Роман Мархолиа: наш человек в Кремле

Севастопольским театралам и любителям культуры не нужно представлять Романа Мархолиа — в памяти остались его великолепные постановки на сцене театра им. А.В. Луначарского. Неповторимая фантазия, филигранная разработка, истинное уважение к авторскому тексту и тонкий вкус — все это привлекало зрителей к спектаклям, поставленным этим уникальным режиссером. Но когда мы встретились с Романом Мархолиа в его очередной приезд в Севастополь, то вновь с сожалением говорили о так и несостоявшемся его балаклавском проекте. Напомним читателям: Роман Мархолиа и его друг Сергей Макряшин, влюбленные в Балаклаву, разработали долговременную программу проведения в этом сказочном месте фестивальных праздников. Благо поводов для таких торжеств в древнем городе предостаточно! Исторические, литературные, морские, патриотические… Праздники для взрослых и детей, для экскурсантов и туристов. «Единомышленников (причем весьма известных деятелей искусства) у Мархолиа оказалось много как в ближнем, так и в дальнем зарубежье. Дело оставалось за размещением культурного центра, который они планировали обосновать в уже давно не функционирующем кинотеатре «Родина». Авторы проекта намеревались купить это здание у города. Были представлены все проекты, предложения и средства. Однако горсовет не дал разрешения на это. Может, депутаты сомневались в состоятельности претендентов? Вряд ли. Скорее, на горизонте маячило некое лицо, планирующее открыть на набережной очередной отель или ресторан. Мархолиа и Макряшин вынуждены были расстаться со своей балаклавской мечтой.

Обидно? Бесспорно!

Потеря? Естественно!

Но потеря, как оказалось, не для инициаторов проекта, а для нашего города. За последнее время Сергей Макряшин, не получив старого здания в Балаклаве, вложил средства в мюнхенский театр "Райтхалле" и оказался его совладельцем. А Роману Мархолиа предложили стать арт-директором фестиваля искусств "Кремлевская ассамблея" в Большом Кремлевском дворце в Москве.

— Основная идея фестиваля — возродить светскую жизнь Кремля, — рассказывает Мархолиа. — Большой Кремлевский дворец — удивительное место, там все залы носят отзвук различных эпох. Испокон веков внутри Кремля был город и была жизнь, связанная с различными публичными событиями — коронацией, светскими приемами. В советское время все сменилось награждениями и банкетами. Я стал изучать историю, с головой ушел в архивы, "их" архивы. Листал коронационные книги XVII-XVIII веков, которые находятся в закрытых фондах. Естественно, чтобы попасть туда, требовались допуски, проверки. Было очень интересно, поскольку я копнул ту сферу жизни Кремля, к которой прежде мало кто прикасался. И то, что я почувствовал в исторических материалах, меня по-настоящему вдохновило. По сути, это моя старая тема — тема Фестиваля, тема Праздника. И особенно меня воодушевило то, с каким талантом, фантазией придумывался в былое время Праздник в Кремле. Все было продумано и организовано талантливо! Такая деталь: коронация Александра III, впервые в Кремле устанавливается иллюминация. Выходит на балкон императрица, неожиданно на веточке, которую она держит в руке, зажигаются лампочки, а потом, как бы от ее руки, вспыхивает огнями иллюминации весь Кремль. Все при-ду-ма-но! Умно, изящно, тонко! Над созданием праздничной атмосферы работали крупнейшие художники. Государь вникал во все тонкости, вплоть до репертуара, исполнявшегося придворным оркестром. Мне попались меню и программки, расписанные знаменитыми художниками Васнецовым, Самокишем. А на приемы в Кремль приглашались не только зарубежные высокие гости, но и просто москвичи. Кремль был открыт для разных сословий. Проводились всякие собрания, вплоть до благотворительных обедов. В советское время атмосфера изменилась, все стало более официальным, и флер Праздника ушел. Торжественность никуда не делась, конечно. Но это не все, за что народ так любил "государевы приемы".

Сейчас внутри Кремля что-то начало меняться. Пришла новая команда. Атмосфера стала более открытой, гибкой. Например, стали проводиться, как при европейских дворах, исторические военные дефиле, торжественная смена караулов. В развитии этого возникла идея фестиваля, который возродил бы светскую жизнь в Кремле.

Первый проект,

который осуществил Роман Мархолиа, получил название "Георгиевская музыкальная ассамблея". Она состоялась в самом сердце Кремля, в Георгиевском зале и на Соборной площади.

Георгиевский зал Большого Кремлевского дворца посвящен ордену Святого Георгия Победоносца — высшему военному ордену России. Зал был построен по проекту архитектора К.Тона. Орден Святого Георгия был учрежден Екатериной II. Он стал родоначальником целой серии воинских наград и знаков отличия, в том числе Георгиевского кормового флага. Кстати, первый такой флаг получил линейный корабль "Азов" под командой М.П.Лазарева, отличившегося в Наваринском сражении. На стенах зала — памятные доски с названиями 545 воинских соединений и именами более 11 тысяч Георгиевских кавалеров. И среди них много известных офицеров Черноморского флота.

— Передо мной, как режиссером, стояла задача сочинить действо, связанное с архитектурой Георгиевского зала и его тематикой. В основу программы легли песни и стихи "Во славу русского воинства". А когда сформировалась идея, то стали подтягиваться и свои люди. Я опять вспомнил Севастополь, где много работал с военными на "Херсонесских играх". Совместно мы проводили на этих играх парады и шествия. Вообще весь мой романтизм оттуда, со времен "Херсонесских игр". К счастью, в Москве тоже нашлись единомышленники, как в свое время в Севастополе. Соавтором проекта стал замечательный дирижер Валерий Халилов, начальник военно-оркестровой службы Вооруженных Сил РФ. Он подхватил идею, и мы с ним сочинили музыкальную ткань программы.

Большая удача —

участие в проекте народной артистки РСФСР Аллы Демидовой. Стихи Державина, Жуковского, Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Гумилева прозвучали в ее исполнении.

— Не знаю сегодня актрисы, которая могла бы читать стихи совершенней. Ну а "державные стихи" тем более. В этом случае секрет не только в уникальном мастерстве актрисы, секрет в масштабе ее личности. Интересно было сочинить своеобразный "балет" с участием роты специального караула Президентского полка. Церемониальные движения роты сопровождали чтение стихов и выступления музыкантов.

Начиналась программа со статута Георгиевского ордена, потом прозвучал знаменитый гимн России на стихи Г.Державина "Гром победы раздавайся!" Далее следовали песни царской армии и знаменитые полковые марши. Их исполняли мужской хор института певческой культуры "Валаам", военный показательный оркестр Министерства обороны, Президентский оркестр службы коменданта Московского Кремля, хор академического колледжа при Московской консерватории им. П.И.Чайковского — в целом около 300 участников.

Роман Мархолиа вместе с Валерием Халиловым придумал и вторую часть ассамблеи — праздник на Соборной площади. Именно там впервые была исполнена Торжественная увертюра П.И.Чайковского "1812 год" в сопровождении колоколов с колокольни Ивана Великого.

— Такого на Соборной площади прежде не было! Фантастическая атмосфера, ведь Соборная площадь камерная, там идеальная акустика. И вот на фоне грозового неба зазвучал сборный оркестр, и в сумерках, в лучах подсветки тревожно закружились, загудели птицы. А когда ударили колокола, зрители не могли скрыть своего восхищения. Тема этого праздника, как ни странно, связана не только с Москвой и Питером, но и с Севастополем, — продолжает Роман Мархолиа. — Тема государственности, тема патриотизма. И знаете, я сейчас даже вздохнул эмоционально, потому что пришлось заниматься проектом, связанным с позитивной идеологией. Согласитесь, очень тоскливо существовать вне перспективы, вне ощущения соединенности с обществом, с Отечеством. Сейчас даже как-то стыдно произносить высокие слова. А я в последнее время ловлю себя на удивительных чувствах, идея государственности вдруг для меня стала близкой. Этого не было никогда в жизни, я всегда находился в оппозиции, как это было принято у советской интеллигенции. Сейчас я кожей чувствую: хватит разрушать, наступило время для созидания.

Фестиваль "Кремлевские ассамблеи" будет продолжаться и далее в залах Большого Кремлевского дворца и на Соборной площади. У Романа Мархолиа, как всегда, множество идей. Рядом с ним его преданные друзья. Художником-постановщиком "Георгиевской музыкальной ассамблеи" стала Ирина Нирод, севастопольцы помнят ее по спектаклям в театре им. А.В. Луначарского. Это Ирина придумала длинный черный зеркальный стол, который установили вдоль классического 60-метрового Георгиевского зала, и вся мизансцена вечера стала похожа на тайную вечерю. Эмоциональный эффект усиливался благодаря фантазии художника по свету Сергея Макряшина. Продюсером проекта выступил Юрий Мархолиа, имеющий большой опыт работы на телевидении, брат Романа.

Сейчас вся команда работает над следующими проектами. По материалам "Георгиевской ассамблеи" снят телевизионный фильм.

В планах

Романа Мархолиа-"пройтись" по всем кремлевским "орденским" залам. На очереди — Владимирский (Итальянский) зал, который соединяет Грановитую палату и Георгиевский зал. Назван этот зал в честь Святого Владимира, который принес христианство в Киевскую Русь и тесно связан с Херсонесом. Родилась мысль итальянского вечера., А далее Роман Мархолиа уже мечтает об организации крупного летнего фестиваля классической музыки, считает, что проводить такой на Соборной площади сам Бог велел.

Во время нашей беседы в Севастополе он много и увлеченно говорил о своих задумках. То один проект, то другой. А потом вдруг неожиданно переключился:

— Приезжаю в Севастополь, здесь хорошо думается. Свой город. Такого обаяния, как в Балаклаве, нет нигде. И, честно говоря, мое безумие по поводу Балаклавы продолжается. Надеюсь все же в следующем сентябре устроить фестиваль в штольне. Эта идея получила поддержку у моих зарубежных друзей.

Другие статьи этого номера