Ветры в Балаклаве

«Каждый рыбак расскажет вам о ветре или цвете неба такое, что вы закачаетесь!»
(К. Паустовский, «Черное море»)
Реликтами, как известно, называют представителей давно минувших эпох. Обычно они берутся под охрану как памятники прошлого. Знатокам природы Крыма известны реликтовые животные и растения. Реликтовыми могут быть и топонимы, то есть географические названия. Но мало кто знает, что у нас на полуострове сохранились названия местных ветров, дошедшие к нам из давнего прошлого.

Автор "Словаря ветров" Л.З.Прох (1983 г.) приводит некоторые такие названия. Отдельную страничку, представьте себе, в нем занимает параграф "Ветры в Балаклаве". Автор сообщает, что наиболее употребляемыми названиями местных ветров в городе листригонов являются следующие: тримунтан (С), греба-левант (ВСВ), леванти (В), береговой (ЮВ), широко и острия (Ю), морской (ЮЗ), поненти (З), маистро (СЗ). Далее автор выдвигает предположение, что эти названия "были принесены в древности греческими рыбаками". К сожалению, Леонид Прох не уточняет, какую из трех волн греческой колонизации он имел в виду. Мне, в прошлом жителю Балаклавы, было интересно узнать, откуда автору книги стали известны старые термины. Ответ на этот вопрос я нашел в повести А. Куприна "Листригоны". Коля Костанди — один из греков-рыбаков — объяснил писателю "разницу между направлением и свойствами ветров: леванти, греба-леванти, широко, тремонтана, страшная бора". Так, художественное произведение стало прибежищем для метеорологических терминов.

Попробуем разобраться в исторических корнях специфических названий. Смело можно отмести гипотезу об античных греках. Моряки древнего Херсонеса и бухты Сюмболон-Лимне, как тогда называлась Балаклавская бухта, называли ветры по-другому.

Как именно? Ответ можно найти на городском холме, рассматривая знаменитую Башню ветров. Там ветру каждого из восьми направлений соответствует своё божество. И в те времена для объяснения причин ветра не было нужды размышлять об областях высокого или низкого атмосферного давления. На вопрос: "Почему дует ветер?" древнегреческий мальчик ответил бы: "Борей гневается" или "Зефирос даровал попутный ветер". Он хорошо знал имя каждого божества, ответственного за свое направление, и мог бегло назвать: Борей (Апарктий) — северный, Апелиотис (Афелий) — восточный, Нот (Нотос) — южный, Зефирос — западный. Были свои божесва и у ветров промежуточных румбов.

Во времена римского присутствия в Балаклаве ( I-III в.в. н. э.) моряки стали называть ветры в бухте Символов уже иначе. Как пишет Л. Прох, в Древнем Риме ветры поменяли хозяев — богов: северный стал называться Аквилон, восточный — Соланус (Солнечный), южный — Аустер, западный — Фавоний. После распада Римской империи на Западную и Восточную, Крымский полуостров попал в сферу влияния Византийской империи. Моряки этого государства вплоть до X века пользовались древнегреческими названиями ветров. Об этом пишет Ветрувия в трактате "Геопоника" ("Византийская сельскохозяйственная энциклопедия"). Таким образом, можно исключить из числа возможных "прародителей" названий балаклавских ветров античных и раннесредневековых жителей этого уголка Таврики.

Время шло. Христианская религия окончательно сместила языческих богов, в том числе и "заведующих" ветрами. Но как-то называть ветры надо было. И вот на берегах Средиземного моря стали появляться новые названия воздушных потоков. Логично предположить, что в первую очередь эти названия были жизненно необходимы морякам двух главных морских держав европейского средневековья, двух республик — Венеции и Генуи. Теперь эти города являются частью Италии, а итальянский язык, как известно, имеет в своей основе латынь. Поэтому не случайно, что некоторые названия ветров в современной Италии имеют латинские корни. Дующий долгими зимними месяцами свежий северо-западный ветер уважительно звался Главным, по латыни — magister. Правда, потом он стал звучать по-другому: Маистра (Маистро). Северные берега Средиземного моря гористые, поэтому ветер с севера дул с гор. Это нашло отражение в названии — Трамонтана (от лат. trans-monters — "за горами").

Иногда, ветер получал имя по названию страны, со стороны которой он приходил. На востоке Средиземного моря в древности лежала богатая страна-Левант. Следовательно, ветер с востока стал называться Левантес, Левант. По той же причине сeвepo-восточный ветер именовался Грегор, Грек, Греус, так как именно в том направлении от Апеннинского полуострова лежала Греция. "Ну, — скажут некоторые, — теперь понятно, кто дал названия балаклавским ветрам: генуэзцы!". Действительно, более 150 лет хозяйничали на крымской земле предприимчивые венецианские и генуэзские купцы, а последние даже успели возвести над Балаклавской бухтой крепость Чембало. Но мы всё же не будем спешить отсчитывать возраст реликтовых названий ветров с XIV века, т.е. со времени появления генуэзцев в Балаклаве. В 1475 году Балаклава и весь южный Крым фактически становятся частью Оттоманской империи. Генуэзцы были полностью истреблены. Балаклава получает свое современное имя, означающее с турецкого "Рыбий садок". И названия ветров, которыми пользовались новые хозяева бухты — турецкие моряки, были свои, тюркские. Но и они не задержались на берегах извилистой бухты надолго.

После Кучук-Кайнарджинского мира (1774 г.) в Балаклаве в очередной раз произошла полная смена населения. Турки покинули полуостров, и Балаклава обезлюдела. Но ненадолго. Вскоре в Балаклаве поселяются архипелагские греки. Это были те самые греки, жители островов Восточного Средиземноморья, которые активно помогали России в войне с Турцией 1768-1774 гг. Опасаясь расправы, часть из них отправилась на кораблях Российского флота к крымским берегам, где и поселилась, в том числе и в Балаклаве. Переселенцы (моряки, рыбаки, воины) стали давать нашим черноморским ветрам привычные для себя и для всего Средиземноморья названия. Новогреческий язык в течение нескольких веков тесного общения с языками моряков Южной Европы вобрал в себя общие термины. Так, в Крыму и на берегах Азовского моря, где также были расселены архипелажцы, появились следующие названия ветров: Грегор, Леванти, Острия, Гарбий, Поненто, Маистро.

Со временем в разных уголках Крыма стали появляться свои, местные названия ветров. Обычно их имена связаны с названиями гор, перевалов или населенных пунктов, откуда они дуют. Старые ялтинцы назовут северный ветер в долине реки Дерекойка Климат, северо-западный в ущелье Учан-Су — Маистро, северо-восточный с Массандры — Грего-трамонтан. Жители Балаклавы устойчивый несильный дневной бриз (с моря) называют Морской. Противоположный ему ночной ветерок — бриз — стал называться соответственно Береговым. Лоцией 1848-1850 годов Бутакова и Шестакова рекомендуется парусным судам выходить из бухты утром, пока дует Береговой. Эта же лоция предупреждает остерегаться порывов жесткого ветра, дующего из оврага Шайтан-дере, что находится восточнее входа в бухту.

Военные потрясения, последующие репрессии огненным смерчем прошли по судьбам крымских греков и болгар — носителей специфических (так и хочется сказать — реликтовых) названий ветров. И всё реже и реже в наше время звучат, мелодичные морские словечки: "тримунтана", "широко" (искажённое слово сирокко), "джигурино". (Кстати, последний термин, обозначающий мёртвую зыбь, не вошёл в "Словарь ветров". Автор статьи нашёл его в рассказе "Светлана" Александра Куприна, который хорошо знал жизнь и быт балаклавских рыбаков-листригонов). И такое обеднение нашего языка вызывает сожаление. Старинные названия ветров, пришедшие к нам из давнего прошлого, это памятники истории Балаклавы, которые создают её неповторимый колорит.

Другие статьи этого номера