвели монументальный архитектурный комплекс, известный ныне как преторий конца IX-ХI вв., открытый Инной Антоновой в 80-е годы прошлого века".

Это предположение ученого подтверждает строгая планировка найденных помещений. Почти квадратные и просторные, они тянутся размеренной анфиладой — так же, как и два ряда комнат претория X-XI вв. Судя по всему, оба здания носили общественный, административный характер и имели аналогичное название. "Получается, что мы обнаружили следы первого по времени претория, воздвигнутого почти в центре цитадели", — заключает профессор.

Находка позволяет говорить о преемственности строительства цитадели. Оно было наполнено одним смыслом, ибо в здании раннего претория, как и в построенном позже, скорее всего, размещались местные правящие и судебные власти. Это следует из конституции Льва I, вероятно, от 471 г., включенной в кодекс Юстиниана.

В документе сказано: если община, то есть город-полис, располагает священным дворцом или преторием, тогда управление и судьи занимают для обитания не покинутые дома частных лиц, а "…всеми способами заселяют священнейшие дворцы или претории, так как эта необходимость побуждается потребностью предусматривать их восстановление".

Преторий, отмечают письменные памятники ранневизантийской Таврики, предназначался для "…долженствующих быть полученными (от налогоплательщиков) и сохраненными продуктов или для дела иной необходимости". Под необходимостью применительно к Херсону могло подразумеваться размещение управленческих структур той эпохи, правителей и судей, а также имперских офицеров. К ним относились комит, а позже дукс — военный наместник, наделенный гражданскими полномочиями, своеобразный военно-гражданский губернатор области.

Он обладал высшей юридической властью в отношении солдат, военной властью на территории Таврики, выполнял фискальные и связанные с налогообложением судебные функции, в той или иной мере контролировал сбор налогов и выполнение повинностей, взимал недоимки, проверял финансовую деятельность курий, назначал управляющих — простатевонтов, следил за чеканкой монет и церковным управлением, организовывал общественные торжества, заботился о поддержании общественных дорог, строительстве, о мире и спокойствии на территории вверенной ему административной единицы.

Судьи, разместившиеся в претории, обязаны были судить по законам империи, консультировать население по юридическим вопросам, доводить до подданных смысл новых законодательных актов.

"Для отправления всех этих многообразных дел могло служить административное здание в центре цитадели, пережившее два строительных периода и эпоху темных веков, когда оно находилось в ведении, вероятно, архонтата, его оффикия (руководителя канцелярии). В

40-е годы IX в., до постройки нового комплекса претория, оно приняло фемные власти (византийскую администрацию того времени), секрет стратига (военный штаб), первым из чиновников, если верить византийским источникам, был протоспафарий Петрона Каматир", — считает Сергей Сорочан.

В этом случае объект, обнаруженный в цитадели, можно считать уникальным по значимости.

Продолжение следует

Работы археологов в цитадели Херсонеса Таврического продолжаются.

Если проанализировать результаты исследования прилегающих к раннесредневековому преторию территорий, раскопанных экспедицией ранее, можно надеяться на интересные находки римского времени в слоях, расположенных ниже раннесредневековых.

Уже сейчас можно говорить о том, что в римский период на территории херсонесской цитадели существовало большое по размеру здание: стена, которая входит в открытый нынешним летом раннесредневековый преторий, хорошо прослежена и во время раскопок римских слоев Южной площади в 1996-1998 гг. Для чего была предназначена постройка, ученые надеются узнать в следующем полевом сезоне.

Другие статьи этого номера